facebook vk instagram youtube google+ ok

  • г.Гомель, ГЦК, ул.Ирининская, 16, комната 4-9
  • +375 29 6911419

  • meridian.nadejdi@gmail.com

ЧСБУО “Центр "Меридиан надежды” - некоммерческое учреждение онкопомощи пациентам, их семьям и врачам. Организация создана небезразличными людьми, знают о проблемах онкопациентов и их родных не понаслышке.

Понедельник...
Начало рабочей недели...
Дождливо и холодно...

А вот на душе - совсем не так...
Тому причиной - удивительное утреннее событие:
впервые получила подарок,
от кого никогда не ожидала...
И, вероятно, никто из нас не ждет...

Обычно это они просят и нуждаются...
И почти никогда не подают сами...

По пути на работу в подземном переходе
мне встретился тот,
кто обычно с протянутой рукой...
Молча...
без ног...
в инвалидной коляске...
Перед ним - маленькая коробка,
куда на бегу летит мелочь,
наскоро вытаскиваемая из карманов и кошельков...
Все спешат - кто куда...
Ясное дело - утро...

Мелочи под рукой у меня нет,
а вот глазированный сырок, который только что купила -
в самый раз пригодился...
Ну, хоть чем-то порадовать бедолагу
в такой мерзопакостный день...
Быстренько ложу ему свой сладкий подарочек
на обрубки ног...
И неожиданно для себя получаю...
его улыбчивое "спасибо" и маленький листок,
на котором что-то написано...
Читать некогда -
опаздываю на работу...

А вот сейчас, сидя в своем кабинете,
прочла...

Мой случайный-подземный-безногий-даритель
Подарил мне...
Хорошее настроение:

***
ВКУСНО
(Рецепт на каждый день)

Берем 1 день и хорошо очищаем его
от зависти и ненависти,
от огорчений, жадности, упрямства,
эгоизма и равнодушия.
Добавляем три полные ложки Оптимизма +
большую горсть Веры +
маленькую ложечку Терпения +
несколько зерен Терпимости +
щепотку Вежливости и Порядочности
по отношению ко всем.
Всю получившуюся смесь заливаем сверху
ЛЮБОВЬЮ.
Сейчас, когда блюдо готово,
украшаем его лепестками цветов
Доброты и Внимания.

Подаем ежедневно с гарниром
из теплых слов и сердечных улыбок...
...
Вкусный сырок - взамен на светлый день...
Замечательный утренний обмен!
Всем нам - доброго Времени!
Четверг, 12 Декабрь 2013 20:31

Белые медведи

В уютных лапах ДРУГА!....

http://www.snowaddiction.org/2013/11/why-are-not-these-two-natural-adversaries-fighting-viciously.html

ПЕРЕД СМЕРТЬЮ
в душе человека
может произойти кардинальная трансформация


__________________

Что переживают пациенты хосписа, знающие или только догадывающиеся о своем скором уходе из жизни? Как можно помочь им справиться с этой мыслью, принять ее?

Об этом - наш разговор с врачом-психотерапевтом ГУ «Больница паллиативного ухода «Хоспис»
Татьяной РОЖОК.
__________________

- Умирающие люди – это всегда учителя.
Они учат молчать и слушать. Каждое слово.
Потому что смотрят в вечность,
видят и слышат ее со всеми истинами и тайнами.
И когда находишься рядом с уходящим человеком-мостиком из одного мира в другой,
эту глубину чувствуешь кожей, - говорит Татьяна Рожок.

САМЫЙ ГЛАВНЫЙ ЭКЗАМЕН

- Врач-психиатр Элизабет Кюблер-Росс,
наблюдавшая долгие годы за уходящими пациентами,
открыла пять стадий переживания предстоящей смерти.
Поначалу это шок и отрицание, потом гнев,
затем начинаются поиски разного рода компромиссов,
далее наступает время депрессии,
и, наконец, приходит принятие*.
Знание этих стадий помогает специалисту,
а также близким людям находить правильные слова
и совершать правильные поступки.
Протекание этих стадий у каждого человека индивидуально,
здесь все зависит от внутренних ресурсов, жизненного опыта,
личностных качеств самого человека,
а также - от поведения тех, кто рядом.
Часто мы - родные – печалимся больше о себе.
Ведь это мы остаемся, мы сиротеем.
Но наши реакции - это только наши реакции,
а сейчас уходит другой - наш дорогой и близкий человек.
Поэтому обычно я говорю родным пациента:
«Сейчас ваш близкий человек сдает свой самый важный экзамен -
у него заканчивается срок обучения в школе жизни.
И вы можете или мешать ему,
или поддерживать его, помогать.
Ему не нужно видеть вашу тоску,
ему нужно увидеть вашу любовь и поддержку,
с которыми вы его отпускаете».

У меня была пациентка, в Хосписе умирала ее единственная дочь.
Эта удивительная женщина показала мне,
какой должна быть мама.

Дочь долгое время была в коме.
Буквально за несколько минут до своего ухода пришла в себя
и попросила маму спеть ей колыбельную песню.
И та запела.
Знакомую с детства любимую песенку,
под которую ее дитя и ушло - в маминых руках.
Материнское сердце помогло тихо отпустить своего ребенка.
Под колыбельную человек родился, под колыбельную ушел в другой мир...
Дать возможность человеку достойно дойти до финала –
огромный труд для тех, кто рядом.

Бывают, к сожалению, и другие случаи.
Помню одного нашего пациента, который очень хотел домой,
к любимой дочери и своей недавно родившейся внучке,
которой даже еще и не видел.
Как-то я зашла к нему в палату после того,
как его посетила жена,
и увидела, что он плачет от своего без-силия и злости:
«Она не забирает меня домой - боится, что я ей ковры кровью залью».
Умирал этот человек очень тяжело,
ему не помогали никакие лекарства.

Болезнь - как лакмусовая бумажка:
если была фальшь в отношениях,
то это сразу станет очевидным,
а если была любовь,
она проявится еще больше.

ГЛУБИНУ ВЕРЫ НЕ ИЗМЕРИШЬ

- Многие ли приходят к вере перед смертью?
- Приведу один пример.
Среди моих пациентов был один - бывший моряк.
При первой встрече он достаточно скептически относился к словам
"Бог", "вера", "религия".
Но через какое-то время я встретила его совсем другим –
испуганным и глубоко задумавшимся человеком:
если раньше он справлялся, опираясь только на свои силы,
то сейчас в нем появился "какой-то странный страх" -
страх одиночества, своей без-помощности.
В один из дней, незадолго до своего ухода,
он неожиданно попросил меня побыть с ним рядом.
Захожу в палату и вижу: он мечется, тяжело дышит,
еле слышно что-то говорит.
Все, что можно было разобрать из его слов:
«Страшно, страшно, бездна…»,
потом показывает мне рукой на листок с молитвой «Отче наш»,
который висит на стене возле него, и говорит:
«Вот - самое главное... Все просто... все так просто...»

Все, что я смогла тогда сказать в ответ:
«Ничего не бойтесь, Тот, кто рядом, Он всегда рядом».
И совершенно неожиданно для себя самой
стала читать ему любимый акафист «В нашествии печали»,
потом еще какие-то молитвы, которые по ходу вспоминала.
Этого в своей профессиональной практике
я никогда раньше не делала.
Через некоторое время он успокоился,
даже немного улыбнулся и попросил пригласить к нему батюшку.
Знаю, что была исповедь, что было причастие...
И не одно...
Прожил этот удивительный человек еще несколько месяцев...
Его поворот в сторону веры произошел, так думаю,
от одиночества и страха, как это часто бывает,
но страх ушел, а вера осталась.

Глубину веры человека
трудно определить по каким-то внешним признакам.
Мы не знаем, что на самом деле происходит
в душе умирающего человека.
Буквально за одно мгновение там может произойти такая трансформация,
такие глубочайшие изменения,
которых нам и за десятилетия не достичь.
Поэтому с подходом:
«Вам тут помирать скоро, а вы молитв не знаете!»
от хосписа лучше держаться подальше.
Если человек сказал «нет»,
уважай это, потому что неизвестно,
когда он скажет «да» и скажет ли он это «да» вслух вообще.

РАЗМЯГЧИТЬ ОБИДУ

- А были ли случаи выздоровления ваших пациентов?
- В моей практике был один нестандартный случай.
Женщина поступила к нам, скажем прямо, умирать в 2009 году.
Но и по сей день она здравствует,
с нее снята I гр. инвалидности.
Я называю ее «Таня-Чудо».
Есть такая книга «Психотерапия рака» Стефани и Карла Саймонтонов.
Эти специалисты изучали психологическую основу онкопатологии.
Если говорить простыми словами,
то в основе онкопатологии
лежит чувство обиды - так утверждают авторы.
Обиды на других и на себя, в чем-то несостоявшегося,
некомпетентного, проигравшего.
Так называемый поведенческий тип "С".
Понятно, что не очень этично
на последней стадии болезни вскрывать это.
Но Тане как-то между прочим я рассказала
о таком необычном взгляде на проблему.
Удивила она меня тем, что при всей своей слабости,
пришла ко мне на следующий день в кабинет поговорить.
И из нее эта самая обида просто полилась через край:
обида на родителей-алкоголиков, на мужа, на себя...
Она вытаскивала из себя
эти проглоченные и плохо переваренные проблемы.

- Что же мешает другим сделать это?

- Достучаться до глубинной сути бывает очень сложно,
иначе соматической патологии не было бы в таком количестве.
При первичной постановке диагноза человек еще может что-то понять,
нащупать проблему, обиду и «размягчить» ее.
Но на последней стадии это сделать весьма трудно.
Да и не совсем этично, как уже и сказала.
Ведь на первый план выходят физические страдания.
А добавлять к ним душевные - мне кажется это безжалостным.
Может быть, я и ошибаюсь.
Психологическая проблема бывает очень болезненной,
заново ее пережить и отпустить бывает очень тяжело.
И еще неизвестно, что легче -
переносить душевную боль или физическую.
Человек вообще может разрушиться и дойти до непоправимого,
доискиваясь до первопричины.
Это нужно делать очень бережно, осторожно,
вовремя и деликатно...

Я люблю выражение митрополита Антония Сурожского:
«Человек – это икона».
Пусть потрепанная, поцарапанная, испачканная,
но все равно - икона, образ...
И надо бы постоянно об этом помнить
и соответственно бережно относиться -
и к себе и к другим.

Пробовать и пытаться что-то изменить в своем отношении к себе,
в понимании себя.
И даже если это трудно, всегда помнить:
«Бог даже намерение целует».

Анна КРЮЧКОВА
__________________

"Слезы - это пот души"

Милорад Павич

сточник :

(Интервью газ."Аргументы и факты в Беларуси" №4

16 ноября 2013 г. в 20:06


(Интервью газ."Аргументы и факты в Беларуси" №43/2013г. www.aif.by)

Я хочу выразить свою благодарность хирургу торакального отделения (ГОКОД) Коннову Дмитрию Юрьевичу и заведующему Нагла Юрию Вольдемаровичу за их профессионализм, заботу и поддержку во время прохождения лечения. В трудные для нашей семьи моменты их помощь оказалась для нас неоценимой. Приятно, что рядом с нами живут люди, которые выбрали столь нужную, сложную и полную ответственности профессию и подарили надежду людям с онкологическими заболеваниями. Огромное спасибо всему медицинскому персоналу отделения зазаботу и чуткость. Наша семья желает вам здоровья, творческих успехов и простого личного счастья. СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ВЫ ТАКИЕ УМНЫЕ!!! С уважением, Елена 30.11 22:43

 

Правильно ли поступила Анджелина Джоли, удалив здоровую грудь и собираясь удалить здоровые яичники во избежание рака?  

Тут странно рассуждать в терминах «правильно — не правильно». С точки зрения медицины — а другой точки зрения тут странно требовать — это разумный выбор человека, который понимает, что не может жить в состоянии постоянного и обоснованного страха заболеть раком. Это само по себе очень психологически тяжелое ощущение. При наличии опасных мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 риски исключительно высоки. Если эти мутации имеются, человек выбирает либо регулярные проверки, либо профилактическое удаление молочных желез и яичников.

Но, даже проверяясь раз в полгода, можно не успеть выявить рак яичников на раннем этапе. У женщин — носителей опасных мутаций в этих генах шансы заболеть раком после 35 лет — 54%, но усугубляет ситуацию то, что в большинстве случаев его диагностируют уже на третьей стадии, и развивается он стремительно. С грудью вопрос сложнее: рак диагностируется легко и рано, но риски гораздо выше (у носителей тяжелых мутаций — до 84%).

СЧто это за гены?

Свое название гены BRCA1 и BRCA2  получили от английского  breast cancer susceptibility gene 1 и breast cancer susceptibility gene 2  («подверженность раку молочных желез»). Они относятся к генам-супрессорам опухолевого роста. В нормальных клетках BRCA1 и BRCA2 помогают поддерживать стабильность генетического материала и предотвращают неконтролируемый клеточный рост. При наличии мутаций активность этих генов снижается или полностью блокируется, что в ряде случаев — в зависимости от «тяжести» мутации — приводит к развитию опухолей. 

У женщин, унаследовавших «опасные» мутации в этих генах, многократно возрастает риск развития рака молочных желез и/или яичников. Есть еще несколько генов, мутации в которых связаны с наследственным раком молочных желез и/или яичников, однако они выявляются реже. Мутации BRCA1 и BRCA2 выявлены в 5-10% случаев опухолей молочных желез и в 10-15% случаев опухолей яичников среди белого населения США.

СКак мутации в генах BRCA1 и BRCA2 влияют на риск развития опухолей?

Риск развития онкологических заболеваний повышают не все мутации в генах BRCA1 и BRCA2, но у женщин — носительниц некоторых опасных мутаций риск повышается в разы. Для них характерно раннее развитие (до менопаузы) и злокачественное течение опухолевого процесса. Мутации в гене BRCA1 повышают риск и других онкологических заболеваний, таких как рак шейки и тела матки, поджелудочной железы и ободочной кишки. Мутации в гене BRCA2 увеличивают вероятность развития рака желудка, желчного пузыря, желчевыводящих протоков и меланомы.

СЭтому риску подвержены только женщины?

Для мужчин с мутациями в гене BRCA1 также увеличивается риск рака молочных желез и, возможно, рака поджелудочной железы и яичек, а также раннего рака простаты. Однако для мужчин увеличение риска развития опухоли более заметно при наличии мутаций в гене BRCA2.

СКакие генетические тесты на сегодняшний день позволяют выявить эти мутации?

Есть несколько методов поиска мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. Для этого берут кровь из вены в любом процедурном кабинете, лаборатории или клинике, после чего образец крови доставляется в молекулярно-генетическую лабораторию для исследования ДНК. Срок выполнения анализа может составлять от двух (в случае, если исследуются наиболее частые мутации) до восьми (если происходит полное секвенирование генов) недель. Перед назначением теста рекомендовано получение консультации генетика, имеющего опыт консультирования онкологических пациентов: он поможет разобраться, какой из тестов будет наиболее подходящим. При выявлении мутаций генетик поможет рассчитать риск развития заболевания и риск передачи мутаций следующим поколениям.

СКому рекомендуется проходить такое тестирование? 

В настоящее время не существует каких-либо стандартов или рекомендаций. Для семей, имеющих историю рака молочных желез или яичников, наиболее информативным будет тестирование больных членов семьи на мутации в генах BRCA1 и BRCA2. Если у больного члена семьи будет выявлена «тяжелая» мутация, тогда необходимо протестировать и всех остальных членов семьи.

СКто в группе риска?

Этих групп несколько. 1) Если хотя бы у одного из родственников первой-второй линии родства (мать, дочь или сестра) был выявлен рак молочной железы в возрасте до 50 лет; 2) у трех или более родственников в роду вне зависимости от степени родства (бабушки, тетя, двоюродные сестры и т. д.) был диагностирован рак молочных желез вне зависимости от возраста; 3) если у одного из родственников был диагностирован рак молочных желез, а у другого рак яичника; 4) если у кого-то из родственников первой линии был диагностирован двусторонний рак молочных желез; 5) если у двух и более родственников диагностирован рак яичников вне зависимости от возраста; 6) если у хотя бы одного родственника первой или второй линии был диагностирован одновременно рак молочной железы и яичников вне зависимости от возраста, и 7) если у родственника-мужчины был диагностирован рак молочной железы.

СЕсли будет выявлена «тяжелая» мутация, что следует делать такому пациенту?

Существует несколько тактик.

Во-первых, наблюдение. Это постоянный контроль, выполнение лабораторных и инструментальных исследований с целью как можно более раннего обнаружения опухоли. Наблюдение не снижает риска развития заболевания. К инструментальным методам можно отнести ручное обследование молочных желез, а также маммографию. При должном уровне обследования такие опухоли выявляются на ранних этапах и легко поддаются лечению. Для рака яичников к методам наблюдения можно отнести трансвагинальное УЗИ яичников, выявление CA-125 антигена в крови и профилактические осмотры. Рак яичников является более трудным для ранней диагностики и, как правило, хуже поддается лечению даже при раннем его выявлении.

Во-вторых, профилактическая хирургия. В этом случае хирургическим путем удаляется как можно большее количество ткани, находящейся в зоне риска. Следует отметить, что двусторонняя профилактическая мастэктомия и профилактическая сальпинго-овариоэктомия значительно снижает вероятность развития опухолевого процесса, но полностью его не исключает, так как невозможно удалить абсолютно все ткани, являющиеся зоной риска.  

В-третьих, изменение образа жизни.  Хотя изменение поведенческих привычек и не оказывает значительного влияния на риск развития у носителей мутаций BRCA1 и BRCA2, но в среднем по популяции может снизить риск развития рака молочной железы и яичников.

И наконец, химиотерапия, то есть прием ряда натуральных и синтетических препаратов для снижения риска развития рака молочных желез и яичников. Например, несколько лет назад FDA одобрило прием препарата тамоксифен для снижения риска развития опухолей у женщин в пре- и постменопаузальном периоде с повышенным риском развития рака молочных желез и яичников. Ряд клинических испытаний показал, что прием тамоксифена значительно (до 50%) снижает риск развития опухолевого процесса. В настоящее время проводятся несколько исследований по применению тамоксифена среди женщин с «тяжелыми» мутациями генов BRCA1 и BRCA2. Другой препарат, ралоксифен, показал свою эффективность в снижении риска развития инвазивного рака молочных желез у женщин в постменопаузе и также получил одобрение FDA. Поскольку механизм действия обоих препаратов схож, ралоксифен может применяться для снижение риска развития онкологии среди носителей мутаций BRCA1 и BRCA2 у женщин в постменопаузе.

СНасколько меняется качество жизни и состояние здоровья женщины, которые профилактически удалила себе грудь и яичники?

Если яичники удалили по недоразумению или в результате врачебной ошибки, у женщины возникает чувство опустошения. Но если она понимает, что является носителем опасной мутации в генах, все время живет в страхе заболеть раком и хочет прожить долгую и здоровую жизнью, она, как правило, после операции испытывает облегчение. А что касается гормонального фона, женщине приклеивают гормональный пластырь, и отсутствие органа никак не влияет на ее психологическое состояние и самочувствие. С грудью вообще все проходит незаметно: на качество жизни это впоследствии не влияет, а внешний вид может даже улучшиться, ведь женщине ставят импланты, и визуально ее грудь выглядит часто даже красивее, чем раньше. Все-таки риск получить рак груди в 84 случаях из 100 — это почти наверняка. И то, что Анджелина Джоли сделала этот выбор, логично. И уж точно нельзя ее за это осуждать и считать ее поступок странным.С

Воскресенье, 08 Декабрь 2013 13:21

Добровольчество коллег из Питера

Прекрасный опыт безвозмездной помощь коллег из Санкт-Петербурга

 

http://www.youtube.com/watch?v=Xbf3MnkjUzU&feature=share

О возможной психологической обусловленности рака груди заявили ученые-онкопсихологи. По их словам, женщины, подверженные хроническому стрессу и длительным депрессивным состояниям, находятся в повышенной зоне риска возникновения и прогрессирования рака молочной железы. Хотя, по словам Ольги Рожковой - члена правления Ассоциации онкопсихологов России, эксперт программы Avon «Вместе против рака груди» - нельзя заявлять только о психологической обусловленности рака груди, так как онкозаболевания могут вызываться множеством внешних и внутренних причин, тем не менее, длительные депрессии, а также низкая удовлетворённость своей жизнью истощают защитные силы организма. «Существует статистика, свидетельствующая о том, что заболеваниям молочной железы в 85% предшествуют именно такие психологические состояния», - сказала эксперт. Наиболее нежелательными для женского здоровья являются такие психологические состояния, как потеря надежды на достижение жизненных целей и потеря интереса к жизни в целом. Это касается проблем сексуальности и брака, материнства в широком смысле этого понятия, личностных достижений, пояснила врач. По слова Рожковой, у онкологических пациенток можно выделить общую тенденцию - они пассивны перед лицом стрессов. «Стрессы и трагические потери есть у каждого в жизни, но не у всех возникает рак. Типичная реакция онкологического больного на эти проблемы и стрессы заключается в отказе от борьбы», - пояснила эксперт программы Avon «Вместе против рака груди». Таким образом, считает Рожкова, можно сделать заключение о том, что хотя нет 100% способа предупредить рак груди, «зона риска» уменьшается, если научиться управлять своим мышлением и своим отношением к жизни.

МОСКВА, 25 июня /АМИ-ТАСС/ http://www.ami-tass.ru

 
Воскресенье, 08 Декабрь 2013 12:23

Мифы об онкологии - в моде

Давид Георгиевич Заридзе – профессор, член-корреспондент РАМН, президент Российского противоракового общества. Ни одна болезнь, наверное, не окружена такой зловещей атмосферой, как рак. Но онкология во многом мифологизирована. Миф первый: рак – это смертный приговор. Абсолютно не обоснованно! В мире живут миллионы людей, излеченных от злокачественных опухолей. Многие формы рака излечимы: рак молочной железы, простаты, ободочной и прямой кишки, шейки и тела матки. В США 95% больных раком молочной железы живут более пяти лет, а это – критерий излечения. Пятилетняя выживаемость больных раком простаты в США приближается к 100%. Другое дело, что в России показатели пятилетней выживаемости больных злокачественными опухолями значительно хуже, но не потому, что мы не умеем лечить, а потому, что служба онкологической помощи в нашей стране безнадежно устарела. Миф второй: смертность от злокачественных опухолей в России растет. На самом деле она снижается в среднем на 3,5% в год. Так что обещание Минздравсоцразвития снизить смертность от злокачественных опухолей к 2012 году на 4% легко выполнимо и не требует никаких дополнительных усилий. Смертность от рака снижается давно (около 20 лет), и в первую очередь за счет снижения заболеваемости, а соответственно и смертности от рака желудка и легкого. Нашего вклада, я имею в виду врачей и представителей органов здравоохранения, в снижении заболеваемости от рака желудка нет. Снижение происходит за счет улучшения методов хранения пищевых продуктов при очень низких температурах, а не в погребах (и не методом засолки), как это делалось в прошлом. Что же касается снижения заболеваемости и смертности от рака легкого, тут не обошлось без науки. На основе рекомендаций международной конференции «Курение – основная угроза здоровью» (1986) Госсанэпиднадзором Минздрава СССР были приняты первые предельно допустимые нормы содержания в табачном дыме смолы и никотина. Снижение уровней смолы в сигаретах привело к наблюдаемому в нашей стране с середины 90-х годов прошлого столетия уменьшению смертности от рака легкого. Миф третий: диспансеризация населения приведет к снижению смертности от злокачественных опухолей. Диспансеризация в том виде, в каком она осуществляется в нашей стране, не повлияет на смертность. Фактически повторяется всеобщая диспансеризация середины 1970-х годов. Научная информация, полученная с тех давних времен, никак не изменила идеологию специалистов, которые отвечают за онкологическую службу страны. Со времен прошлой всеобщей диспансеризации известно, что ежегодная флюорография или рентгенография грудной клетки не снижает смертности от рака легкого. Мало того, мы доказали, что у людей, которым проводили ежегодные флюорографические обследования, повышен риск заболеть раком легкого. Однако ежегодная флюорография по-прежнему входит в обязательный перечень мероприятий диспансеризации. Последнее время вновь заговорили об «онкологической настороженности», имея в виду, что врач должен подозревать у каждого пациента, который пришел к нему с простудой, со сломанной рукой или ногой, рак. Должен заметить, что в отличие от укоренившегося представления рак – заболевание редкое. В год заболевают примерно 400 человек на 100 тыс. населения. Так что участковый врач, который в год видит пациентов на два порядка меньше, может в течение этого времени и не встретить ни одного больного раком. Нужна не абстрактная «настороженность», а научно апробированная программа скрининга. В обязательный перечень мероприятий диспансеризации входит ежегодная маммография для женщин старше 40 лет. Однако экспертная комиссия «Европа против рака» рекомендует маммографический скрининг рака молочной железы для женщин старше 50 лет и не чаще, чем раз в два-три года. Программа диспансеризации населения предлагает проводить тестирование на ПСА (простат-специфический антиген) всем мужчинам с 40 лет. Но, во-первых, эффективность ПСА-скрининга для снижения смертности от рака простаты не доказана, и соответственно этот тест не рекомендован для скрининга рака простаты. Во-вторых, массовое применение ПСА-теста в России не только нежелательно, но и опасно. Смертность от рака простаты в России намного ниже, чем на Западе. Российские мужчины в своей массе попросту не доживают до возраста, когда развивается рак простаты (напомню, что средняя продолжительность жизни мужчин в России едва превышает 60 лет). ПСА-тест не обладает высокой специфичностью, то есть процент ложноположительных результатов высок. И, наконец, выбор лечения (операция или наблюдение и выжидательная тактика) выявленных при скрининге маленьких опухолей простаты требует значительного опыта, чего нельзя ожидать от уролога, который нечасто встречается с этой патологией. В результате, как это было в 80-х – 90-х годах в США, – искалеченные мужчины, прооперированные без достаточного для этого основания. Описанные недостатки ПСА-теста не исключают индивидуального (в отличие от массового скрининга) применения его в клинике в комбинации с другими методами обследования для диагностики рака и прочих заболеваний простаты. Теперь – о вакцинации против вируса папилломы человека (ВПЧ). ВОЗ рекомендует проводить вакцинацию девочек в возрасте 12–14 лет. Учитывая то, что опыта вакцинации против ВПЧ нет (не только российского, но и международного), за вакцинированными девочками необходимо постоянное наблюдение, включая проведение скрининга на инфицированность ВПЧ и цитологическое обследование. Вакцины ВПЧ очень дорогие (как всегда, в России они намного дороже, чем, например, в США). На мой взгляд, с вакцинацией можно было бы подождать, пока вакцины станут дешевле. Тем более что есть большие приоритеты. А именно – необходимо восстановить систему цитологического скрининга рака шейки матки, смертность от которого в нашей стране начала расти (после падения в течение почти 20 лет). Цитологический скрининг практически свел к нулю смертность от рака шейки матки в странах, где он проводился по всем правилам, например, в Финляндии.

По материалам Независимой газетыИсточник http://www.vtoroe-dyhanie.org/publication_2

 

 

 

 

Воскресенье, 08 Декабрь 2013 09:54

Питание онкопациентов

КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ?
Даже если пациент с опухолями головы и шеи успешно прооперирован, он и в дальнейшем сталкивается с серьезными проблемами. Ему нужно специальное питание, которое не засоряет установленный зонд и обеспечивает человека всеми необходимыми белками, витаминами и минералами, поддерживает в нем энергию для дальнейшей жизни. Именно такое питание рекомендуют пациенты лечебные стандарты, которые принимают Международные онкологические организации. В России, как всегда, все обстоит по-другому: до сих пор у нас в стране не приняты стандарты, как должны питаться онкологические больные. 
 
Не зная о том, что прооперированному человеку теперь нужно особая пища, он сам и его родственники пытаются решить проблему самостоятельно. Но приготовленная в домашних условиях еда, как правило, забивает дорогостоящий зонд, И далеко не каждый врач может прочистить его надлежащим образом, поменять зонд. Опять ехать за тридевять земель в клинику, где больного оперировали?
 
ВЫХОД ЕСТЬ,  НО НА НЕГО У ПАЦИЕНТОВ НЕ ХВАТАЕТ ДЕНЕГ
Выход один – больному надо переходить на специализированное лечебное питание типа Прошур, которое пациенту должен назначить врач. Такое питание содержит эйкозапентаеновую кислоту, омега-3 жирные кислоты, белки, витамины, минералы и другие ингредиенты с высоким содержанием энергии. Если человек получает такое калорийное питание, он не теряет веса и физической активности, у него улучшается аппетит, он ведет образ жизни здорового человека.
 
К сожалению, это питание доступно далеко не всем онкопациентам, говорит Владимир Михайлович Аванесов, исполнительный директор Общероссийской организации "Общество помощи пациентам с опухолями головы и шеи". Организация учреждена в 2008 году. Сегодня в ней около 5000 пациентов.
 
Главная цель этого общества - повышение качества жизни пациентов. Среди них есть люди, у которых удалена часть лица, они стараются не выходить из дома, не могут работать. Те, у кого удалена гортань, не могут разговаривать. Общество помогает пациентам получать лекарственную и социальную поддержку, проводит образовательные занятия для пациентов и родственников, благотворительные мероприятия, чтобы собрать средства для голосовых протезов и специального питания для пациентов. Общество помощи пациентам с опухолями головы и шеи (сайт www.oppogh.ru) старается напомнить окружающим о существовании серьезных проблем у этих инвалидов.  
 
Ведь государство, тратя огромные средства на высокотехнологичное лечение раковых больных, дальше обрекает многих из них на голодную смерть, поскольку пенсия по инвалидности, которые получают они, не покрывает расходы на искусственное питание – а это около 350 рублей в сутки. Специальное питание для таких больных жизненно необходимо: медицинские исследования доказали, что только с его помощью пациенты могут жить. 
 

Источник http://stoletnik.ru/articles/problema/2012/06/22/lechebnoe-pitanie-dlja-onkopatsientov/

Воскресенье, 08 Декабрь 2013 09:53

Как говорить правду раковому больному

БОГДАНОВА Наталья Викторовна
заведующая клинико-диагностическим Центром 
Института онкологии им. Герцена, 
председатель правления Клуба онкологов 
"АиФ Здоровье ", октябрь, 2005 г.



Психологи считают, что рак – это болезнь подавленных эмоций. Согласна и все больше прихожу к убеждению, что практически большинство болезней формирует именно наше «Я». Конечно, свой вклад вносят и наследственность, и экологическая обстановка, и большие психические нагрузки, и неправильное питание. Повышают риск развития, в том числе и онкологических заболеваний и бесконтрольный прием, самолечение с использованием модных нынче БАДов. Ведь многие биологически активные добавки модифицируют обменные процессы, действие лекарственных средств и влияют на регуляторные механизмы, поэтому далеко не безразличны для организма человека, могут негативно сказываться на его здоровье. 

Рак возникает, когда человек загнан в угол и не может принять решение, - утверждают психологи. И тогда его подсознание выбирает болезнь, которая служит оправданием того, что он не делает какого-то решающего шага. Но – болезнь, которую можно победить. Не даром церковь говорит, что каждому дается испытание по силам его. 

Чтобы лучше настроиться на конкретного больного, индивидуализировать его лечение я провожу тестирование пациентов и прошу нарисовать их три картинки: как они представляют себе свое здоровье, свою душу, самого себя вместе со своими болезнями. Когда только начинала, мне казалось, что все картинки будут похожи одна на другую. Душа – это облако, здоровье – солнце или дерево с корнями, а в третьем случае – человек, который сражается с раком, крабом и т.д. Но ни одна картинка не повторилась. Каждый человек на уровне подсознания формирует свой образ проблем, которые привели его к тяжелому заболеванию, и этот факт должен стать исходным пунктом для совместных усилий врача и пациента по преодолению его болезни. 

Успешное лечение невозможно без осознания проблем, большой внутренней работы, которая поднимает человека на ступеньку выше в его духовном и физическом развитии. 

У меня есть пациентки, которые живут по 25-30 лет после того как обратились в наш институт за лечением. Это очень сильные личности. Но есть и те, кто «ломается» - на ровном месте, при благоприятном прогнозе… Они умирают через полгода, через год. И каждый онколог знает, что если человек ждет чуда, верит в некую «золотую» таблетку, которая его спасет, но при этом сам палец о палец не ударит для того чтобы изменить себя, найти силы и сопротивляться болезни, бороться за жизнь, то он умрет если не от рака, так от инфаркта. Или попадет под машину. У него поведение жертвы. Он сам себя обрекает на смерть. 

Иногда от разного рода «философов» приходится слышать, что наши пациенты – это «отработанный человеческий материал», не нужный ни обществу, ни их близким. Категорически против. И упаси бог, если в это поверит больной. Несколько лет у меня наблюдается пациентка из одного приволжского городка. Когда-то у нее был рак молочной железы, ей сделали операцию, провели лучевую терапию, она наблюдалась у своего онколога. И вдруг набухает глазное яблоко, появляется отечность лица. Местные врачи вначале сказали – дифтерия, потом – аллергия, потом пришли к выводу, что рак пошел дальше и ей уже не чем помочь. Она едет в Москву, обращается в один из ведущих российских центров по проблемам глазных заболеваний. Ее обследовали. И вот сидит она у кабинета и слышит разговор между врачом и медсестрой: «Что здесь делает эта женщина? Ей до смерти 2 часа». 

Она зашла и поинтересовалась: «Надеюсь, Вы тут не обо мне говорили?» Но медики безапелляционно заявили, что нет, напротив - о ней, и что пусть она быстрее собирается домой, чтобы успеть добраться туда живой. У больной от стресса отнялись ноги. Сын вынес ее из кабинета на руках. Спустя несколько дней, немного придя в себя, она решила перед отъездом пойти на Красную площадь, попрощаться с Москвой. Там рядом с храмом увидела много народа - был церковный праздник, привезли мощи какого-то святого. Она отстояла очередь и подойдя к мощам, будучи неверующей, стала истово молится, плакать и просить даже не о выздоровлении, а лишь о том, чтобы бог дал ей надежду. Она так горько плакала, что к ней подошел какой-то мужчина и спросил: «О чем она так убивается?». В это трудно поверить, но, услышав ее историю, он назвал ей точный адрес и конкретного врача, который ей может помочь. В голосе мужчины звучала такая уверенность, что к ней вернулась не только вера во врачей, но и в собственные силы. Она попросила сына сдать билеты домой и приехала в наш клинико-диагностический центр, на ул.Погодинкую, д.6. Пришла ко мне, рассказывает. Услышав такое, захотелось сделать все, что только можно и нельзя, «в лепешку расшибиться». К счастью, ей помогла химиотерапия, метастазы рассосались. С тех пор прошло уже больше 7 лет. 

У этой истории есть и другая сторона. В родном городе этой больной и в московской глазной клинике специалисты были искренне уверены в своей правоте. Они считали, что говорят правду во благо больной, т. к. это поможет ей и ее родственникам избежать не нужных хлопот и денежных трат. Но врач не обладает абсолютным знанием. Он не имеет права распоряжаться чужой судьбой. У человека всегда должен быть шанс. Пока борешься - живешь. Хорошо, что наша пациентка его использовала и до сих пор живет. Поверила бы – умерла. Лишает надежды плохой врач. Чем моложе доктор, тем охотнее он говорит больному его диагноз. Еще недавно это категорически запрещалось. Если человек случайно прочитал свой диагноз в истории болезни, это было предметом строгой служебной проверки. Сейчас же почему-то считается признаком хорошего тона и ребенку сказать, что у него рак, и он умирает. Главное – какие при этом цели у врача? Ведь бывает и так – больному говорят: «У вас рак, пока я вами занимаюсь, вы живете, т. е. отныне вы целиком зависите от меня». И пациент зависит, он «благодарен», но при этом он скорее существует, чем живет, поскольку знает, что обречен. 

Конечно, нельзя впадать и в другую крайность и вводить больного в заблуждение, замалчивая какие-то сведения о его здоровье… Эту очень тонкую грань, отделяющую степень информированности онкологического больного о прогнозе своего заболевания, а, следовательно, и его жизни, необходимую для его блага и блага его семьи, от соблазна выступить перед зависимым от тебя человеком в роли жреца его судьбы, трудно определить. Моральной основой позиции врача в этом вопросе может служить осуждение Церковью всякого рода оракулов, магов и экстрасенсов, предсказывающих точные сроки жизни, болезни, несчастья – абсолютную истину может знать только Бог. Почему же тогда не ставить знака равенства между врачами, отстаивающими свое право обязательно информировать пациента о диагнозе рака, сроках наступления смерти и оракулом, «говорящим устами судьбы»? Уместно помнить об ошибках тех, кто свято верит в свою непогрешимость – взять хотя бы на пример историю, которую я только что рассказала… 

Проблема ещё и в том, что сейчас и врач уязвим. Скрывает диагноз – к нему претензии, его обвиняют: вы скрыли правду, и пациент не смог во время принять правильного решения, сделать необходимые распоряжения. Вы виноваты в том, что ему, его семье или бизнесу причинен материальный ущерб. Сказал – тоже нанес вред, больной раздавлен, деморализован… 

Но любую правду можно сказать, не раздавливая человека. 

Обычно я стараюсь информировать больного о состоянии его здоровья, но так, чтобы не травмировать его. Говорю, что у вас серьезное положение, опухоль, которая не совсем доброкачественная, она требует таких и таких-то диагностических и лечебных манипуляций. Если человек не соглашается в ущерб себе, тогда надо постепенно приоткрывать истину. 

Онкологическим больным необходима квалифицированная психологическая помощь. Но психотерапевт обязательно должен быть еще и онкологом, иначе он может дать установку, не всегда приемлемую для того лечения, которое применяют. 

Онкологами должны быть и фитотерапевт, и гомеопат, и другие врачи, если они берутся помочь больному, у которого рак. Не онколог может неправильно трактовать то или иное проявление болезни, наблюдаемые им реакции на проводимое лечение, а отсюда – ошибочный выбор трав, назначение не тех гомеопатических препаратов и т. п. 

Самая распространенная ошибка среди больных – это просьба прописать сбор, например, от рака молочной железы. Такого универсального сбора просто не существует, поскольку каждый человек уникален, в том числе, и по своим сопутствующим заболеваниям, по стадии опухолевого процесса, объему ранее полученного лечения, и в каждом конкретном случае нужно свое сочетание трав. Не стандартные прописи из книг и справочников, а именно то сочетание трав, которое гармонизирует организм конкретного больного и решает возникшую на данный момент проблему. В другое время, возможно, понадобится другая трава. Многие считают, что травы, как и БАДы, совершенно безвредны. Это заблуждение. Неправильно также, что их как бы противопоставляют другим препаратам, получившим официальный статус лекарственных средств. Как те, так и другие могут быть и эффективны и бесполезны, опасны для здоровья или же нет. Даже с помощью пищи умелый и знающий врач достигает прекрасных результатов в лечении самых разных заболеваний. Еще Конфуций утверждал – мы то, что мы едим. Какую пищу потребляешь, таким и становишься. Не даром в основе китайской кухни лежит целая философия… 

В заключение хочу сказать – каждый человек может преодолеть болезни, которые ему выпадают. При этом половина успеха зависит от него самого: насколько он мобилизует свой разум, дух и душу для того, что бы познать причину своего состояния, возможные пути выхода из сложившейся ситуации и принять правильное решение. Это большой, долгий путь, который никто за него не пройдет. Вторая половина успеха зависит от врача, медсестры, нянечки, родственников и т.д. 

Если вам не понравился врач, к которому вы впервые пришли на прием, то это ещё не означает, что вся медицина плоха. Это говорит лишь о том, что вы должны обратиться за помощью к другому. Меня, возможно, поймут не все, но я скажу: «Вы должны почувствовать синтонность (сопереживание) врача, к которому Вы пришли. Только такой специалист Вам поможет». Именно поэтому нельзя в наше время ориентироваться только на отзывы, рекомендации, звания и регалии, статьи и передачи в СМИ, т. к. реклама во всех её негативных проявлениях присуща и медицинским услугам.