facebook vk instagram youtube google+ ok

  • г.Гомель, ГЦК, ул.Ирининская, 16, комната 4-9
  • +375 29 6911419

  • meridian.nadejdi@gmail.com

ЧСБУО “Центр "Меридиан надежды” - некоммерческое учреждение онкопомощи пациентам, их семьям и врачам. Организация создана небезразличными людьми, знают о проблемах онкопациентов и их родных не понаслышке.

Воскресенье, 22 Декабрь 2013 23:04

Как помочь близкому , когда он болеет...

из переписки

- вот очень тебя прошу,
говори мне всегда, когда тебе
плохо, больно, хреново...
не хочешь подробностей,
не рассказывай, а так, просто, скажи...
- можно подумать, что у тебя своих проблем нет...
- нет, нет, пожалуйста,
говори со мной,
не для себя, для меня
...ведь я все равно все чувствую,
а так я буду знать,
что я с тобой,
когда тебе скверно,
и мне дышаться будет легче...
считай, что ты так
обо мне заботишься,
ну, правда же))
Елена Завельская

 

Суббота, 21 Декабрь 2013 08:02

Музыка и живопись

Инструменталка

https://www.youtube.com/watch?v=fH-ksko-2HQ#t=126

 

ttps://www.youtube.com/watch?v=nPLkBkYxttk&list=RDXaBFeqCQSl8

.........................

классика

Рихтер

https://www.youtube.com/watch?v=jX3ekL7AIxw

.........................

Boris Berezovsky

https://www.youtube.com/watch?v=AUsmwu9IK_M#t=43

...........................

Berezovsky - Rachmaninoff Piano

https://www.youtube.com/watch?v=AUsmwu9IK_M#t=43

..........................

 

 

......................

 

холсты Клода Моне и Mozart

https://www.youtube.com/watch?v=unGB1_Bwbxs.

........................

Джаз

https://www.youtube.com/watch?v=unGB1_Bwbxs

http://www.youtube.com/watch?v=s5nsbwMQey4&list=ALBTKoXRg38BAXWivm2SQAlIvIeW8iEzt5

http://www.youtube.com/watch?v=4tr5qB6goO4&list=RDwxoGvBQtjpM

  http://www.youtube.com/watch?v=K-PhBryFuIM&list=RDwxoGvBQtjpM
http://www.youtube.com/watch?v=wSnQ0bdHW0s&feature=share&list=RDwxoGvBQtjpM&index=11

.....................

Блюз   и  среднее

https://www.youtube.com/watch?v=KRAMNWzfjcg&list=RDD5Y11hwjMNs

 

 

Шансон

 

http://www.youtube.com/watch?v=AGCFnXWtahA&feature=share&list=PLEAC9243A015A2ADD&index=39

..................................

 

Эдит Пиаф

 

........

 

Суббота, 21 Декабрь 2013 07:07

Анекдотичные шутки

Любовь - это когда встаешь пораньше, чтобы сварить ему чашечку кофе...
А кофе уже готов!

.......................................

Террористы, захватившие ликеро-водочный завод, уже пятые сутки не могут сформулировать свои требования.

.......................................

Художник говорит натурщице:
- Алла, сегодня мы не будет работать. Не снимайте платье, мы сейчас выпьем шампанского!
Вдруг раздается звук открывающейся входной двери.
Художник испуганно:
- Быстро раздевайтесь! Моя жена идет!.

................................

...Заболела жена старого большевика..Врач говорит деду:Медицина тут бессильна но если ты ПОДАРИШЬ ЕЙ НОЧЬ ЛЮБВИ она выживет...-Да вы что!!!Вы знаете СКОЛЬКО МНЕ ЛЕТ!!...Я Ленина видел!!.Ленин У МЕНЯ НА РУКАХ УМИРАЛ...Врач-Надо постараться другого средства нет...Дед собрался с силами, выпил стопарик...и выполнил (как смог) свой супружеский долг...Утром проснулся-бабуля веселая,радостная хлопочет по дому...А дед воскликнул:Боже мой!Да если бы я знал!!!!!....ЛЕНИН БЫ СЕЙЧАС ЖИЛ!!!!!

.......................................

- Милый, мы с девчонками решили выпить немного шампанского... И не надо так орать, просто забери меня из Рязани...

.................................

Это только в сказках женщину любят за боевой и колючий характер.
А в реальной жизни - за борщ, кружевные труселя и за молчание.

..........................

Блондинка звонит в полицию:
- "Всё украли!!! Руль украли, педали украли, музыку украли!!!"
Через минуту снова звонок:
- "Простите, села на заднее сидение..."

...................................

Самый распространённый любовный треугольник: он, она и идиотизм.

..............................

Папа Римский прилетает в Париж. На трапе самолета дотошный журналюга обращается к Папе: "Ваше Святейшество, ваше отношение к публичным домам в Париже?"
Папа: "А что, в Париже есть публичные дома?"
На следующий день все французкие газеты вышли с сенсационными заголовками на первых полосах: "Первый вопрос Папы римского на парижской земле - если в Париже публичные дома?!!"

..................................

Послушай, а откуда ты так хорошо знаешь армянский я

................................

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Суббота, 21 Декабрь 2013 07:07

Анекдотичные шутки

Любовь - это когда встаешь пораньше, чтобы сварить ему чашечку кофе...
А кофе уже готов!

.......................................

Террористы, захватившие ликеро-водочный завод, уже пятые сутки не могут сформулировать свои требования.

.......................................

Художник говорит натурщице:
- Алла, сегодня мы не будет работать. Не снимайте платье, мы сейчас выпьем шампанского!
Вдруг раздается звук открывающейся входной двери.
Художник испуганно:
- Быстро раздевайтесь! Моя жена идет!.

................................

...Заболела жена старого большевика..Врач говорит деду:Медицина тут бессильна но если ты ПОДАРИШЬ ЕЙ НОЧЬ ЛЮБВИ она выживет...-Да вы что!!!Вы знаете СКОЛЬКО МНЕ ЛЕТ!!...Я Ленина видел!!.Ленин У МЕНЯ НА РУКАХ УМИРАЛ...Врач-Надо постараться другого средства нет...Дед собрался с силами, выпил стопарик...и выполнил (как смог) свой супружеский долг...Утром проснулся-бабуля веселая,радостная хлопочет по дому...А дед воскликнул:Боже мой!Да если бы я знал!!!!!....ЛЕНИН БЫ СЕЙЧАС ЖИЛ!!!!!

.......................................

- Милый, мы с девчонками решили выпить немного шампанского... И не надо так орать, просто забери меня из Рязани...

.................................

Это только в сказках женщину любят за боевой и колючий характер.
А в реальной жизни - за борщ, кружевные труселя и за молчание.

..........................

Блондинка звонит в полицию:
- "Всё украли!!! Руль украли, педали украли, музыку украли!!!"
Через минуту снова звонок:
- "Простите, села на заднее сидение..."

...................................

Самый распространённый любовный треугольник: он, она и идиотизм.

..............................

Папа Римский прилетает в Париж. На трапе самолета дотошный журналюга обращается к Папе: "Ваше Святейшество, ваше отношение к публичным домам в Париже?"
Папа: "А что, в Париже есть публичные дома?"
На следующий день все французкие газеты вышли с сенсационными заголовками на первых полосах: "Первый вопрос Папы римского на парижской земле - если в Париже публичные дома?!!"

..................................

Послушай, а откуда ты так хорошо знаешь армянский я

................................

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Суббота, 21 Декабрь 2013 07:04

Анекдоты

Двойpа, наша тетя Рахиль умерла, вот письмо из Америки.

— Ах, какое несчастье, какое несчастье!

— Погоди. Она завещала нам пять тысяч долларов. . .

— Ах, дай ей Боже здоровья!

..........................................

— Тетя Саpа! Тетя Саpа! А Вовка с Витькой в вашем лифчике гамак устроили!

— Шо ты кричишь? Пусть дети играют себе на здоровье! Он все pавно на меня маленький.

..........................................

– Тетя Сара, а ваш маленький Изя ест газету!

– Пускай ест, она вчерашняя.

..........................................

Как попасть на Привоз?

- Еще три остановки.

- Но мне сказали выйти здесь...

- Вы же в Одессе. Тот, кто посоветовал, наверное, стоял, а вы сидели!

..........................................

В Одессе бармена спросили:

- Хаим, почему ты не доливаешь?

- Я стар и плохо вижу.

- Тогда почему ты не переливаешь?

- Я же не слепой.

..........................................

Абгам, догогой! Шо тебе купить на базаге: кугочку, гыбку или гаков?
- Саггочка, гадость моя, мне всё гавно!

Пятница, 20 Декабрь 2013 20:34

Жить заново...Начать сегодня !

Убойная шпаргалка, как начать новую жизнь: 50 пунктов

Убойная шпаргалка, как начать новую жизнь: 50 пунктов

Вы хотите изменить жизнь и карьеру? Вы отчаянно нуждаетесь в деньгах? Вы ненавидите коллег? Или коллеги ненавидят вас? Это руководство из 50 пунктов помогает вам начать все с чистого листа. Умереть или возродиться ― решайте сами сегодня.

 

Инвестор, программист, писатель и серийный предприниматель Джеймс Алтачер несколько раз опускался на дно и возрождался заново. Об этом он пишет в посте на TechCrunch.com. Ему приходилось менять карьеру неоднократно. Иногда из-за смены интересов. Иногда из-за того, что все мосты за спиной были сожжены, и он остро нуждался в деньгах. А порой потому, что ему были противны все коллеги, а он был противен им.

Существуют и другие способы начать новую жизнь, так что Алтачер призывает слушать его с долей скепсиса. Эта шпаргалка срабатывает для него. Однако он наблюдал, как она срабатывает и для нескольких сотен других людей. Он смог убедиться в этом, когда брал интервью, когда читал письма в свой адрес, да и просто живя последние двадцать лет. Вы можете попробовать это для себя, а можете и пройти мимо.

A) Обновление никогда не останавливается

Каждый день вы открываете себя заново. Вы всегда в движении. И вы каждый день решаете, какое это движение ― вперед или назад.

B) Вы начинаете с самого начала

 

Каждое звание из прошлого, которое вы будете отстаивать, ― это лишь тщеславие. Вы были врачом? Окончили университет «Лиги плюща»? Были миллионером? У вас была семья? Никому нет до этого дела. Вы потеряли все. Вы ― ноль. Даже не пытайтесь доказать, что вы представляйте собой что-то.

C) Вам нужен наставник

Иначе вы пойдете на дно. Кто-то должен научить вас двигаться и дышать. Не стоит сильно переживать из-за этого пункта (см. ниже)

D) Вот три типа наставников

1. Непосредственный. Кто-то, кто находится рядом с вами, кто рассказывает, как он добился всего. Что кроется за «всего»? Об этом чуть позже. Кстати, наставник ― это вовсе не кто-то наподобие пожилого японца из фильма «Малыш-каратист» 1984 года. Почти все наставники будут ненавидеть вас.

2. Косвенный. Это книги и фильмы. Вы можете почерпнуть 90% наставничества из книг и других материалов. 200-500 книг сравнимы с одним хорошим наставником. Вы спросите: «Какую хорошую книгу порекомендуете?». На этот вопрос нет ответа. Есть 200-500 хороших книг, которые хорошо бы прочитать. Обратите внимание на вдохновляющие книги. Какими бы ни были ваши убеждения, читайте их каждый день.

3. Все окружающее ― это наставник. Если вы ― чистый лист, и вы стремитесь к обновлению, то все окружающее становится метафорой для действий. Вы видите дерево, но не видите его корней и подземных источников, которые его питают, ― все это метафора для компьютерной программы, если вы правильно сведете факты в единое целое. В будущем вы будете находить связь во всем, что видите.

E) Не беспокойтесь, если у вас нет страсти ко всему

Вас волнует ваше здоровье. Начните с этого. Небольшими шагами. Вам не нужно сильное душевное рвение к успеху. Делайте свое дело с любовью, и успех приложится.

F) Для обновления нужно пять лет

Вот расшифровка этих пяти лет:

  • Год первый: вы распыляете силы на множество бесполезных дел, читаете запоем и только подступаетесь к настоящим действиям
  • Год второй: вы знаете, с кем и зачем надо общаться. Посвящаете себя делу ежедневно. Наконец-то осознаете, что ваши устремления напоминают игральную доску «Монополии»
  • Год третий: вы уже достаточно хороши, чтобы начать зарабатывать первые деньги. Но жизнь еще далека от идеала.
  • Год четвертый: вы живете красивой жизнью
  • Год пятый: вы зарабатываете богатства

В первые четыре года легко разочароваться. «Почему до сих пор ничего не происходит?» ― такой вопрос будет вас мучить. Это нормально. Просто продолжайте. Или остановитесь и выберете новую область. В конце концов, вы и так мертвец, а начать новую жизнь ― это трудное дело.

G) Если вы справляетесь быстрее или медленнее, значит вы что-то делаете неправильно

История компании Google хорошо это иллюстрирует.

H) Дело не в деньгах. Но деньги ― хорошее мерило

Когда люди говорят «дело не в деньгах», то они должны быть уверены, что у них есть другое хорошее мерило. «А если просто делать то, что любишь?», ― спросите вы. Учтите, что впереди много дней, в которые вы будете ненавидеть свое дело. Если вы занимаетесь делом только из любви к нему, то это займет гораздо больше времени, чем пять лет. Счастье ― это лишь позитивные импульсы в нашем мозгу. Иногда вы будете несчастливы. Мозг ― это лишь инструмент, который мы используем, а не то, кем мы являемся.

I) Когда вы можете сказать «Я занимаюсь X», где X – это ваша новая карьера?

Сегодня

J) Когда я могут начать заниматься X?

Сегодня. Если хотите стать художником, купите холст и краски сегодня, начните закупать первые из 500 книг и беритесь за кисть. Если хотите научиться писать, то займитесь тремя делами:

  • Читайте
  • Пишите
  • Возьмите любимое произведение любимого автора и перепишите его слово в слово. Задайте себе вопрос, почему он выбрал именно эти слова. Сегодня он ваш наставник.

Если хотите начать свой бизнес, начните обдумывать идею для бизнеса. Обновление начинается сегодня. И продолжается каждый день.

K) Как я буду зарабатывать?

За три года вы посвятите делу 5-7 тыс. часов. Этого достаточно, чтобы стать одним из 200-300 лучших в чем угодно. Топ-200 специалистов почти в любой области зарабатывают на жизнь вполне прилично. К третьему году вы будете знать, на чем зарабатывать. К четвертому году будете зарабатывать уже достаточно. Некоторые на четвертом году останавливаются.

L) На пятый год вы войдете в число 30-50 лучших в своем деле и скопите состояние

M) Как узнать, чем именно надо заниматься?

Всем, к чему проникнется душа во время чтения 500 книг. Идите в книжный магазин и найдите это. Если через три месяца вам скучно, вернитесь в книжный.

Как узнать, чем именно надо заниматься?

Разочаровываться ― это нормально. Успех лучше, чем провал, но самые важные уроки мы усваиваем как раз после провалов.

Очень важно ― не торопиться. Вы будете находить себя заново много раз на протяжении своей интересной жизни. И будет много ошибок. Находите в этом плюсы.

Когда вы несколько раз круто меняете жизнь, то ваша летопись превращается в интересную книгу рассказов, в не скучный учебник. Многие хотят, чтобы история их жизни была выверенным учебником. Хорошо это или плохо, но книга Алтачер ― это книга рассказов.

N) Ваш сегодняшний выбор завтра станет вашей биографией

Принимайте интересные решения, и у вас будет интересная биография.

N1) Ваш сегодняшний выбор завтра станет вашей сущностью

O) Что делать, если мне нравится какой-то абсурд? Например, библейская археология или войны 11 века?

Пройдите все шаги, описанные выше, и на пятый год вы заработаете богатства. Как? Без понятия. Не пытайтесь отыскать конец дороги на первом шаге.

P) Что делать, если семья хочет, чтобы я работал финансистом?

Сколько лет своей жизни вы обещали своей семье? Десять лет? Всю жизнь? А потом дождитесь следующей жизни. Хорошая новость в том, что вам выбирать.

Выбирайте свободу или семью. Свободу от предрассудков. Свободу от властей. Свободу от необходимости угождать людям. Тогда вы угодите себе.

Q) Мой наставник хочет, чтобы я шел по его пути

Отлично. Изучите его путь. А потом сделайте по-своему. С уважением. Вам же никто не приставляет пистолет к голове?

R) Мой супруг/а волнуется о том, кто будет заботиться о детях

Тогда занимайтесь обновлением после 16 часового рабочего дня дворником. У того, кто заново себя открывает, всегда найдется свободное время. Сбор небольших кусков времени и переосмысление их в нужном вам русле ― это часть собственного обновления.

S) Что если друзья считают меня сумасшедшим?

Какие еще друзья?

T) Что если я хочу быть космонавтом?

Это не переосмысление себя, а просто специфическая работа. Вам нравится космическое пространство? У вас большой карьерный выбор. Ричард Брэнсон хотел быть астронавтом и запустил Virgin Galactic.

U) Что если мне нравится тусоваться и выпивать?

Прочитайте этот пост через год.

V) Что если я обманываю жену/мужа или предаю своего партнера?

Перечитайте этот пост через два-три года, когда разведетесь, потеряете работу и никому не будете нужны.

W) Что если у меня вообще нет навыков?

Перечитайте пункт «B»

X) Что если у меня нет образования или у меня бесполезный диплом?

Перечитайте пункт «B»

Y) Что если я вынужден выплачивать долги или ипотеку?

Перечитайте пункт «R»

Z) Почему я всегда чувствую себя аутсайдером?

Альберт Эйнштейн был таким же. Любой из нас в определенную минуту чувствует себя самозванцем. Высшая степень творческих способностей рождается от скептицизма.

AA) Я не могу прочитать 500 книг. Какую одну книгу мне надо прочитать, чтобы вдохновиться?

Просто сдайтесь.

BB) Что если я слишком болен для обновления?

Обновление стимулирует выработку полезных химических веществ в вашем теле: серотонин, дофамин, окситоцин. Продолжая движение вперед, вы, возможно, не излечитесь полностью, но станете здоровее. Не используйте болезнь в качестве отговорки. В конце концов, займитесь здоровьем. Больше спите, ешьте. Занимайтесь спортом. Это ключевые шаги для того, чтобы начать новую жизнь.

CC) Что если прошлый партнер обманул меня, и я до сих пор сужусь с ним?

Прекратите судебные тяжбы и больше никогда не вспоминайте о нем. Половина проблемы была в вас, а не в нем.

DD) Что если я отправляюсь в тюрьму?

Великолепно. Перечитайте пункт «B». Читайте много книг в тюрьме.

EE) Что если я стесняюсь?

Превратите слабости в свои сильные стороны. Интроверты внимательнее слушают, лучше сосредотачиваются и лучше располагают к себе других.

FF) Что если я не могу ждать пять лет?

Если планируете прожить еще лет пять, то хорошо бы начать сегодня.

GG) Как лучше всего знакомиться?

Представьте концентрический круг. В центре вы.

Следующий круг ― друзья и семья.

Следующий ― онлайн-сообщества.

Следующий ― встречи по интересам и приглашения на кофе.

Следующий ― конференции и лидеры мнений.

Следующий ― наставники.

Следующий ― клиенты и производители благ.

Развивайте отношения через эти круги.

HH) Что если я считаю себя лучшим в том, чем я занимаюсь?

Через 6-12 месяцев вы вернетесь в пункт «B»

II) Что если я увлечен двумя областями? Что делать, если не могу решить?

Объедините две области, и вы станете лучшим в сочетании.

JJ) Что если я настолько одержим темой, которую изучаю, что хочу поделиться знаниями с другими?

Начините учить на YouTube. Начните с одного ученика и следите, будет ли прирастать аудитория.

KK) Что если я хочу зарабатывать деньги, когда сплю?

На четвертый год отдайте свое дело на аутсорс.

LL) Как я могу познакомиться с наставниками и лидерами мнений?

Когда у вас накопится достаточно знаний (после 100-200 книг), напишите 10 идей для 20 потенциальных наставников. Никто из них не ответит. Напишите еще 10 идей для 20 новых потенциальных наставников. Повторяйте это еженедельно. Сделайте рассылку для тех, кто не отвечает. Продолжайте, пока кто-нибудь не ответит. Запустите блог о ваших усилиях. Выстраивайте сообщество вокруг того, в чем собираетесь стать экспертом.

MM) Что если я не могу придумать идею?

Продолжайте практиковаться в придумывании идей. Мышцы, ответственные за идеи, со временем атрофируются. Вы должны наращивать эти мышцы.

Сложно дотянуться до пальцев ног, если не тренироваться каждый день. Для этого надо повторять упражнения регулярно. Не ждите, что идеи начнут приходить в первый же день.

NN) Что еще мне следует читать?

После книг читайте сайты, форумы, журналы. Но по большому счету там только мусор.

OO) Что если я делаю все, о чем вы говорите, но это до сих пор не срабатывает?

Это сработает. Просто подождите. Продолжайте ежедневное обновление.

Не пытайтесь разглядеть конец дороги. Разглядеть конечный пункт вам мешает туман. Но вы можете разглядеть, куда сделать следующий шаг, а вы же знаете, что каждый шаг приближает вас к концу дороги.

PP) Что делать, если я подавлен?

Проводите один час в тишине. Это требуется, чтобы вернуть связь с внутренним «я». Если считаете, что это звучит глупо, то не делайте этого. И продолжайте погружаться в депрессию.

QQ) Что делать, если у меня нет времени, чтобы сидеть в тишине?

Тогда проводите в тишине два часа в день. Это не медитация. Вам нужно просто посидеть в тишине.

RR) Что если все это меня пугает?

Спите восемь-девять часов в день и никогда не сплетничайте. Сон ― это ключ №1 к здоровью. Но это не единственный ключ, а просто №1. Некоторые говорят: «Мне нужно всего четыре часа на сон» или «у меня на родине сон приравнивается к лени». Что ж, этих людей ждет провал и ранняя смерть.

Что касается сплетен, то наш мозг биологически стремится дружить со 150 людьми. Когда вы остаетесь наедине с одним из друзей, вы начинаете обсуждать 150 оставшихся. Если у вас нет 150 друзей, то ваш мозг заставляет вас читать журналы со сплетнями, чтобы создать иллюзию, словно у вас есть 150 этих друзей.

Не будьте так глупы, как ваш мозг.

SS) Что если я продолжаю чувствовать, что все это не работает для меня?

Уделяйте десять минут в день на тренировку чувства благодарности. Не подавляйте страх. Обращайте внимание на гнев. А так же напоминайте себе, что нужно быть благодарным за то, что у вас есть. Гнев никогда не воодушевляет, а благодарность хорошо с этим справляется. Благодарность ― это мост между вашим миром и параллельной вселенной, где живут все творческие идеи.

TT) Что если мне постоянно приходится иметь дело с людьми, которые в меня не верят?

Найдите для себя новое окружение.

 

Любой, кто начинает жизнь с чистого листа, сталкивается с теми, кто подбивает свернуть с намеченного пути. Биология велит мозгу уберегать вас от опасностей, а обновление ― это риск. Поэтому готовьтесь прощаться с людьми, которые пытаются остановить вас.

И учитесь говорить «нет».

UU) Что если я счастлив сидеть в каморке на нынешней работе?

Удачи

VV) Как я могу доверять вам, если вы столько раз проваливались?

Не доверяйте.

WW) Будете ли вы моим наставником?

Вы уже прочитали этот пост.

Вы начинали жизнь заново? Дополняйте шпаргалку в комментариях!

 

 

Источник   http://www.e-xecutive.ru/knowledge/announcement/1893878/

Пятница, 20 Декабрь 2013 18:12

Счастлив всегда!

Шекспир сказал:

Я всегда чувствую себя счастливым. Ты знаешь, почему? Потому что я ничего ни от кого не жду. Ожидания всегда боль... Жизнь коротка... Так что люби свою жизнь... Будь счастлив... И улыбайся... Перед тем, как говорить, слушай... Прежде чем писать, думай... Перед тем, как тратить деньги, заработай... Перед тем, как молиться, прощай... Перед тем, как делать больно, почувствуй... Перед тем, как ненавидеть, люби... Перед тем, как умереть, живи!

 

Пятница, 20 Декабрь 2013 18:00

Любовь или зависимость

Она опять лежала в больнице. В травматологии. Соседки по палате завидовали ей, сочувствовали и любопытствовали. Сочувствовали многочисленным переломам, лицу в синяках. Завидовали огромным букетам роз, нежности и заботе мужа, который приходил каждый день. Любопытствовали, кто же мог такое с ней сделать. А он приходил, приходил каждый день, вставал на колени возле кровати и молчал. Ей трудно было говорить из-за вывернутой челюсти. Ему... У него не находилось слов. В букете всегда была записка. И она всегда читала ее со слезами на глазах. Соседки гадали, какие слова могут вызвать слезы умиления. Это ведь слезы умиления, так ведь?

 

А в записках на разные лады говорилось: «Прости! Не знаю, что на меня нашло... Я не должен был, я не знаю... Прости! Я так люблю тебя! Не уходи! Если уйдешь, руки на себя наложу! Слышишь, так и знай! Больше этого не повторится... Как я мог тебя ударить?»

 

Это была пятая больница. На ушибы и синяки она давно не обращала внимания. Мама и сестра жалели...

 

Милиции врала про грабителей, несостоявшихся насильников. Участковый ничего не говорил. Просто смотрел сочувственно и понимающе...

 

По статистике в России каждая третья женщина терпит избиения со стороны супруга. И не уходит. Если уходит, то всегда возвращается. А в СМИ не утихают споры, почему она возвращается? Почему терпит? Не утихают и другие споры, почему бьет. Патология? Ревность? Любовь? Именно в СМИ, психотерапия давно рассматривает такие отношения как обоюдную зависимость. Версий и теорий ее возникновения много. Эта статья - одна из них.

 

Мужчина

 

Состояние влюбленности многие психологи и психиатры отождествляют с болезнью. Мысли, поступки, желания - вся жизнь подчинена Ей, единственной и желанной. Встречи, разговоры, признания, цветы, уверения и страхи, «а вдруг уйдет»? Снятся кошмары. Невротическое ли это состояние? Похоже на то. Какова основная потребность влюбленного? Чтобы его любовь была взаимная. Именно поэтому состояние влюбленности страсти обычно весьма непродолжительно по времени. Как только Она, любовь всей жизни, обращает внимание на несчастного влюбленного, влюбленный становится счастливым, потребность находит удовлетворение, а вот влюбленность исчезает. Что происходит дальше? Если отношения, кроме страсти, были завязаны на уважении к интересам друг друга, доверии и взаимопонимании, возможно возникновение гармоничного чувства под названием «Любовь». В другом случае на смену влюбленности приходит разочарование: «Она казалось мне совсем другой».

 

Но это происходит лишь тогда, когда влюбленный понимает, что его полюбили. А если нет? Возможно ли, что даже после свадьбы тот же мужчина чувствует, что его не очень-то любят? Возможно. Он все еще влюблен, а значит, все еще не совсем адекватен. И в воспаленном мозгу появляются мысли, идеи: «Удержать! Во что бы то ни стало удержать! Как же это сделать? Для нее должен существовать только я, я один!» И началось: к подруге не пойдешь, работа тебе не нужна, и не используй косметику, и так краше тебя нет. и не ходи по улицам в короткой юбке... А как он мучается! Вечные подозрения, ревность, недобрые мысли съедают жертву страсти изнутри. И злится, злится он на свою возлюбленную. Уже хочется ударить, так, чтобы поняла, кто в доме хозяин! А то ведь ни в грош не ставит!

 

Нормально ли такое состояние? Думается, нет. Скорее всего, такой мужчина испытывает чувство любовной зависимости, которое сейчас уже ставится на один уровень с другими видами зависимости: спиртного, сигарет, наркотиков.

 

Если жена в отличие от своей несчастной половины не столь привязана к супругу, она уходит. Не смутят ее отсутствие денег, работы, одиночество. Не допустит она такого к себе отношения. Да и нет такой статистики. Статистика собирается по показаниям жертв, избиваемых долго и с удручающими последствиями. Почему же такие женщины терпят подобное отношение супругов к себе?

 

Женщина

 

Известно, что негативные эмоции несут с собой такой же бесценный опыт, как и позитивные. Трудно представить жизнь человека, даже младенца, без негатива. Мокрые пеленки - холодно, мокро - страдание -плач - мама пришла - поменяли - комфорт. Учится ходить - ударился - больно - страдание - пришли, пожалели - комфорт.

 

Получается, без негатива и страдания нет и позитивных эмоций, комфорта, радости. Знаешь горький вкус, почувствуешь и сладкий.

 

Хорошо, если упавшего малыша не только пожалели, но и объяснили, почему он упал. Поддержали и успокоили, он опять пошел. Хорошо, когда для дошкольника существует радость победы, радость открытия. А если за него все делают? Если от всего оберегают? Нет радости. Нет открытий. Нет побед. Единственный способ почувствовать, как бывает плохо, чтобы потом понять, как бывает хорошо, - это упасть, удариться, прищемить палец. Тогда прибежит толпа родственников: успокоят, утешат, дадут конфету, поведут в зоопарк. Было плохо. Стало хорошо.

 

И вот такой человек, в нашем случае женского пола, вырастает. Стратегия ее поведения не меняется, остается такой же. Достаточно похныкать, и все опять прибегут. Но со временем на просто хныканье реагировать перестают. Взрослый человек, все хорошо. Голова болит? Таблетку прими! И тогда женщина начинает искать такое страдание, от которого ей будет обязательно дана «конфетка»: поддержка, помощь, опека и внимание.

 

Они встретились

 

И вот мужчина и женщина, психологические черты которых охарактеризованы выше, встретились. Она, желающая страдания, чтобы получить комфорт со стороны родных и близких. Он, влюбленный в нее с первого взгляда, до беспамятства и невроза. Он желает стать для нее единственным, в состоянии любовного бреда равно хозяин и господин. Он желает ее полного подчинения, вернее, любви: удовлетворить потребность быть любимым и погасить жар беспамятства, сумасшествия. Она не дает ему достигнуть заветной цели.

 

Она страдает от полного подчинения, стремится вырваться на свободу и одновременно не может этого сделать. Потому что родственники, критикующие ее за слабость, одновременно и поощряют ее. Жалеют. Порицают негодяя. Запрет - избиение - страдание - поддержка близких - комфорт. Да и сам муж, после очередного приступа ярости, стоит на коленях, умоляет простить, жалеет и любит, любит, любит!

 

Бьет - значит, любит... Прощает - значит, любит... Или? Обоюдная зависимость.

 

Кто виноват и что делать?

 

Беда в том, что эти двое не понимают, что они давно не здоровы. Они искренне считают, что правы. Искренне считают, что любят друг друга. Не редки случаи, когда соседи вызывали милицию для того, чтобы спасти несчастную женщину от смерти, и потом, они же, доброхоты, оказывались виноваты. Она поливала их грязью, ругала на чем свет стоит... Мужа забрали в милицию!

 

Так же, наверное, в бешенство приходит алкоголик, видя, как кто-то выливает заветную заначку в унитаз.

 

Что же с ними, несчастными и счастливыми одновременно, делать? Да ничего! Пусть живут как живут. А если это дочь, сестра, просто подруга? Ведь больно, больно все это видеть! За ручку вести к психотерапевту. Не психологу, психотерапевту с медицинским образованием.

 

Упомянутый злой тиран - ваш друг? С ним стоит поступить так же. Вредные советы? Возможно!

 

Но никакая статья, никакая передача по телевизору, никакой знакомый психолог или психиатр не сможет достучаться до изменившегося сознания в задушевной беседе. Лечение от зависимости - процесс долгий и трудный как для пациента, так и для психотерапевта.

 

Комментарий эксперта
Валентина Свечникова
психолог-консультант (г.Киев)
Любовная зависимость - это невротическая особенность, которая не имеет отношения к настоящей любви. Основное отличие этих чувств друг от друга в том, что любовь - даже неразделенная - дает ресурсы, заставляет двигаться вперед, а невротическое состояние - это болезнь, которая не оставляет сил на жизнь.
В чем же причины зависимого поведения? Первая и самая главная – отношение родителей к ребенку. В семьях, где нет безусловной родительской любви, где ребенка сравнивают с соседом, другом, где главный родительский посыл - ты будешь хорошо учиться, и за это мы тебя будем любить, - у малыша формируется заниженная самооценка. Ребенок понимает: его не за что любить. Вырастая, такой человек хочет получить любовь, но не уверен, что его могут любить искренне.
В нашем обществе к зависимому поведению часто приводит также гиперопека. Многие дети растут в неполноценных семьях, где мама, обидевшись на все человечество, ставит ребенка в центр своего мира. Пока малыш маленький - мама его опекает, это нормально, но ребенок растет, а опеки меньше не становится, и вот уже на руках у женщины «ребенок» лет 30, который так и не отделился эмоционально от мамы. Если такой человек строит семью, то он подсознательно ищет oпeкуна - партнера, который взял бы на себя всю ответственность. Если речь идет о мужчине, то в партнеры обычно попадают женщины с развитым материнским инстинктом. К сожалению, при внешней благополучности, основная проблема таких пар - подавление сексуального желания. И, как и во всех видах зависимости, мужчина может понимать, что отношения его не устраивают, но он изо всех сил цепляется за них, не веря, что в его жизни могут быть другие, более подходящие для него отношения. Девочки же из неполных семей обычно попадают в зависимые отношения по другой причине. Не имея возможности строить отношения с отцом, не получив своей доли мужской любви и восхищения в детстве, они выходят замуж за первого же человека, обратившего на них внимание. Чаще всего это мужчины, которые старше на несколько лет. Даже если молодая женщина не зависит от него финансово, она зависит эмоционально. Партнер это чувствует и раньше или позже начинает манипулировать женой. К сожалению,человеку с зависимым типом поведения практически невозможно помочь себе самостоятельно.
Это очень стойкий паттерн* поведения, который может быть даже чертой характера Откуда, например, человеку, у которого любые отношения перерастают в постоянные ссоры, знать, что все его проблемы в том, что он никогда не сталкивался с эмоционально теплыми отноше¬иями и единственная возможность для него получить внимание - вызвать на себя негативные эмоции? В таких случаях лучшая самопомощь - поход к психологу.

 

*Паттерн - привычная эмоциональная реакция

Источник  http://www.psyh.ru/rubric/9/articles/82/

 

Четверг, 19 Декабрь 2013 09:54

Ты сможешь!!!

Ну всё, теперь ни звука, ни словца не вымолвлю о том, о самом главном,

теперь уже спокойно, ясно, плавно, но только, чтоб не показать лица,

а всё менять, и каждому своё пусть кажется под маской и тенями,

куда нас одиночество зовёт, которое гуляет между нами,

как тень во сне, и превратившись в свет,лишь кажется, 

и прилепившись к тени считает бесконечные ступени лежащих перед нами жизни лет,

и всё пройдёт от низа до вершин, и вновь обратно от вершины к низу,

всё повторится в лабиринте снов, и кошка будет бегать по карнизам,

весна наступит, и тревога прочь исчезнет, испарившись в дымке утра,

и всё здесь происходит очень мудро, и никому нельзя ни в чём помочь.

Наступит ночь, за ней другая ночь, и ты проснёшься в комнате холодной,

весёлый трезвый и чуть чуть голодный. Сможешь быть, и будешь знать и мочь.

Бронислав Виногродский

 

Среда, 18 Декабрь 2013 14:33

Психотерапия рака.Саймонтон.

Больные раком или другими серьезными заболеваниями могут способствовать своему выздоровлению, а здоровые — участвовать в сохранении здоровья.
Вести себя с больным необходимо так, чтобы было ясно, что вы ожидаете его выздоровления. Вы должны верить, что он может поправиться.
 Пациенты и их родные рассказывали, что открытость и искренность, возникшие во время болезни, сделали отношения в семье более глубокими и близкими. Безусловно, честность в данных условиях сопряжена с болью, но наш опыт показывает, что эта боль — ничто по сравнению с тем одиночеством и изоляцией, которые возникают, когда люди не могут быть самими собой. Человек, оказавшийся лицом к лицу со своим онкологическим заболеванием и потративший много усилий, чтобы научиться влиять на его течение, в результате становится намного психологически сильнее, чем до болезни. У него возникает ощущение, что он стал «больше, чем просто здоров». То же самое можно сказать и о родных больного. Те семьи, которые смогли открыто и честно отнестись к раку, становятся «более, чем просто здоровы».

Carl & Stephanie Simonton

GETTING WELL AGAIN

Bantam Books

К. Саймонтон С. Саймонтон

ПСИХОТЕРАПИЯ РАКА

Санкт-Петербург

Москва • Харьков •  Минск

2001

К. Саймонтон, С. Саймонтон

ПСИХОТЕРАПИЯ РАКА

издание 3-е, исправленное

Серия «Современная медицина» Перевод с английского М. В. Бадхен

Главный редактор                                                          В. В. Усманов

Заведующий редакцией                                                    П. В. Алесов

Редактор                                                                        Т. П. Ульянова

Художественный редактор                                          В. Б. Шимкевич

Корректоры                                                М. Е. Рошаль, Т. В. Дудова

Дизайн и верстка                                                            Е. Ю. Пашей

ББК 55.6+53.57    УДК 616-006.6+615.851

Саймонтон К., Саймонтон С.

С14   Психотерапия рака. — СПб: Питер, 2001. — 288 с. — (Серия «Современная медицина»). ISBN5-272-00329-2

В третьем издании книги (предыдущие выпущены в 1995, 1996 гг.) рас­смотрены ключевые вопросы психоиммунологии и психотерапии рака. Основы­ваясь на многолетнем клиническом опыте, известные американские специалисты К. Саймонтон и С. Саймонтон разработали уникальную программу выздоровле­ния онкологических больных. Особое внимание уделено методикам визуализации и релаксации, преодоления страха и боли, проблемам семейного консультирова­ния.

Для онкологов, психотерапевтов, психологов и студентов медицинских ву­зов.

© С. Simonton and S. Simonton, 1978

© Перевод с английского, М. В. Бадхен, 2001

© Издательский дом «Питер», 2001

Права на издание получены по соглашению с AndrewNurnbergLiteraryAgencyи BantamBooks

Все права защищены Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было

форме без письменного разрешения владельцев авторских прав

ISBN5-272-00329-2

Лицензия ИД № 01940 от 05 06.2000 Налоговая льгота - общероссийский классификатор продукции

OK00S-93, том 2; 95 3000 - книги и брошюры Подписано к печати 09.02.2001. Формат 84х108'/32 Уел п л. 15,12. Тираж 5000 экз Заказ № 103.

ЗАО «Питер Бук». 196105, Санкт-Петербург, ул Благодатная, 67

Отпечатано с готовых диапозитивов в ГИПК «Лениздат» (типография им. Володарского)

Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

191023, Санкт-Петербург, наб р Фонтанки, 59.

В серии   «Современная медицина»   изданы:

Ю. Л. Шевченко, Е. Б. Жибурт Безопасное переливание крови

Под ред. В. Ф. Даниличева Современная офтальмология

Д. Н. Исаев Психосоматические расстройства у детей

А. М. Свядощ Психотерапия

Г. А. Баиров Детская травматология

Под ред. А. Ю. Барановского Руководство по диетологии

А. А. Крылов, В. А. Марченко Руководство по фитотерапии

Под ред. Л. Липшульца, И. Клайнмана Руководство по урологии

С. X. Аль-Шукри, В. Н. Ткачук Опухоли мочеполовых органов

О. Л. Тиктинский, В. П. Александров Мочекаменная болезнь

А. Н. Родионов Сифилис

А. А. Горохов Отонейрохирургия

Содержание

Предисловие к русскому изданию............................................9

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

РАК И ПСИХИКА.............................................................................11

1.  ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЛЕЧЕНИЮ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ...........................................13

Главное — «воля к жизни»....................................................14

Первый пациент: удивительный пример...............................16

Целостный подход к лечению рака........................................20

Результаты нового подхода....................................................21

Претворение теории в практику..............................................23

2. ЧЕЛОВЕК И СИСТЕМА ЕГО ПРЕДСТАВЛЕНИЙ.....................25

Значение индивидуальности больного..................................26

Неожиданное выздоровление...............................................28

«Спонтанное» затухание

болезненных проявлений и эффект плацебо......................32

Психосоматическое здоровье................................................38

3. ПРИЧИНЫ РАКА.........................................................................44

Что такое рак?...........................................................................44

Из-за чего возникает рак?.......................................................45

Иммунная система — естественная

защита от болезни...................................................................52

4. СТРЕСС И БОЛЕЗНЬ.................................................................57

Измерение стресса и предсказание болезни......................57

Стресс и восприимчивость организма

к заболеваниям........................................................................61

Некоторые итоги.

Снова конкретный человек......................................................65

5. РАК, СТРЕСС И ЛИЧНОСТЬ.......................„............................67

Связь эмоций и рака. История вопроса.................................67

Психологические данные........................................................73

Примеры из жизни наших пациентов....................................78

Психологические аспекты заболевания................................84

Путь к выздоровлению.............................................................88

6.  ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О РАКЕ И ИХ ВЛИЯНИЕ

НА ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ..................................................................91

Предопределяющее пророчество..........................................92

Влияние отрицательных социальных установок

на рак.........................................................................................95

Формирование положительной системы

представлений.........................................................................97

7. ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЦЕЛОСТНОЙ МОДЕЛИ ЧЕЛОВЕКА....................................................................103

Психофизиологическая модель развития онкологического

заболевания...........................................................................103

Обратный цикл: модель выздоровления.............................108

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПУТИ КЗДОРОВЬЮ.....................................................................113

8. ПРОГРАММА ЗДОРОВЬЯ В ДЕЙСТВИИ................................115

Коротко о путях к здоровью...................................................116

Выполнение программы здоровья......................................122

9. СОДЕЙСТВИЕ СВОЕМУ ЗДОРОВЬЮ....................................127

История болезни Джона Браунинга.....................................128

История болезни Боба Гилли...............................................132

Как оценить значение событий.............................................133

Определение своей роли

в возникновении заболевания..............................................135

Возьмите на себя ответственность за свое здоровье........138

10. «ПРЕИМУЩЕСТВА» БОЛЕЗНИ............................................141

Болезнь  как способ разрешения проблем.........................142

Право на эмоции....................................................................145

Определение «преимуществ» заболевания.......................146

11. КАК НАУЧИТЬСЯ РАССЛАБЛЯТЬСЯ И ВИЗУАЛИЗИРОВАТЬ СВОЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ...........................................................151

Методика релаксации............................................................153

Расслабление и визуализация

мысленных образов..............................................................155

Процесс создания мысленных образов..............................157

Применение метода визуализации

при других заболеваниях......................................................161

Значение релаксации и визуализации................................163

Возможные трудности в работе с воображением..............165

12. ЗНАЧЕНИЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ОБРАЗОВ.........................167

Критерии эффективности

мыслительных образов.........................................................170

Трудности в работе с образами............................................173

Рисунки и их интерпретации.................................................177

Визуализация как способ описания человеческого «я» .... 190

13. ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАТАЕННЫХ ОБИД....................................193

Наш опыт работы с затаенными обидами..........................195

Формирование мысленных образов для преодоления

обиды......................................................................................196

Опыт наших пациентов..........................................................198

Понимание глубинных причин обиды..................................201

14. ПОСТАНОВКА ЦЕЛЕЙ ...........................................................203

Зачем нужно ставить перед собой цели..............................204

Выбор целей: общие рекомендации....................................206

Подтверждение поставленных целей с помощью мысленных образов..............................................................213

15. ВСТРЕЧА С ВНУТРЕННИМ НАСТАВНИКОМ.......................217

Примеры из нашей практики................................................219

Еще один путь к Внутреннему Наставнику............................226

Визуализация Внутреннего Наставника..............................228

16.  ПРЕОДОЛЕНИЕ БОЛИ..........................................................231

Эмоциональные компоненты боли.....................................232

«Награда» за боль. Как научиться

не превращать боль в оправдание.......................................233

Способы преодоления боли.................................................234

Работа с мысленными образами для уменьшения боли.... 236 Удовольствие вместо боли....................................................239

17.  ФИЗИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ .................................

По часу три раза в неделю........................................

18. СТРАХ РЕЦИДИВА БОЛЕЗНИ И СМЕРТИ...............

Рецидив болезни .......................................................

Смерть.........................................................................

Из историй пациентов...............................................

Увидеть свою жизнь и смерть...................................

Последствия мысленного переживания процесса умирания и перерождения......................

19. ПОДДЕРЖКА СЕМЬИ ...............................................

Понимание чувств больного и своих собственных . Как достичь отношений искренности и поддержки. Поддержка самостоятельности и инициативы

больного.....................................................................

Поощряйте здоровье, а не болезнь.........................

Проблемы длительной болезни...............................

Возможность для роста и развития.........................

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

РАК И ПСИХИКА

.......241

.......245

.......250

.......251

.......253

.......256

.......260

.......263

.......265

.......265

......267

......275

......280

......284

......286

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЛЕЧЕНИЮ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Каждый человек воздействует как на свое здоровье, так и на свою болезнь Цель этой книги — показать, что больные раком или другими серьезными заболеваниями могут способствовать своему выздоровлению, а здоровые — участвовать в сохранении здоровья

Мы специально используем выражения «воздействовать», «способствовать^ и т. п., чтобы подчеркнуть ту роль, которую каждый из нас играет в поддержании собственного здоровья. Большинство людей считают, что исцеление — это нечто, что делают с нами, что, если у нас возникают какие-то проблемы со здоровьем, мы ответственны только за то, чтобы обратиться к врачу, который нас и будет лечить В какой-то степени так оно и есть. Но лишь в определенной степени.

Мы воздействуем на свое здоровье не только непосред­ственно, с помощью физических упражнений и определенного питания, но и через свои представления, чувства, отношение к жизни. Кроме того, реакция человеческого организма на лече­ние зависит от нашей веры в эффективность лечения и дове­рия к врачам

В этой книге мы ни в коей мере не стремимся умалить значение врачей Скорее, мы хотим рассказать о том, что спосо­бен сделать каждый больной, чтобы помочь медицине и обрес­ти желанное здоровье.

Понять, насколько сильно больной может воздействовать на свое здоровье и на свою болезнь — первый и главный шаг к выздоровлению. Для многих наших пациентов он оказался решающим.

Мы — это Карл и Стефани Саймонтон, руководители Дал­ласского центра онкологических исследований и консультаций

13

(штат Техас). Карл — медицинский директор этого центра. По образованию он радиоонколог, врач, специализирующийся на лечении раковых заболеваний. Стефани — психолог. Она отвечает за программы по психологическому консультирова­нию и обучению.

К нам обращаются люди, которым медики сообщили, что их болезнь неизлечима. По американской статистике раковых заболеваний это означает, что таким больным в среднем оста­лось жить не более года. Эти люди рассчитывали только на помощь медицины, а врачи сообщают, что она бессильна и им осталось жить всего несколько месяцев, после этого пациенты начинают чувствовать себя обреченными, загнанными в ло­вушку, беспомощными и обычно не обманывают предсказа­ний своих врачей. Но когда пациенты мобилизуют все свои ресурсы и активно участвуют в борьбе за свое выздоровле­ние, они способны намного продлить отведенный им срок и существенно изменить свою жизнь.

Общие идеи и приемы, описанные в этой книге, отражают подход, применяемый в нашем онкологическом центре для того, чтобы показать больным, как они могут воздействовать на собственное здоровье, чтобы жить полной жизнью.

Главное — «воля к жизни»

Почему, страдая одним и тем же заболеванием, одни больные выздоравливают, а другие — умирают? Этот вопрос заин­тересовал Карла, еще когда он работал в Медицинском колледже при Орегонском университете. Тогда же он обратил внимание, что иногда пациенты, утверждавшие, что хотят жить, вели себя так, словно жизнь им была в тягость. Больные раком легких, например, не бросали курить, а те, у кого был рак печени, продолжали пить. Были также больные, которые своевременно не приходили на назначенное лечение.

Медицинский прогноз развития заболевания многих из этих пациентов свидетельствовал о том, что если они будут ле­читься, то у них впереди еще много лет жизни. Но снова и снова утверждая, что у них есть бесконечное количество при­чин, чтобы жить, эти пациенты находились в состоянии боль-

14

шей апатии, подавленности и готовности отказаться от борь­бы, чем некоторые смертельно больные.

Среди последних были люди, которых выписывали из боль­ницы после минимального лечения, не надеясь, что они дожи­вут до следующей назначенной встречи, но они еще многие годы являлись раз в полгода или в год на очередное обсле­дование и, вопреки всякой статистике, оставались в достаточ­но хорошей физической форме.

Когда Карл спрашивал их, чем они объясняют свое хоро­шее самочувствие, они отвечали что-то вроде: «Я не могу умереть, пока мой сын не закончит колледж», «Без меня вся работа остановится» или «Я не могу умереть, пока не разре­шу все проблемы с дочерью». В этих объяснениях красной нитью проходила вера, что они имеют какое-то влияние на течение болезни. Основная разница между ними и теми па­циентами, которые не хотели сотрудничать с врачами, состоя­ла в их отношении к своей болезни, к жизни вообще. По тем или иным причинам пациенты, у которых все шло хорошо, имели более сильную «волю к жизни». Это открытие нас просто поразило.

Стефани специализировалась по вопросам мотивации и занималась людьми, добивающимися успеха в своем деле — теми, кому, казалось, самой судьбой было предопределено до­стичь наибольших высот. Она изучала поведение наиболее известных людей такого типа и затем обучала людей с обыч­ными способностями принципам такого поведения. Нам по­казалось логичным применить подобный подход к исследова­нию онкологических больных: изучить то, что было общего у тех, чьи дела шли хорошо и чем они отличались от пациентов, у которых дела шли неважно.

Если разница между выздоровевшими пациентами и теми, кому не удалось этого сделать, частично состоит в их отноше­нии к болезни, а также в вере, что они могут на нее воздей­ствовать, то каким образом, рассуждали мы, можно повлиять на формирование у наших пациентов такой положительной установки? Нельзя ли использовать приемы мотивационной психологии, чтобы выработать и укрепить у них «волю к жизни»? Примерно с 1969 г. мы стали интересоваться всеми

15

существующими для этого методами и изучили применение таких разных психологических методик, как дискуссионные группы, групповая психотерапия, медитация, работа по усиле­нию воображения и позитивного мышления, различные мето­ды усиления мотивации, биологическую обратную связь и курсы по «развитию мышления» и «мыслительной динамики» по методу Хосе Сильвы.

Изучая биологическую обратную связь (БОС), мы узна­ли, что существуют приемы, позволяющие людям воздей­ствовать на происходящие в их организме внутренние про­цессы, например частоту пульса и артериальное давление. Один из основных аспектов БОС — работа со зрительными образами — являлась одновременно составной частью дру­гих изучавшихся нами приемов, и чем больше мы узнавали обо всем этом, тем больше росло наше любопытство.

Вкратце работа со зрительными образами сводится к тому, что человек в состоянии релаксации должен мысленно пред­ставить себе желаемую цель или результат. В случае с онко­логическими заболеваниями это означает, что больным нуж­но зрительно представить себе сам рак, то, как лечение разрушает его и, самое главное, как естественный защитный механизм помогает организму выздороветь. Посоветовав­шись с двумя ведущими специалистами по БОС — Джо Камиа и Элмером Грином из клиники Менненджера, мы ре­шили применить методику БОС для работы с онкологиче­скими больными.

Первый пациент: удивительный пример

Первому пациенту, на котором мы опробовали наши новые идеи, был 61 год. Он поступил в клинику при медицинском институте в 1971 г. с одной из форм рака гортани, которая обычно не поддается лечению. Пациент был очень слаб, его вес уменьшился с 60 до 45 кг, ему было трудно глотать слюну и дышать. Его шансы прожить больше пяти лет оцени­вались менее, чем в 5 %. Врачи клиники сомневались, стоит ли вообще его как-то лечить, поскольку это принесло бы ему

16

новые страдания, не повлияв сколько-нибудь значительно на саму опухоль.

Отправляясь на первую встречу с этим больным, Карл был твердо намерен постараться привлечь его к участию в лечении. Это был как раз тот случай, когда оправданы чрез­вычайные меры. Карл начал с того, что объяснил пациенту, каким образом он сам может повлиять на течение заболева­ния. Затем, основываясь на уже собранных нами к тому вре­мени сведениях, Карл наметил программу релаксации и рабо­ты с воображением. Больному предстояло выделить время, чтобы трижды в день — утром, как только проснется, днем, после обеда, и вечером, перед сном — посвящать от пяти до 15 мин определенным упражнениям, во время которых он должен был, сидя в удобном положении, сосредоточиться на мышцах своего тела и, начиная с головы и постепенно опус­каясь вниз до самых стоп, мысленно отдавать приказ каждой группе мышц расслабиться. Затем, уже в расслабленном со­стоянии, он должен был представить себя сидящим в каком-то тихом, приятном месте — под деревом, у ручья или в любой другой подходящей обстановке — и, оставаясь там столько, сколько ему покажется необходимым, стараться как можно отчетливее представить свою опухоль — в любой форме, какую она примет в его воображении.

Затем Карл просил его представить себе, что его лече­ние — радиотерапия — заключается в потоках миллионов крохотных зарядов энергии, которые на своем пути поража­ют все клетки организма — и нормальные, и раковые. Но, продолжал Карл, раковые клетки слабее и менее органи­зованны, чем нормальные, и, в отличие от последних, не мо­гут восстановиться после нанесенного им ущерба. Поэтому нормальные клетки остаются здоровыми, а раковые погиба­ют.

После этого Карл просил пациента нарисовать в своем воображении последний и самый важный этап: к раковым клеткам устремляются лейкоциты. Они подбирают погиб­шие и умирающие раковые клетки и через печень и почки выводят их из организма. Пациент должен был мысленно представить себе, как раковая опухоль уменьшается в разме-

17

ре и к нему возвращается здоровье. Выполнив такое упраж­нение, он мог снова заниматься обычными делами.

То, что происходило с этим пациентом, не поддавалось никакому сравнению с тем, что обычно наблюдалось при использовании только традиционных методов лечения. Ра­диотерапия проходила на редкость успешно, у больного по­чти не было побочных реакций ни на коже, ни на слизистых рта и горла. Уже к середине курса он снова смог есть, окреп и прибавил в весе. Раковая опухоль становилась все мень­ше.

Больной говорил, что на протяжении всего курса лече­ния — радиотерапии, совмещенной с работой воображе­ния, — он только однажды пропустил сеанс работы со зри­тельными образами. Это случилось в тот день, когда он от­правился с другом покататься на машине и они застряли в дорожной пробке. Он тогда очень рассердился и на себя, и на друга, потому что чувствовал, что, пропуская даже один сеанс, теряет контроль за своим состоянием.

Хотя работа с этим пациентом нас воодушевляла, одно­временно мы испытывали и страх. Возможности, которые, казалось, открывал перед нами новый метод лечения, намно­го превосходили все, к чему подготовило Карла его меди­цинское образование.

Дела у нашего пациента шли хорошо, и, наконец, спустя два месяца у него исчезли все признаки рака. Он был уверен, что может повлиять на течение болезни, и мы убедились в этом, когда уже ближе к концу курса он сказал: «Доктор, в самом начале я не мог бы обойтись без вас. Теперь же я думаю, что даже если бы вас вдруг не стало, я все равно бы смог справиться сам».

После того как он избавился от рака, этот пациент решил попробовать таким же образом избавиться от артрита, кото­рый мучил его в течение многих лет. Он представлял себе, как белые кровяные тельца разглаживают поверхности его суставов на руках и ногах, шлифуя все неровности и шеро­ховатости до тех пор, пока поверхности снова не станови­лись гладкими и блестящими. Симптомы артрита стали за-

18

метно ослабевать, и, хотя время от времени он все-таки да­вал о себе знать, наш пациент стал чувствовать себя на­столько лучше, что смог регулярно ловить рыбу, стоя в ру­чье, на что не каждый человек может решиться даже без артрита.

Кроме того, он решил использовать релаксацию и работу с воображением для того, чтобы повлиять на свою сексуаль­ную жизнь. Несмотря на то что уже 20 лет он страдал импо­тенцией, через несколько недель после начала упражнений ему удалось полностью возобновить сексуальную активность, и эта способность сохранялась у него в течение еще шести лет.

Нам очень повезло, что результаты этого первого случая были настолько убедительны. Когда мы стали открыто го­ворить в медицинских кругах о своем опыте и о том, что пациенты в состоянии воздействовать на течение заболева­ния гораздо сильнее, чем мы думали раньше, реакция врачей оказалась резко отрицательной. Нередко мы и сами начина­ли сомневаться в собственных выводах — ведь, как и все остальные люди, особенно те, кто получил медицинское об­разование, мы привыкли думать, что болезнь — это нечто, что «случается» с человеком, и он не в состоянии психоло­гически управлять ее течением; что едва ли можно говорить о каких-то значительных причинно-следственных связях между заболеванием и тем, что происходит в остальных сфе­рах жизни человека.

Как бы то ни было, мы продолжали использовать наш новый подход к лечению онкологических заболеваний. И хотя это не всегда приводило к существенным изменени­ям в течении самой болезни, но всегда сильно изменяло ре­акцию пациентов на лечение. Сегодня, спустя семь лет после лечения первого пациента Карла, помимо работы с вообра­жением мы используем ряд дополнительных приемов, апро­бированных в госпитале военно-морской базы в Трависе, где Карл возглавлял отделение радиотерапии, а позже — в на­шем центре в Форт-Уорте. Эти приемы описаны во второй части книги.

19

Целостный подход к лечению рака

В людях живет такой сильный страх перед раком, что как только они узнают, что у них болезнь онкологического ха­рактера, очень часто это становится главной характеристикой таких людей. Человек может выполнять в жизни огромное число ролей: быть родителем, начальником, возлюбленным, может обладать какими угодно качествами — умом, обаянием, чувством юмора, но с этой минуты он становится «раковым больным». Вся его человеческая сущность вдруг заменяется одним — болезнью. Все окружающие, часто включая и леча­щего врача, замечают только одно — физический факт онко­логического заболевания, и все лечение адресуется исключи­тельно телу человека, но не его личности.

В центре нашей теории лежит представление о том, что болезнь — это не чисто физическая проблема, это проблема всей личности человека, состоящей не только из его тела, но разума и эмоций. Мы полагаем, что эмоциональное и интел­лектуальное состояние играет существенную роль как в вос­приимчивости к болезням, включая рак, так и в избавлении от них. Мы считаем, что часто рак свидетельствует о том, что где-то в жизни человека имелись нерешенные проблемы, ко­торые усилились или осложнились из-за серии стрессовых ситуаций, произошедших в период от полугода до полутора лет до возникновения рака. Типичная реакция онкологиче­ского больного на эти проблемы и стрессы заключается в ощущении своей беспомощности, отказа от борьбы. Эта эмо­циональная реакция приводит в действие ряд физиологиче­ских процессов, которые подавляют естественные защитные механизмы организма и создают условия, способствующие об­разованию атипичных клеток.

Далее мы постараемся показать, почему с такой уверенно­стью придерживаемся этих представлений. Если они верны, то тогда в борьбе с болезнью и врачи, и пациенты должны учитывать не только то, что происходит на физическом уров­не, но и, что особенно важно, все, происходящее в остальной жизни человека. Одно только физическое воздействие мо-

20

жет не привести к успешному результату. Эффективная про­грамма лечения должна обращаться к человеку в целом, а не фиксироваться только на болезни. В противном случае это будет напоминать попытки справиться с эпидемией малярии только при помощи хины, не осушая канав, в которых размно­жаются малярийные комары.

Результаты нового подхода

Через три года, в течение которых мы обучали своих пациен­тов использовать разум и чувства для изменения характера течения злокачественных заболеваний, мы решили проанали­зировать результаты применения нашего метода и научно оце­нить его эффективность, доказав тем самым, что подобное эмоциональное воздействие действительно влияет на резуль­таты лечения.

Мы начали с группы пациентов, которые традиционной медициной были признаны неизлечимыми. Считается, что та­кие больные живут в среднем не более года.

В последние четыре года мы работали со 159 пациентами, у которых диагноз свидетельствовал о неизлечимом онколо­гическом заболевании. Из них 63 живы и по сей день. В среднем они прожили 24,4 мес после того, как был поставлен указанный диагноз. По американским стандартам среднестати­стическая продолжительность жизни для этой группы боль­ных составляет 12 мес. В контрольной группе больных со сходными заболеваниями продолжительность жизни в сред­нем соответствует общенациональным данным, то есть она в два раза меньше, чем у наших пациентов. У тех из наших больных, которые все-таки умерли, продолжительность жизни составила 20,3 мес. Другими словами, пациенты нашей группы, которые до сих пор живы, уже прожили в два раза дольше, чем те, кто лечился только традиционными методами. Даже умершие жили в полтора раза дольше представителей конт­рольной группы.

К январю 1978 г. у оставшихся в живых пациентов на­блюдали  следующее:

21

Количество пациентов

При этом не следует забывать, что всех (100 %) больных считали неизлечимыми.

Конечно, продолжительность жизни после установления диагноза является лишь одной стороной дела. Не менее, а мо­жет быть, и более важным является качество жизни. Суще­ствуют несколько объективных показателей качества жизни, но мы выбрали один из них, свидетельствующий об уровне ежедневной активности пациента во время или после лечения по сравнению с тем уровнем, который был у него до заболева­ния. В настоящее время 51 % наших пациентов сохраняют та­кой же уровень активности, как и до заболевания, а у 76 % активность составляет по крайней мере три четверти от пре­жнего уровня. Основываясь на своем клиническом опыте, мы можем сказать, что такой уровень активности у «приговорен­ных к смерти» людей по крайней мере поразителен.

Приведенные данные подтверждают верность наших вы­водов: активное и позитивное участие пациентов может по­влиять на ход болезни, результаты лечения и качество их жизни.

Кто-то сочтет, что мы вселяем в больных «неоправданную надежду», а утверждая, что человек способен повлиять на ход своего заболевания, внушаем ему веру в нереалистичные пер­спективы. Действительно, течение рака настолько отличается у разных людей, что мы никогда не осмелились бы давать какие-либо гарантии. Здесь всегда существует некоторая не­определенность, впрочем, как и при традиционном лечении. Однако мы считаем, что относиться к неопределенности с на­деждой вполне оправданно.

22

Отсутствие признаков заболевания

14

22,2

Регрессивное развитие опухоли

12

19,1

Стабилизация заболевания

17

27,1

Рост новой опухоли

20

31,8

Само ожидание, как со знаком «плюс», так и со знаком «минус», может значительно повлиять на исход болезни. От­рицательное ожидание, конечно, избавит человека от разоча­рования, но оно может содействовать негативному исходу, которого можно избежать.

Сейчас мы не можем гарантировать, что положительные ожидания выздоровления обязательно сбудутся. Но если у человека нет надежды вообще, он остается один на один с ощущением безысходности, а это чувство и так играет слиш­ком большую роль в жизни онкологических больных. Мы не отрицаем возможности летального исхода и работаем со сво­ими пациентами, помогая им принять смерть как одну из воз­можностей. Но одновременно с этим мы стараемся показать, что они могут повлиять на собственное состояние, что разум, тело и эмоции способны бороться за их здоровье.

Претворение теории в практику

Наша книга состоит из двух главных частей. В первой описа­на теория, на которой основан наш психологический подход к лечению рака; вторая представляет собой программу выздо­ровления, предназначенную для пациентов и членов их семей. В первой части — «Рак и психика» — мы не ставили перед собой задачи доказать научному миру правильность нашего подхода. Это, скорее, попытка просто и понятно изложить нашу теорию, так, чтобы каждый мог сам решить, есть ли смысл в этом подходе и стоит ли его использовать.

Вторая часть начинается с «Путей к здоровью». Это про­грамма, которую мы используем в Центре онкологических исследований и консультирования в Форт-Уорте. Мы бы хо­тели, чтобы пациенты попробовали применить предлагаемые приемы, поскольку просто прочитать о них, но не использо­вать на практике, — все равно что выписать лекарство у врача, но не принимать его. Приняв участие в предлагаемой программе, больные будут активно воздействовать на свое здоровье.

В последней главе мы обращаемся к проблемам, с ко­торыми приходится сталкиваться близким больного. Мы ос-

23

танавливаемся на возникающих в подобных ситуациях трудностях общения, на калейдоскопе чувств, обычно пере­живаемых родственниками больного, и на возможности боль­шей близости и любви, которая возникает в результате тако­го общения. Мы советуем больным раком прочитать эту главу мужьям или женам, детям, другим членам семьи и дру­зьям.

Мы приглашаем читателя вместе с нами отправиться на поиски новых методов избавления от болезней и поддержа­ния здоровья.

ЧЕЛОВЕК

И СИСТЕМА

ЕГО ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

Современная медицинская технология вызывает у человека трепет и кажется настолько могущественной и мудрой, что трудно бывает поверить, что в сравнении с ней наши собственные ресурсы могут иметь какое-то значение. Конечно, никто не станет отрицать важности достижений современной медицины. Она занимает одно из ведущих мест среди величайших завоеваний человеческого разума. Только в области онкологии огромные успехи были достигнуты в радиотерапии, тончайших процессах химиотерапии и хирургических методах лечения. Благодаря им от 30 до 40 % всех больных будут «излечены» от рака.

При лечении некоторых онкологических заболеваний ис­пользуется установленная в специальных помещениях аппа­ратура, причем кругом развешаны предупреждения об опас­ности радиоактивного облучения. Оставшись наедине с этими приборами, пациенты недоумевают, почему, если лечение счи­тается таким полезным, весь медицинский персонал его избе­гает. Другие аппараты испускают такой шум и скрежет, что пациентам приходится надевать наушники. Новейшее диаг­ностическое оборудование имеет такие колоссальные разме­ры, что больных для послойного анализа тканей приходится помещать внутрь таких аппаратов. Во время многочасовых операций, требующих очень точных действий, хирурги пользу­ются невероятно сложным и дорогостоящим оборудовани­ем. Поистине, мощность технологии потрясает. Некоторые способы лечения рака обладают такой силой, что пациенты боятся побочных эффектов от лечения ничуть не меньше, чем самого заболевания.

На развитие медицинской технологии было затраче­но столько времени, денег и знаний, что, хочешь не хочешь,

25

медицина будет казаться всемогущей. Но если, несмотря ни на что, люди продолжают умирать, всемогущей начина­ет казаться болезнь. Сверкающее оборудование, огромные лаборатории и успехи современной медицины иногда за­ставляют забыть, что многое в исцелении так и остается загадкой. Очень важно помнить о границах нашего зна­ния.

Значение индивидуальности больного

Вряд ли найдется хотя бы один специалист-онколог, кото­рый бы не спрашивал себя: почему один пациент умирает, а другой — с тем же прогнозом и лечением — выздоравлива­ет? В нашей программе участвовали два пациента, которые могут служить этому примером. Оба получали самое луч­шее лечение. Оба участвовали в работе с использованием описанных в этой книге методик. Но их реакции на все виды лечения были совершенно различны. У Джерри Грина и Билла Спинозы (здесь и далее все имена пациентов изме­нены) были одинаковые диагнозы: рак легких с метастаза­ми в мозг.

В тот день, когда Джерри узнал, что у него рак, он полно­стью отошел от жизни: оставил работу и, уладив все финан­совые дела, уселся перед телевизором, где и просиживал часами с отсутствующим взором. Уже через двадцать четы­ре часа он начал испытывать острую боль и недостаток энергии.

Как ни старались окружающие, им ничем не удавалось его заинтересовать. У него всегда была мечта сделать для дома высокие стулья к бару, и вот теперь он неделю-другую поработал в своей мастерской, почувствовав при этом неко­торый прилив энергии и уменьшение боли, но, как только стулья были готовы, Джерри снова вернулся к телевизору. Его жена говорила, что на самом деле он смотрел его без особого внимания. Во всяком случае, не так внимательно, как следил за часами, боясь пропустить время приема боле-

26

утоляющего. Радиотерапия не дала никаких результатов, и через три месяца он умер. Уже позже жена Джерри вспоми­нала, что его мать, отец, а также многие из близких родствен­ников и друзей умерли от рака. Более того, когда они позна­комились, он предупредил ее, что тоже умрет от рака.

У Билла Спинозы был тот же диагноз: рак легких с метастазами в мозг. Прогноз относительно его выживания и лечения ничем не отличался от прогноза Джерри, но реак­ция на болезнь у Билла была абсолютно иной. Во время болезни он пересмотрел систему жизненных ценностей. Ра­ботая коммерческим агентом, он вечно разъезжал, вечно куда-то спешил. По собственному выражению Билла, у него ни­когда не хватало времени «полюбоваться деревьями». И хотя во время болезни он продолжал работать, ему уда­лось перестроить свою жизнь так, чтобы времени хватало и на кое-какие радости.

В нашей клинике он активно работал в терапевтиче­ской группе и регулярно занимался по методике работы с воображением, которой научился в этой группе. Билл хорошо воспринял радиотерапию, и симптомы его болезни практически исчезли. Все это время он сохранял полную активность. Примерно через полтора года после того, как Билл закончил нашу программу, он испытал несколь­ко сильных эмоциональных потрясений. Очень скоро после этого болезнь к нему вернулась, и довольно быстро он умер.

У этих пациентов стоял одинаковый диагноз, оба получа­ли одно и то же лечение, и все же Билл пережил Джерри больше, чем на год и жил значительно дольше того времени, которое отводит медицина больным с таким видом рака. Более того, качество жизни Билла было совсем иным. Он жил полной жизнью, был активен, радовался своей семье и друзьям. Реакции на лечение обоих пациентов отличались от обычных. Смерть Джерри наступила значительно раньше, чем могла бы, а Билл, наоборот, на многие месяцы улучшил свой прогноз.

27

Неожиданное выздоровление

Если на примере Билла и Джерри мы видим, насколько ход болезни зависит от индивидуальности больного, случай Боба Гилли еще ярче демонстрирует загадки выздоровления. Боб занимал высокий пост в страховой фирме в городе Шар­лотт (штат Северная Каролина). Он всегда обладал доволь­но крепким здоровьем и поэтому не очень задумывался о болезнях. Многие годы он увлекался теннисом. Однако в течение нескольких месяцев до того, как у него обнаружили рак, Боб находился в плохом эмоциональном состоянии и сам это понимал. Он переживал трудности в отношениях со значимым для него человеком, и это подавляло и расстраи­вало его. Все же, придя в 1973 г. на ежегодный медицинский осмотр, он чувствовал себя в хорошей физической форме: утром того же дня он сыграл довольно напряженную часо­вую партию в теннис.

Работая в области страхования, Боб хорошо понимал важ­ность регулярных медицинских осмотров, хотя и восприни­мал их как нечто очень скучное, поскольку у него практиче­ски никогда ничего не находили. Его кардиограмма, рентгеновский снимок, артериальное давление — все было в порядке, но во время тщательного осмотра врач обнаружил у него в паху уплотнение, и на следующую неделю была назна­чена биопсия.

Вот как об этом недавно рассказал сам Боб, выступая перед онкологическими больными и медиками, заинтересовав­шимися нашим методом:

Мне сказали, что разрез будет очень неболь­шим, может быть с дюйм, вроде того, что делают, когда вырезают аппендикс. Проснувшись через не­сколько часов после биопсии, я обнаружил, что у меня разрезан вдоль и поперек весь живот. Когда при­шел хирург, он сказал, что очень трудно определить характер взятой ткани, это злокачественное об разование, но у меня хорошие шансы выкрутиться. Рано утром следующего дня мои шансы понизились до пятидесяти процентов, а когда появился мой ле-

28

чащий врач, диагноз снова изменился. Мои шансы на выживание составляли теперь тридцать процен тов.

После долгих совещаний патологоанатом, он­колог и хирург наконец вынесли окончательный ди­агноз — «вторичная недифференцированная рако­вая опухоль». Шансов на то, что я останусь жить, осталось менее одного процента.

После этого Боба перевели в крупную клинику для про­хождения химиотерапии.

Это было жутко. Я прибыл туда очень сла­бым после операции и целый день провел в при­емном покое вместе с сотнями других онкологи­ческих больных. Отношение ко всем было абсолютно безличное, но я уверен — это объясняется тем, что человека там воспринимают просто как носи теля определенного заболевания. Я превратился в «недифференцированную опухоль из палаты 351 А».

Когда я достаточно окреп, мне выдали огром нов количество пропусков. Пропуска на все: чтобы пойти в парк на прогулку, на завтрак, обед и ужин, даже пропуск в туалет на автозаправочной стан ции, которая находилась через дорогу — мне было очень важно не терять связи с внешним миром и не превращаться в больного, заживо погребенно­го в стенах онкологической клиники. У меня про­пусков было больше, чем у кого бы то ни было за всю историю этой клиники. Кроме того, из боль­ницы я продолжал руководить делами своего от­дела.

Наконец мне подобрали подходящий вид и дозы химиотерапии, и я столкнулся еще с одной тяже­лейшей стороной онкологических заболеваний. Боль­шую часть времени мне было смертельно плохо. Выпали все волосы, не было никакого аппетита, я потерял больше половины веса. Меня постоянно тошнило, мучил понос, горели вены (раздраженные химиотерапией). Полость рта покрылась язвами,

29

я был слаб и бледен. За очень короткое время я стал похож на жертву концентрационного ла геря.

Я видел, что за исключением нескольких, са мых важных для меня людей, большинство окружа ющих считали меня уже трупом. Получая химио­терапию, я в надежде на чудо перепробовал все: различные диеты, витаминотерапию, экстрасен­сов, религиозных целителей и т.  д. Иногда у меня возникало желание просто заорать: «Чертов рак, чтоб тебе было пусто! Убирайся вон из моего тела!»

Боб несколько раз лежал в клинике, где его лечили с помощью интенсивной химиотерапии. Через десять месяцев настал момент, когда дальнейшая химиотерапия уже не имела смысла, она могла губительно сказаться на сердце. А опухоль в паху так и не уменьшалась.

Боб узнал о нашей программе и посетил один из сеансов в Форт-Уорте. Еще до этой встречи он получил некоторые материалы с описанием нашего метода и магнитофонную за­пись, обучающую работе с воображением. Несмотря на то, что в тот раз он пробыл у нас всего несколько дней, первая встреча вселила в него новую надежду. Боб так об этом рассказывал: «Когда я сошел с самолета в Шарлотте, моя жена сказала: "Тебя прямо не узнать!" Я на самом деле чувствовал себя по-другому. У меня появилась надежда. Я вернулся домой полный решимости, зная, что делать».

Сеансы химиотерапии закончились, и Боб лишь проходил ежемесячный осмотр у местного онколога. Хотя ему было трудно соблюдать регулярность занятий, требуемую по ме­тодике работы с воображением, он не сдавался. Одновре­менно Боб вернулся к физическим упражнениям и через некоторое время уже мог выдержать двадцать минут спо­койной игры в теннис. Очень медленно к нему стали возвра­щаться силы, и он даже немного прибавил в весе. Но страш­ный призрак рака все еще висел над ним. Вот как он это вспоминает:

30

С точки зрения медицины, в течение двух, трех, даже четырех недель не происходило ника­ких изменений. Но я продолжал упорно верить, что эта система сработает. Через шесть недель я от правился в Шарлотт на осмотр к врачу. Трудно описать тот страх, который я испытывал, пока он ощупывал мое тело. Я подумал: <?Л вдруг она вы­росла? Раз этак в пять?» Доктор с удивлением по­смотрел на меня и как то очень мягко проговорил: ■«Опухоль значительно уменьшилась. Я бы даже сказал, что она стала меньше на три четверти». Мы вместе с ним порадовались происходящему, но все-таки старались не слишком обольщаться.

Через две недели — это было спустя два ме­сяца после моей встречи с Саймонтонами — я про­шел радиоизотопное обследование и разные другие анализы и проверки. Опухоли не было, на ее месте остался только небольшой рубец в виде узелка, раз­мером с горошину. Всего два месяца прозанимав шись релаксацией и работой с воображением, я из­бавился от рака! Мои врачи в Шарлотте просто не верили своим глазам.

В течение последующих нескольких месяцев к нему посте­пенно возвращались прежняя сила и энергия, пока он наконец не почувствовал, что стал таким же или даже более энергич­ным, чем до болезни.

Но Бобу еще предстояла большая работа. Во время по­следующих встреч с нами ему пришлось разрешать многие из тех личных проблем, которые привели к эмоциональной депрессии, предшествовавшей заболеванию. Он работал и над тем, чтобы изменить свое поведение, вредившее его се­мейным отношениям. В настоящий момент у Боба не наблю­дается никаких признаков болезни. Он сообщает:

Сейчас у меня гораздо больше сил и энергии, чем до болезни. Если бы не медицинские справки, я бы мог пройти освидетельствование на любой вид страховки. Однако не стоит думать, что я совер­шенно уверен в себе. Иногда на меня нападает уны-

31

ние и страх, что болезнь снова может вернуться. Такое бывает, например, когда у меня случается рас­стройство желудка. А иногда я начинаю сомневать­ся, что все это на самом деле со мной произошло. Логика начинает нашептывать: «Может, это все-таки запоздалый эффект химиотерапии или вита­минов? А может, на самом деле никакого рака и не было?* Но все же большую часть времени я уверен, что мне помог именно этот способ. И он поможет еще многим и многим другим.

Боб проделал большую работу, чтобы люди в Шарлотте узнали, какую роль может сыграть сам пациент в борьбе с раком. Он организовал специализированную онкологичес­кую консультативную службу. Рассказывая о пережитом, Боб заключает: «Я многое узнал о своей роли в возникно­вении заболевания и в избавлении от него, узнал, как можно высвободить скрытые в каждом из нас силы».

«Спонтанное» затухание болезненных проявлений и эффект плацебо

Пример Боба кажется нам очень ярким, поскольку в его случае обычное лечение не дало положительных результатов, и все же теперь, четыре года спустя, у него нет никаких признаков рака. Подобное изменение в его состоянии можно было бы объяснить запоздалым эффектом химиотерапии, хотя большинство врачей вряд ли бы с этим согласились. Мы считаем, что выздоровление было делом рук самого Боба. Его невозможно объяснить обычной реакцией на традиционное лечение. Это, без сомнения, случай спонтанного выздоровления; оно произошло как бы «само собой».

Когда ход болезни нельзя объяснить каким-нибудь физи­ческим вмешательством, выздоровление принято называть «спонтанным». За этим словом обычно скрывается то, чего мы сегодня еще не знаем. Точно так же в средние века за словосочетанием «спонтанное зарождение» скрывалось то, что

32

было неизвестно медицине того времени. Тогда люди не мог­ли объяснить, почему живые организмы, вроде личинок мяс­ных червей, возникали из неживой субстанции, например из испорченных продуктов. Вот и говорили, что они «спонтанно зарождались» (только в 1765 г. Спалланцани показал, что если пищевые продукты поместить в воздухонепроницаемые банки, живые организмы, зарождавшиеся обычно в испорчен­ной пище, не появлялись. Другими словами, яички личинок переносились через что-то, что было в воздухе. Когда к продук­там не было доступа воздуха, «спонтанного зарождения» не происходило). То же самое можно сказать и о «спонтанном затухании болезненных проявлений». Оно тоже происходит в результате действия каких-то процессов или механизмов, которых мы еще не понимаем.

Количество подобных спонтанных явлений при раке, по всей видимости, невелико, хотя все оценки можно отнести к разряду догадок: мы не знаем, сколько подобных случаев (так называемых ремиссий) происходит до того, как у паци­ента обнаруживают заболевание. Но сколько бы этих случа­ев ни было, на самом деле ни один из них не является «спонтанным». В каждом из них мы видим какую-то при­чинно-следственную связь. Просто процесс, вызвавший спон­танное затухание признаков заболевания, находится за пре­делами нашего понимания. Очень возможно, что мы не в состоянии распознать этот процесс, поскольку не придаем достаточного внимания тому воздействию, которое на орга­низм человека оказывают интеллектуальная и эмоциональ­ная стороны его жизни, в том числе и система его представ­лений о болезни, лечении и шансах на выздоровление.

То, что медицинская практика не придает никакого значе­ния взглядам и чувствам человека, совершенно неоправдан­но и даже удивительно. Этим она полностью игнорирует значение того, что даже по мнению многих врачей является одним из самых сильных лекарств — плацебо. Каждый врач знает, какую пользу иногда приносит лечение, при котором используется только таблетка из сахара или другого нейт­рального вещества. Это называется «эффектом плацебо».

2   Зак. № 103                                                                                                                           33

Иногда пациенту говорят, что лекарство обладает каким-то определенным положительным побочным эффектом, и боль­ной испытывает это воздействие, хотя в таблетке нет ничего, что могло бы его вызвать.

Обычно врачи назначают плацебо, когда больной не нуж­дается ни в каком лекарстве (как, например, люди, которые вечно на все жалуются), или когда нужное лечение больному недоступно, но врач не хочет, чтобы тот чувствовал себя брошенным (по понятным причинам врачи не часто обсужда­ют вопросы плацебо с пациентами). Во многих случаях пла­цебо оказывает удивительно хорошее воздействие, уменьшая или вовсе снимая физические симптомы, в том числе симпто­мы тех болезней, которые не лечатся ни одним из известных способов. По-видимому, единственным активным элементом, входящим в состав такого лечения, является положительное ожидание пациентов, сила веры — веры в то, что они получи­ли лекарство, которое им поможет. Они верят в действие плацебо, потому что врач вызвал у них положительные ожи­дания относительно результата лечения, и в конце концов оно им действительно помогает.

Ярким примером эффекта плацебо могут служить резуль­таты исследования, в котором участвовали две группы боль­ных с язвой желудка. Первой группе врач сообщил, что они будут получать препарат, который непременно облегчит их состояние. Вторая группа узнала от сестер, что они будут получать новое экспериментальное средство, о воздействии которого на организм мало что известно. После этого обеим группам назначили одно и то же лекарство. В первой группе значительное улучшение состояния наблюдалось у 75 % боль­ных, во второй — только у 25. Единственным отличием в лечении было положительное ожидание, созданное у первой группы врачом.

Влияние положительного ожидания на ход лечения было подтверждено бесчисленным количеством исследований.

Доктора Генри К. Бичер и Луи Лазанья из Гарвардского университета провели исследование пациентов с послеопера­ционными болями. Некоторым больным назначали морфин,

34

другим — плацебо. Из тех, кому был прописан морфин, об уменьшении боли сообщили 52 % пациентов, из тех, кто прини­мал плацебо, — 40 %. Другими словами, эффективность дей­ствия плацебо была лишь на четверть меньше, чем морфина. Более того, Бичер и Лазанья установили, что чем сильнее боль, тем эффективнее действие плацебо.

Группе из 83 пациентов, страдавших артритом, вместо обыч­ных лекарств — аспирина или кортизона — назначили про­стые таблетки глюкозы. Контрольной группе давали обыч­ные лекарства. Процент пациентов, сообщивших об уменьшении боли, был одинаков как в первой, так и во второй группе. Кроме того, когда тем из больных, которые получали сахар­ные таблетки, но не сообщили об облегчении своего состоя­ния , были назначены инъекции плацебо (дистиллированной воды), 64 % из них почувствовали уменьшение боли или улуч­шение состояния. (Очевидно, вне зависимости от их ценности, инъекции вызывают более сильные положительные ожида­ния, чем таблетки.)

Руководители Румынского государственного института гериатрии в Бухаресте проводили испытания нового пре­парата, который, воздействуя на эндокринную систему, дол­жен был оказывать положительное влияние на состояние здоровья и продолжительность жизни пациентов. Сто пять­десят больных были разделены на три равные группы. Первая группа не получала никакого лечения, вторая полу­чала плацебо, а третья — новый препарат. Все три группы находились под наблюдением врачей в течение нескольких лет.

У представителей первой группы, не получавших никакого лекарства, уровень смертности и заболеваемости ничем не от­личался от остальных людей той же возрастной группы и проживавших в том же географическом районе. У предста­вителей второй группы, получавших плацебо, наблюдалось значительное улучшение здоровья и более низкий уровень смертности, чем у первой группы. У третьей группы, получав­шей препарат, наблюдалось примерно такое же улучшение здо­ровья и уменьшение смертности по сравнению со второй груп-

35

пой, как у второй — по сравнению с первой. Таким образом, хотя исследуемый препарат существенно влиял на состояние здоровья и продолжительность жизни людей, сам по себе эф­фект плацебо также вызывал улучшение здоровья и снижал смертность.

Назначение плацебо не сводится к прописыванию сахар­ных таблеток. История медицины знает достаточно много сходных методов, например «кровопускание», часто исполь­зовавшееся в средние века, которое, не имея никакого физи­ологического смысла, все же часто помогало больным. Ве­роятно, это объясняется тем, что все, включая врача, верили в его пользу. Некоторые хирургические приемы, бывшие в моде последние 50 лет, часто приводили к потрясающим ре­зультатам, несмотря на то что, как мы знаем теперь, во мно­гих случаях их ценность весьма сомнительна. Довольно час­то пациенты сообщали об улучшении состояния после того, как им проводили гистерэктомию (удаление матки) или уда­ляли миндалины. Очень возможно, что здесь положитель­ный результат также объясняется верой пациента в данный метод лечения и во врача.

Какая-то доля того результата, который дают настоящие лекарства, тоже может быть отнесена за счет действия плацебо. Эффект лекарственного препарата зависит от того, каким образом врач назначает его, а также от репутации данного средства среди специалистов. Всем известно, что новый препарат должен пройти многочисленные ис­пытания, проводимые фармацевтическими компаниями и федеральными властями. Те же самые государственные службы активно участвуют в борьбе против появляющихся на рынке вредных продуктов питания и лекарств, и этим еще больше вызывают к себе доверие общества. Поэтому если после всевозможных исследований и проверок уважае­мыми государственными службами препарат получает их одобрение и одновременно средства массовой информации рассказывают о нескольких случаях его благотворного воз­действия, как это происходило с вакциной от полиомиелита, то ритуал формирования веры в его медицинское примене-

36

ние можно считать завершенным. Общество начинает ве­рить, что назначенное доктором лекарство просто обязано помочь.

О наиболее ярком случае эффекта плацебо сообщил док­тор Бруно Клопфер, специалист, принимавший участие в ис­пытании препарата под названием «кребиозен». В 1950 г. кребиозен был широко разрекламирован по всей стране как сенсационное средство, «излечивающее» рак. Испытания этого препарата проводили Американская медицинская ассоциация и Управление по санитарному надзору за качеством пище­вых продуктов и медикаментами.

У одного из пациентов доктора Клопфера была лимфо-саркома — генерализованное, запущенное злокачественное новообразование с поражением лимфатических узлов. Ог­ромные опухоли распространились по всему организму это­го пациента, и его состояние было настолько тяжелым, что приходилось довольно часто прибегать к кислородной маске, а из плевральной полости каждые два дня откачивали экс-судативную жидкость. Когда пациент узнал, что доктор Клопфер участвует в испытаниях кребиозена, он стал про­сить назначить ему это лечение. Клопфер согласился, и па­циент поразительным образом выздоровел. За очень корот­кий период опухоли сильно уменьшились, и он смог вернуться к нормальному образу жизни, вплоть до управления соб­ственным самолетом.

Но когда в средствах массовой информации стали появ­ляться сведения об отрицательных результатах испытаний кребиозена, состояние нашего пациента резко ухудшилось. Клопфер, посчитав, что ситуация оправдывает применение необычных мер, сказал больному, что получил новую партию сверхочищенного и сверхсильного кребиозена, который бу­дет более эффективен. На самом же деле пациенту стали делать просто инъекции дистиллированной воды. На этот раз выздоровление оказалось еще более удивительным. Опу­холи снова начали исчезать, экссудативная жидкость исчез­ла. Пациент был выписан на амбулаторное лечение и даже смог возобновить полеты. Более двух месяцев не было ни-

37

каких проявлений симптомов его болезни. И это выздоров­ление произошло только благодаря вере, без всякого меди­цинского лечения.

Когда в печати были опубликованы новые данные по поводу кребиозена, а именно, что «испытания, проведенные в государственном масштабе, показали, что кребиозен совер­шенно неэффективен против рака», этот пациент умер через несколько дней.

Психосоматическое здоровье

Как же объяснить эффект плацебо? Кто-то просто отмахнет­ся и скажет, что болезнь пациента носила «психосоматиче­ский» характер, что все это у него «в голове», плод его фан­тазии, а значит, — не по-настоящему.

Такое объяснение просто исказит смысл слова психосо­матический, которое означает, что заболевание возникло в результате определенных психологических процессов или было ими усилено. Это вовсе не значит, что если болезнь вызвана не только физическими причинами, то она не насто­ящая. Язва желудка может возникнуть как результат тре­вог и напряжения, так же как и быть усилена ими, но это не делает язву менее «настоящей».

Общепризнано, что повышенное артериальное давле­ние, инфаркты, головные боли и определенные кожные за­болевания связаны с психосоматикой, однако психосомати­ческие факторы, способствующие возникновению рака, по­чему-то обычно не признают, несмотря на то что эти идеи вовсе не новы и отнюдь не революционны. Еще в 1959 г. доктор Юджин П. Пендерграсс, президент Американского онкологического общества, подчеркивал необходимость ле­чения пациента в целом, а не только физических проявлений рака:

Любой, кто когда-либо серьезно занимался он­кологией, знает, что все пациенты ведут себя по-разному. .. Я сам наблюдал онкологических больных, успешно прошедших лечение и живших в полном

38

здравии многие годы, у которых эмоциональный стресс из-за гибели сына на войне, неверности не­вестки или длительной безработицы способство вали возвращению болезни, которая заканчивалась летальным исходом... Есть веские доказательства того, что в целом на ход болезни довольно сильно влияют различные эмоциональные расстройства... Таким образом, мы, врачи, должны всячески подчер­кивать tteo6ходимость лечения не только болезни, от которой страдает пациент, но и всего человека в целом. Мы могли бы научиться влиять на систе­мы организма, а через них — на развившиеся в этом организме раковые проявления.

Я искренне надеюсь, что, продолжая искать новые средства воздействия на рост опухолей — как на уровне клетки, так и на уровне систем организ­ма — мы могли бы расширить область наших иссле­дований, включив в них очевидное свойство психики влиять на развитие болезни.

Очень важно, что доктор Пендерграсс подчеркивает не только ту роль, которую психологические факторы, включая общую систему представлений пациента, играют в усугубле­нии болезни, но и говорит о возможности использовать эти факторы для улучшения его здоровья. Душевное и эмоцио­нальное состояния человека не только являются причиной ухудшения его физического состояния, они могут влиять на него и положительно. И точно так же как человек «психо­соматически» заболевает, он может и «психосоматически» выздороветь.

Хотя в некоторых случаях можно сказать, что он или она «хотели» заболеть, обычно психосоматические заболевания возникают в результате действия бессознательных процес­сов. До недавнего времени считалось, что бессознательный аспект таких заболеваний делал их неуправляемыми, чем-то, что просто с нами «случалось». И, хотя за то, что тело забо­левало, отвечала психика, нам не приходило в голову, что можно, повлияв на нее, заставить организм снова выздоро­веть.

39

Одним из достижений современной медицины является растущее в последнее время понимание того, что человек способен научиться управлять психическими процессами, вли­яющими на широкий спектр физических процессов.

Биологическая обратная связь

и способность влиять на состояние

здоровья

Многие годы на Западе ходили истории об удивительных способностях некоторых людей владеть своим телом. Чаще всего эти истории рассказывали об индийских йогах. Гово­рили, что, втыкая себе в тело большие иголки, они не чув­ствуют боли и у них не идет кровь. Еще говорили, что йогов можно зарыть в гробу в землю, и они, пробыв там довольно долго, гораздо дольше, чем смог бы нормальный человек без воздуха, выходят оттуда целыми и невредимыми. О других йогах рассказывали, что они умеют ходить по раскаленным углям, не испытывая боли и не получая ожогов. У боль­шинства людей эти рассказы вызывали сомнения, другие счи­тали их фокусами. Но некоторые ученые, основываясь на собственных исследованиях, знали, что это может быть прав­дой.

Эти экзотические истории и личный опыт некоторых лю­дей послужили одним из толчков к развитию новой науки о биологической обратной связи (БОС). В 1960-х годах иссле­дования в области БОС продемонстрировали, что человек может оказывать значительное воздействие на происходящие в его организме процессы, которые, как считалось раньше, не поддаются сознательному контролю.

Исследователи БОС открыли, что не только йоги, но и самые обычные люди могут научиться сами управлять час­тотой сердечных сокращений, мышечным напряжением, дея­тельностью потовых желез, температурой тела и широким спектром внутренних физических состояний, которыми, как считается, непроизвольно управляет вегетативная нервная система. Способ, при помощи которого человека можно на-

40

учить управлять этими физическими состояниями, довольно прост. К коже обучаемого подсоединяются электроды, так, чтобы аппарат БОС мог снимать данные о некоторых физи­ческих функциях: пульсе, потенциалах головного мозга или мышечном напряжении. Аппарат передает обучаемому зри­тельные и/или звуковые сигналы, указывающие на то, что происходит с данным физическим параметром.

Если бы, скажем, вас учили изменять частоту пульса, вы при учащении пульса слышали бы звук более высокого тона, а при его замедлении — более низкого. Сначала вам ка­залось бы, что более высокий и более низкий тоны зву­чат совершенно непредсказуемо, и между вашими мысля­ми и частотой пульса нет никакой связи. Но вскоре вы бы заметили, что пульс замедляется, когда вам в голову при­ходят какие-то определенные мысли или чувства, когда вы как-то меняете положение своего тела. Через некоторое вре­мя вы довольно хорошо научились бы управлять физиоло­гическими функциями и смогли бы повышать и понижать тон звукового сигнала (ускоряя или замедляя сердцебие­ние).

Сегодня человека можно научить сознательно контро­лировать все поддающиеся точному измерению физиоло­гические функции, с которыми у обучаемого может быть установлена «обратная связь». С помощью БОС людей учат понижать артериальное давление, избавляться от миг­рени, устранять аритмии сердца, уменьшать и увеличивать кровоток, бороться с бессонницей и управлять различны­ми другими «непроизвольными» физиологическими функ­циями.

Пионеры БОС — Элмер и Элис Грин из клиники Мен-ненджера сообщали об экспериментах, во время которых людям удавалось по собственной воле управлять одной-един-ственной нервной клеткой*. Они полагают, что метод БОС ярко продемонстрировал тот физиологический принцип, со-

* Green, Е., Green, A. Beyond Biofeedback. — New York Delacorte, 1977.

41

m

гласно которому -«каждое изменение в физиологическом со­стоянии человека сопровождается осознанными или не­осознанными изменениями в его душевном эмоциональном состоянии, и наоборот, каждое осознанное или неосознан­ное изменение душевного эмоционального состояния со­провождается соответствующими изменениями физиоло­гического характера». Другими словами, разум, тело и эмоции составляют единую систему, и если повлиять на один ее компонент, это сразу же скажется на других. По словам Барбары Браун, еще одной основоположницы БОС...

...если некоторые ученые-медики, для того чтобы воздействовать на некоторое патологическое состояние, начинают тренировать сердце или, ско­рее, мысли о сердце, это означает, что медицина на­конец-то стала понимать, что взаимосвязи между телом и разумом гораздо более сильны, чем ей когда-то казалось. Понятие «психосоматика» обычно вос­принимается как указание на психологическую при­чину физической патологии. Результаты исследова­ний в области БОС являются первым проверенным доказательством того, что разум может не толь­ко вызывать болезни, но и избавлять от них.

Системное представление о здоровье

Результаты многочисленных исследований плацебо-эффекта и все более тонкое использование БОС вызвали изменения в сугубо материалистической ориентации медицины. Сейчас уже невозможно рассматривать организм как механизм, в котором достаточно просто поменять испорченные детали. Мы теперь рассматриваем психику и тело как неразрывную систему.

Учитывая сказанное, физические методы лечения остают­ся неотъемлемой составляющей в борьбе с такими грозными болезнями, как рак. Однако без определенной системы пред­ставлений, с помощью которых ипациенты, и врачи могли бы содействовать лечению и формировать у больных поло-

42

жительные ожидания, лечение будет неполным. Если нам удастся мобилизовать всего человека на борьбу с болезнью, вероятность его выздоровления сильно возрастет.

Именно это представление о необходимости мобилиза­ции всех ресурсов организма и определяет, даже скорее тре­бует, чтобы сам пациент принял участие в борьбе с раком и другими болезнями. Границы ответственности больного про­стираются гораздо дальше, чем просто посетить врача, кото­рый его «починит». Взять на себя ответственность за то, чтобы проанализировать или даже пересмотреть те из своих представлений и чувств, которые не способствуют лечению и не помогают бороться за свою жизнь и здоровье, может любой.

В каждой из четырех следующих глав мы рассмотрим один из аспектов нашего нового представления о той роли, которую человек играет как в возникновении и течении своей болезни, так и в своем здоровье. Каждый из этих аспектов добавляет несколько новых штрихов, которые в конце концов сложатся в целостную картину. Начнем мы с элементарного понятия о раке, поскольку не все па­циенты знают, что это такое, а затем укажем на те внутрен­ние ресурсы, которые помогают человеку влиять на эту бо­лезнь.

ПРИЧИНЫ РАКА

Поступая к нам, многие пациенты пытаются понять, что такое рак и отчего он бывает. Большинство из них задают и еще один вопрос: «Почему я?» Мы можем предложить определе­ние болезни и рассказать об исследованиях его причин, но суть этой книги заключена в последнем вопросе: почему ра­ком заболевает данный конкретный человек. Однако, для того чтобы подготовить читателя к ответу на вопрос «почему имен­но вы», необходимо сначала обратиться к первым двум.

Что такое рак?

Многие потеряли из-за рака кого-то из близких или же просто слышали об ужасах этого заболевания. Поэтому они считают, что рак — это сильный и могущественный недуг, способный поразить организм человека и полностью его раз­рушить. На самом деле, наука о клетке — цитология — сви­детельствует об обратном. Раковая клетка по своей природе слаба и плохо организована.

Рак начинается с клетки, содержащей неправильную ге­нетическую информацию, что делает ее неспособной выпол­нять отведенные ей функции. Эта клетка могла получить неверную информацию вследствие вредного химического воздействия, по другим внешним причинам или просто по­тому, что в процессе постоянного воспроизводства миллиардов клеток организм время от времени допускает ошибки. Если эта клетка начинает воспроизводить другие клетки с тем же самым нарушением генетической структуры, возникает опу­холь, состоящая из большой массы атипичных клеток. Обыч­но защитная (иммунная) система организма распознает такие клетки, уничтожает их или, по крайней мере, ограничивает их действие так, чтобы они не могли распространяться.

44

В злокачественных клетках происходят определенные из­менения, так что они начинают быстро репродуцироваться и поражают примыкающие к ним ткани. Если между нормаль­ными клетками существует некий вид «информационной свя­зи», который предотвращает перепроизводство, то злокаче­ственные клетки слишком дезорганизованы и, не реагируя на эту получаемую от соседних клеток информацию, начинают бесконтрольно репродуцироваться. Атипичные клетки опухо­ли начинают блокировать нормальное функционирование ор­ганов, либо разрастаясь и оказывая физическое давление на другие органы, либо замещая нормальные клетки этих орга­нов злокачественными, так что орган уже не может функцио­нировать. При тяжелых формах рака злокачественные клет­ки отрываются от первоначального образования и переносятся в другие части тела, где они начинают расти и формировать новые опухоли. Такой отрыв и распространение злокачествен­ных клеток носит название «метастазы».

Из-за чего возникает рак?

Наши пациенты обычно наслышаны об исследованиях рака и поэтому считают, что медицина приблизилась к пониманию его причин. Они стараются возложить вину на какие-то внеш­ние факторы. Сейчас уже «всем известно», что рак вызыва­ется канцерогенными веществами, генетической предрасполо­женностью, радиацией или, возможно, неправильным питанием. На самом же деле ни один из перечисленных факторов сам по себе не может служить достаточным объяснением того, почему один человек заболевает раком, а другой — нет. Да­вайте рассмотрим эти факторы по отдельности.

Канцерогенные вещества

Не приходится сомневаться в том, что существуют вредные вещества, такие как анилиновые красители, асбест, угольные смолы и другие химикаты, которые, по всей вероятности, спо­собны повлиять на генетическую информацию клеток и та­ким образом вызвать рак. Это было подтверждено экспери-

45

ментами на лабораторных животных, в ходе которых жи­вотных в течение некоторого времени подвергали воздей­ствию большого количества этих вредных веществ, полу­чивших название «канцерогенов» — то есть веществ, вызывающих рак.

В качестве одного из доказательств того, что эти веще­ства действительно вызывают рак, обычно приводится при­мер заметного увеличения заболеваемости раком при росте уровня индустриализации. Онкологические заболевания очень распространены в США, Западной Европе и других разви­тых странах. Поскольку обычно параллельно с развитием промышленности происходит загрязнение окружающей сре­ды, при котором люди подвергаются растущему воздействию подобных канцерогенов, то считается, что рост заболеваемо­сти раком является следствием этого загрязнения окружаю­щей среды. И в самом деле, в России, где промышленность не так развита, как в Соединенных Штатах, заболеваемость раком примерно совпадает с уровнем, наблюдавшимся в Аме­рике лет двадцать назад.

По мнению других ученых, в развитых странах выше уровень медицинской помощи, и поэтому в менее развитых странах люди рано умирают от болезней, против которых в развитых странах существуют методы лечения и профилак­тики, так что из-за ранней смертности люди там живут недо­статочно долго, чтобы заболеть раком. И все-таки это не может считаться удовлетворительным ответом.

Если бы между наличием вредных веществ и раком су­ществовала непосредственная причинно-следственная связь, то увеличение воздействия этих веществ вызывало бы уве­личение заболеваемости раком. Хотя обширная статистика и свидетельствует в пользу этой версии, все же огромное большинство людей, подвергающихся воздействию вредных веществ, так и не заболевает, а те, кто явно не был подверг­нут особо сильному воздействию канцерогенов, заболевают, несмотря ни на что.

Другими словами, одного воздействия канцерогенных ве­ществ еще не достаточно, чтобы вызвать рак, и наоборот, умень­шение воздействия этих веществ не может автоматически

46

предохранить от рака. По-видимому, при рассмотрении каж­дого отдельного случая необходимо искать дополнительные объяснения.

Генетическая предрасположенность

Стремясь объяснить, почему один человек заболевает раком, а другой — нет, ученые пришли к мысли, что может суще­ствовать определенная генетическая предрасположенность, из-за которой организм некоторых людей производит большее количество атипичных клеток, или же их иммунная система слишком слаба, чтобы справиться с такими клетками. Толч­ком к широким исследованиям в этой области стало наблюде­ние, что в некоторых семьях заболеваемость раком гораздо выше, чем в других.

Об этом свидетельствует и то, что для онкологических исследований была выведена специальная порода мышей, осо­бенно подверженных раковым заболеваниям. И все же бо­лее глубокое исследование этих склонных к раку мышей заставляет нас усомниться в любой теории, основанной толь­ко на генетическом факторе. Доктор Верной Райли из Ва­шингтонского университета провел эксперимент, в ходе ко­торого группу таких мышей подвергали сильному стрессу, а контрольную группу таких же мышей помещали в макси­мально комфортные условия. По статистике, за время экспе­римента должно было заболеть 80 % мышей, но, как выясни­лось, из подвергавшихся стрессу мышей заболели 92 %, а из не подвергавшихся — только 7 %. Таким образом, хотя все мыши обладали генетической предрасположенностью к раку, на его развитие значительное влияние оказал стресс.

Другие попытки объяснить онкологические заболевания генетической предрасположенностью привели к сравнению уровней заболеваемости в разных странах. В Японии, напри­мер, женщины заболевают раком груди намного реже, чем в других странах мира. До недавнего времени считалось, что это может быть связано с врожденной сопротивляемостью, свойственной данной расе, то есть генетической устойчиво­стью к раку у всех японцев. Но затем оказалось, что японс­кие женщины, живущие в Соединенных Штатах, заболевают

47

раком груди в четыре раза чаще, чем живущие в Японии. По-видимому, различия в этом случае не носят расового или генетического характера, а имеют отношение к условиям жиз­ни в Японии и Америке.

Другие исследования в области межнациональных сравне­ний также не привели ни к каким определенным выводам. Более того, поскольку генетическая предрасположенность дол­жна бы передаваться от поколения к поколению, изменения на уровне всего общества должны были бы происходить очень медленно, а это не соответствует резко возросшей за послед­нюю четверть века заболеваемости в развитых странах.

Хотя генетический фактор и может играть какую-то роль, мы все-таки полагаем, что сам по себе он не объясняет разли­чия в картинах заболеваемости раком в разных странах. По-видимому, следует обратить внимание на сопутствующие ин­дустриализации стрессовые факторы и постараться учитывать это при анализе заболеваемости раком.

Радиация

Поскольку всем известно, что облучение может вызывать му­тацию клеток, которые затем, репродуцируясь, способны при­водить к онкологическим заболеваниям, радиация является одним из главных подозреваемых по делу о причинах воз­никновения рака. Все мы постоянно подвергаемся различным видам облучения. Во-первых, это космическое излучение, по­стоянно бомбардирующее Землю. Вполне возможно, что это излучение время от времени вызывает клеточные мутации, приводящие к раку. Но мало кто из ученых всерьез полагает, что этот радиоактивный фон является главной причиной он­кологических заболеваний — ведь все части земной поверх­ности подвергаются одинаковому воздействию космических лучей, и это не может объяснить, почему заболеваемость и распространенность различных видов рака так сильно колеб­лется в зависимости от страны. Если бы фоновая радиация была главной причиной рака, ее воздействие было бы пример­но одинаковым по всей Земле.

Последнее время ученые обсуждают еще одну возмож­ность. Она связана с фтористым углеродом, который ис-

48

пользуется в аэрозолях. Эти газы способны разрушать за­щитный озоновый слой атмосферы, и Земля таким образом подвергается более сильному ультрафиолетовому излучению. Хотя это, конечно, может привести к росту некоторых забо­леваний, ультрафиолетовое излучение обычно не связывают с каким-либо видом рака, кроме рака кожи. Поскольку су­щественных изменений озонового слоя еще не произошло, этот источник не может считаться причиной возникновения сегодняшних заболеваний.

Не менее серьезно обсуждалось вредное воздействие рен­тгеновского и других видов излучения, используемых в ме­дицинской диагностике и терапии. Надо сказать, что и здесь нельзя что-то определенно утверждать, хотя меры предосто­рожности принимать совершенно необходимо (была выявле­на, например, связь между радиологическим лечением артрита и последующим развитием лейкемии). Остановившись, одна­ко, на этом источнике радиации как на главной причине онко­логических заболеваний, мы столкнемся с тем же вопросом, который вставал перед сторонниками теории вредных хими­ческих веществ: многие из тех, кто подвергался действию очень высоких уровней рентгеновского и других видов излу­чения, не заболели раком, тогда как те, кто получил сравни­тельно низкие дозы такого облучения, заболели. Статистичес­ки это может считаться одним из факторов, способствующих возникновению рака, но для человека, задающего вопрос: «Почему я?», такой ответ не будет полным.

Питание

Сравнительно недавно в качестве одной из возможных при­чин рака стали рассматривать особенности питания. Некото­рые ученые предполагают, что заболеваемость определенны­ми видами рака может быть связана с количеством потребляемых жиров. Большинство экспериментов, проведен­ных на животных, подтверждает, что заболеваемость раком снижается при уменьшении потребления калорий. По-види­мому, рак, как и другие заболевания, связанные с перерожде­нием тканей, чаще всего поражает тех, кто переедает.

49

В Японии, например, где до сих пор преобладает основан­ная на рисе и рыбе пища, содержащая гораздо меньше жиров, чем американская и европейская еда, заболеваемость раком меньше и по сравнению с другими развитыми странами рас­пространенность различных его типов существенно отличает­ся. Поскольку, как мы уже говорили, заболеваемость японцев, живущих в Соединенных Штатах, гораздо выше, чем у тех из них, кто живет в Японии, это дает основание некоторым ис­следователям объяснять подобное несоответствие различным питанием.

Но помимо питания есть и другие факторы, способные объяснить относительно низкий уровень заболеваемости ра­ком в Японии. К ним можно отнести, например, культурологи­ческие факторы, поскольку они в большей степени, чем спо­соб питания, определяют образ жизни, представления и чувства человека. Все-таки многие японцы, не употребляющие жир­ную пищу, заболевают раком, а многие употребляющие жиры европейцы и американцы — не заболевают.

Можно привести результаты и других демографических исследований, которые ставят под сомнение то, что главной причиной рака является питание. Одно из самых удивитель­ных открытий в области онкологии было сделано при срав­нении уровня заболеваемости раком в различных группах больных, находящихся в психиатрических лечебницах. Были обследованы две группы пациентов с различными формами шизофрении — кататонической и параноидной.

Кататония — это психическое расстройство, при котором пациенты полностью отгораживаются от любых внешних кон­тактов. Обычно больные с кататоническим синдромом ни с кем не разговаривают и не реагируют, когда кто-нибудь к ним обращается. Очень часто они не проявляют никакой инициативы даже в отношении приема пищи или отправле­ния других естественных функций. Таким образом они изо­лируют и защищают себя от внешнего мира (следует заме­тить, что и окружающие также стараются отгородить их от него). Представители этой группы очень редко болеют ра­ком.

50

В отличие от кататонических больных, отгородившихся от внешнего мира, больные с параноидным синдромом, наоборот, чрезмерно чувствительны к реакциям окружающих. Часто они подозревают, что все вокруг участвуют в заговоре против них. Уровень заболеваемости раком среди параноидных боль­ных выше, чем среди обычных людей. Создается впечатле­ние, что способность кататонических больных закрываться от внешнего мира каким-то образом защищает их и от факторов, влияющих на развитие рака, тогда как у параноидных боль­ных такой защиты нет.

Связь между этими двумя особыми группами людей и теорией, по которой питание имеет отношение к заболеваемо­сти раком, следующая: обе группы больных (с кататониче-ским и параноидным синдромом) получают одинаковое пита­ние, но заболеваемость раком среди них резко отличается. Кроме того, их питание приближено к среднему американско­му рациону, и все же" частота заболевания раком в обеих группах отличается от средней заболеваемости по стране. Эти различия, скорее, можно объяснить психологическими факто­рами, чем питанием.

Тем не менее тот факт, что кто-то не заболевает раком, хотя и ест типичную западную пищу, еще не означает, что низкий уровень заболеваемости в Японии не имеет отноше­ния к питанию. Он свидетельствует, скорее, что необходимо еще более внимательно рассмотреть, что делает Японию такой непохожей на другие развитые страны. У нас нет причин сомневаться в уникальности японского рациона, но то же са­мое можно сказать и о японской культуре. Как только мы признаем, что в течении заболевания важную роль играют представления и чувства людей, сразу же огромное значение приобретут культурные факторы, ведь именно культурные стереотипы во многом определяют привитые людям пред­ставления и чувства.

Ни одна из этих теорий сама по себе не может полностью объяснить возникновение рака. Однако у них есть то общее, что подводит нас к пониманию одной из причин рака, а имен­но подавление естественного механизма, защищающего орга­низм от этого заболевания.

51

Иммунная система — естественная защита от болезни

Хотя исследованию причин раковых заболеваний посвящается огромное количество времени, энергии и средств, один немало­важный факт часто остается без внимания: все-таки большин­ство людей, подвергающихся воздействию известных канцеро­генных веществ, остаются здоровыми. Совершенно очевидно, что вероятность заболеть раком легких резко увеличивается, если человек много курит. Но если бы, для того чтобы забо­леть, достаточно было подвергаться воздействию никотина и канцерогенных смол, все заядлые курильщики были бы больны раком. Поэтому, чтобы понять природу болезни, мы должны понять не только то, почему некоторые люди заболевают ею, но и почему большинство людей ею не заболевают; другими словами: что способствует сохранению здоровья человека?

Одним из самых важных факторов и болезни, и здоровья является состояние естественной защиты организма. Мы все постоянно подвергаемся воздействию различных болезне­творных факторов — от простого насморка и простуды до более серьезных инфекций. Но сам этот факт отнюдь не означает, что мы непременно заболеваем, поскольку наша за­щита — иммунная система — настолько сильна и эффектив­на, что многие люди годами не обращаются к врачам, посещая их

для профилактического осмотра.

Если говорить максимально просто, то наша иммунная сис­тема состоит из нескольких видов клеток, предназначенных для того, чтобы нападать на инородные вещества и уничтожать их. Каждый раз, когда в ране скапливается гной, это свидетель­ствует о работе иммунной системы организма. Гной — это не что иное, как масса белых кровяных телец, составляющих глав­ную часть иммунной системы, которые скопились в месте поре­за для того, чтобы изолировать или уничтожить инфекцию. Такой процесс самоисцеления постоянно происходит во всем организме, на всех его уровнях.

Существуют многочисленные сведения о случаях, когда снимок грудной клетки свидетельствует, например, что чело­век когда-то перенес легкую форму туберкулеза, но его за-

52

щитная система так сработала, что подавила болезнь, а чело­век даже не догадывался о том, что был болен. Подобным же образом организм постоянно борется с раковыми клетка­ми, изолируя или разрушая их еще до того, как они успевают принести человеку какой-либо вред.

В действительности способность естественной защиты орга­низма отторгать любые инородные и атипичные клетки на­столько велика, что это составляет основную трудность при пересадке органов, например сердца или почки. Обычно яв­ление отторжения имеет огромное значение для выживания организма, но в случае пересадки, для того чтобы пациент остался жить, инородный орган должен быть принят организ­мом. С этой целью пациентам с пересаженными органами дают большое количество лекарств, подавляющих иммунную сис­тему организма, так называемых иммунодепрессантов. И здесь перед врачами встает серьезная проблема: лекарства, понижа­ющие способность организма отторгать пересаженный орган, одновременно снижают его способность сопротивляться дру­гим опасностям — инфекционным заболеваниям или рако­вым клеткам. По этой причине в больницах, где лежат паци­енты с пересаженными органами, особое внимание уделяется тому, чтобы в течение какого-то периода оградить их от воз­можных инфекционных заболеваний, а ткани пересаживаемого органа предварительно тщательно проверяют на предмет от­сутствия в них атипичных клеток. Если в ходе этого неверо­ятно сложного процесса восприятия организмом чужеродной ткани что-то идет не так, пациент может умереть.

Такой случай был описан Рональдом Глассером в его кни­ге «Человеческий организм — герой»*. При пересадке почки пациенту произошел редкий случай: несмотря на то что было сделано все возможное, чтобы удостовериться в здоровье до­нора, почка с незамеченными раковыми очагами была переса­жена человеку, который в течение какого-то времени получал лекарства, подавлявшие его иммунную систему. Послеопера-

Glasser R. The body is the hero. — New York: Random House, 1976.

53

ции пациенту продолжали давать иммунодепрессанты, чтобы, подавляя иммунитет организма, не допустить отторжения почки. Через несколько дней пересаженная почка начала увеличи­ваться в размерах. Внешне это было похоже на одну из форм активного отторжения, но почка продолжала нормально фун­кционировать. Еще через несколько дней во время плановой рентгеноскопии грудной клетки больного была обнаружена опухоль. Поскольку за несколько дней до этого изменений в легком не было, стало ясно, что опухоль развилась после операции.

Еще через день аналогичная опухоль была обнаружена и в другом легком. В ходе срочной операции оказалось, что верхняя половина пересаженной почки стала в три раза боль­ше, чем нижняя. Анализ тканей разросшейся половины пока­зал, что они полны злокачественных клеток. Врачи заключи­ли, что новообразования в легких являлись метастазами (это значит, что злокачественные клетки, отделившись от первич­ной опухоли, начали процесс воспроизводства в других час­тях тела). Удивление вызвала та скорость, с которой росли опухоли. Новообразования, для роста которых в нормальных условиях потребовались бы месяцы или даже годы, развились всего за несколько дней. Врачам не оставалось ничего иного, как прекратить давать больному иммунодепрессанты.

Глассер пишет об этом так:

За те несколько дней, в течение которых им­мунная система пациента приходила в норму, ново образования в легких начали исчезать, а пересажен пая почка стала уменьшаться в размерах. Но как только организм больного перестал получать лекар­ства, врачам стало ясно, что, «отторгая» раковые клетки, он стал одновременно отторгать трансплан­тированную почку. У врачей не было выхода. Они не могли подвергать пациента риску и, опасаясь воз можности возвращения рака, больше не назначали лекарств, подавляющих иммунитет. Рак был побеж ден, но и почка оказалась отторгнута. Ее удалили, и пациент был вынужден вернуться к постоянному гемодиализу. Он остался жив, и никаких признаков рака у него больше не наблюдалось.

54

Врачи пришли к выводу, что иммунная система донора сдерживала рост раковых клеток в почке, не давая им рас­пространяться. Можно даже предположить, что естественная система защиты донора была настолько сильна, что он так никогда бы и не узнал о присутствии в его почке злокаче­ственных клеток. Но, когда этот орган был пересажен к че­ловеку, чей защитный механизм был подавлен лекарствами, уже ничто не могло помешать бурному росту этих клеток.

В этой истории особенно важно, что, когда нормальная защитная система организма была восстановлена, она быст­ро разрушила злокачественные новообразования, несмотря на стремительное распространение рака.

Описанный случай и результаты значительного числа дру­гих исследований показывают, что для развития рака недо­статочно одного лишь присутствия атипичных клеток, для него необходимо и подавление естественной системы за­щиты организма. Исследования в данной области способ­ствовали признанию той теории, что получила название «те­ория сдерживания».

Теория сдерживания

и восприимчивость к раковым заболеваниям

Согласно этой теории, организм любого человека время от времени производит атипичные клетки. Это может быть вы­звано какими-то внешними факторами или просто ошибками в воспроизводстве клеток. Обычно иммунная система орга­низма внимательно отслеживает появление любых атипич­ных клеток и разрушает их (отсюда выражение «сдержива­ние»). Следовательно, для того чтобы развился рак, работа иммунной системы должна быть каким-то образом нарушена.

В следующих главах мы рассмотрим возможные причины таких нарушений, здесь же важно отметить, что в организме человека, заболевшего раком, происходит нечто, что делает его восприимчивым к данному заболеванию.

Вредные химические вещества, радиоактивность, наследствен­ность, особенности питания — все эти факторы могут способ­ствовать возникновению заболевания, но ни один из них сам

55

по себе полностью не объясняет, почему раком заболевает кон­кретный человек в конкретный период своей жизни. Ведь этот же человек наверняка уже когда-то подвергался вредному воз­действию химических веществ или радиации. Если же причина в его генетической предрасположенности, то и она была у него с самого начала. Питание, скорее всего, тоже не менялось уже многие годы. Мы уже говорили, что, с точки зрения современ­ной медицины, на протяжении всей жизни человека в его орга­низме время от времени вырабатываются атипичные клетки. Поэтому вне зависимости от того, появляются эти клетки в результате внешнего воздействия или естественным образом, главный вопрос остается следующим: какие сбои в работе защитного механизма позволяют этим клеткам в конкретный момент разрастись в опухоль, угрожающую жизни человека? Что мешает иммунной системе организма выполнять то, что она так успешно делала в течение многих лет?

Поиск ответа на этот вопрос снова возвращает нас к эмо­циональным и психологическим факторам, влияющим на со­стояние здоровья и возникновение болезни. Те же самые причины, по которым один пациент остается жить, а другой, с тем же диагнозом и лечением, умирает, влияют на то, что один заболевает, а другой — нет. В следующих двух главах будут приведены некоторые факты, свидетельствующие в пользу именно такой точки зрения на причины болезни.

Во-первых, между стрессом и заболеванием существует тесная связь. Во-вторых, заболеваемость раком лаборатор­ных животных резко возрастает, когда они подвергаются стрес­су. В-третьих, наблюдается существенная зависимость уровня заболеваемости раком от вида психологических и эмоцио­нальных расстройств у душевнобольных. Все это указывает на то, что болезнь и эмоциональное состояние человека меж­ду собой тесно связаны.

Настало время обратиться к взаимодействию разума, тела и эмоций. Это многое прояснит в нашем понимании причин, по которым люди становятся восприимчивы к болезням во­обще и к онкологическим заболеваниям в частности, и, кроме того, в какой-то степени прольет свет на главный вопрос: «Почему я?»

СТРЕСС

И БОЛЕЗНЬ

Между стрессом и возникновением заболевания существует настолько тесная связь, что иногда по силе перенесенного человеком стресса бывает возможно предсказать его болезнь. Еще в 1920-е годы Ганс Селье проводил в Пражском универ­ситете исследования, которые доказывали, что эмоции могут вызвать заболевание. Современные данные, основанные на наблюдениях за людьми и животными, подтверждают резуль­таты, полученные Селье, и вскрывают те психологические про­цессы, посредством которых эмоциональные реакции на стресс могут сделать человека восприимчивым к тому или иному заболеванию. Эти открытия невероятно важны для онколо­гических больных, поскольку они доказывают, что эмоцио­нальный стресс может подавить иммунную систему и таким образом ослабить естественную защиту организма от рака и других заболеваний.

Измерение стресса и предсказание болезни

Уже давно врачи заметили, что, после того как у людей в жизни происходит нечто, вызывающее стресс, вероятность их заболевания увеличивается. Многие обратили внимание на то, что после сильного эмоционального потрясения у пациен­тов не только происходило обострение болезней, которые обычно связывают с эмоциональным воздействием (язва, по­вышенное артериальное давление, боли в сердце, головные боли), — но и повышалась их восприимчивость к инфекциям, склонность к радикулиту и даже к несчастным случаям.

Доктор Томас X. Холмс и его коллеги из Медицинского колледжа при Вашингтонском университете попытались на­учно обосновать эти наблюдения. Они разработали подход, позволивший объективно измерить величину стресса и дру-

57

гих эмоциональных моментов в жизни человека Доктор Холмс и доктор Раэ подобрали шкалу, в которой каждому событию, способному вызвать стресс, соответствовало опре­деленное количество баллов. Общее количество баллов всех стрессовых ситуаций в жизни человека определяло общую величину стресса, которому он подвергался за определен­ный период времени. Разработанная ими шкала представле­на в табл   1.

Таблица 1 Сравнительная шкала реакции на отдельные события

Событие                                                         Количество _____________________________________________баллов_______

Смерть жены или мужа                                               100

Развод                                                                             73

Расставание партнеров по браку                                    65

Тюремное заключение                                                    63

Смерть близкого родственника                                      63

Собственная болезнь или несчастный случай                53

Заключение брака                                                          50

Увольнение с работы                                                      47

Примирение с мужем/женой                                         45

Выход на пенсию                                                           45

Ухудшение здоровья члена семьи                                  44

Беременность                                                                  40

Сексуальные трудности                                                 39

Прибавление семейства                                                  39

Изменения по работе                                                      39

Изменения финансового положения                               38

Смерть близкого друга                                                   37

Изменение сферы рабочей деятельности                         36

Изменение количества домашних ссор                          36 Заем или ссуда на сумму более чем 10 000 долларов    31

Потеря права выкупа закладной                                   30

Изменение обязанностей по работе                                 29 Начало самостоятельной жизни сына или дочери          29

Конфликт с родственниками мужа/жены                     29

Выдающиеся личные достижения                                  28

58

Супруг(а) начинает или перестает работать                 26

Начало или окончание учебы                                       26

Изменение жилищных условий                                    25

Пересмотр личных привычек                                       24

Неприятности с начальством                                        23

Изменение условий или времени работы                       20

Смена места жительства                                               20

Смена учебного заведения                                             20

Изменение привычек проводить свободное время          19

Изменение активности, связанной с церковью               19

Изменения в общественной работе                                 18

Получение закладной или ссуды на сумму                   17

менее 10 000 долларов

Изменения сна                                                              16

Изменение частоты общесемейных сборов                     15

Изменения в режиме питания                                       15

Отпуск                                                                         13

Рождество                                                                    12

Мелкие нарушения закона                                           11

Как ни странно, наряду с событиями, которые принято считать стрессовыми (смерть одного из супругов, развод, по­теря работы и так далее), в эту таблицу включены такие со­бытия, как заключение брака, беременность или выдающиеся личные достижения, обычно считающиеся радостными. Все они требуют от человека изменения каких-то привычек, отно­шений с людьми или представления о себе. Даже положи­тельные переживания могут вызвать необходимость самоана­лиза или разбередить какие-то нерешенные эмоциональные конфликты. Суть в том, что любые изменения — негативные или позитивные — заставляют человека приспосабливаться к ним.

Используя такие объективные параметры, как величина регистрируемых изменений, Холмс и его сотрудники смогли с высокой статистической достоверностью предсказывать, за­болеет человек или нет. За период исследования 49 % из тех, кто набрал в течение года более 300 баллов, заболели, а из числа тех, кто набрал менее 200 баллов, заболели всего 9 %. В течение следующих 12 месяцев было обнаружено, что все,

59

кто по количеству баллов занимал первую треть мест, заболе­вали на 90 % чаще, чем находившиеся в последней трети спис­ка.

Однако, несмотря на то что при помощи этой шкалы на основании количественной оценки переживаемых человеком стрессовых ситуаций можно предсказать вероятность его забо­левания, невозможно заранее утверждать, как именно человек будет реагировать на подобные ситуации. Даже в исследова­нии Холмса 51 % испытуемых, набравших более 300 баллов, за период исследования так и не заболели. И хотя стресс способ­ствует заболеванию, главным все же остается то, как человек его переносит.

Не вызывает сомнений, что разные люди реагируют на различные события, даже стрессовые, совершенно по-разно­му Потерю работы в 20 лет переживают не так тяжело, как в 50. Когда человек ждет не дождется выхода на пенсию, с удовольствием предвкушая все то, чему он сможет посвя­щать свободное время, для него это событие не будет таким болезненным, как для того, кого увольняют по возрасту про­тив его желания. Разводы тоже бывают разные: некоторые люди расстаются с горечью и сильными переживаниями, а некоторые — достаточно миролюбиво. Все то же самое можно сказать и об остальных ситуациях, приведенных в вышеука­занном списке: все они предполагают определенные измене­ния и поэтому вызывают стресс, но величина его будет за­висеть от каждого конкретного человека.

Стресс может накапливаться и достигать такой силы, что человек оказывается не в состоянии с ним справиться и за­болевает. Но обычно отношение стресса и способности чело­века с ним справляться имеет более сложный характер. Ана­лизируя причины, по которым стресс может приводить к болезням, Холмс и Масуда специально отмечают важность индивидуальной реакции на стресс:

... Это объясняется, как мы полагаем, тем, что деятельность организма, направленная на преодо­ление стрессовой ситуации, может снижать сопро­тивляемость болезням, особенно, если человек при этом выбирает неправильные способы

60

преодоления своего стресса, не соответству­ющие стоящим перед ним проблемам. Такой взгляд на болезнь еще раз напоминает нам, что возможно­сти человека не беспредельны, что мы обладаем ограниченным количеством энергии. Если внешние факторы требуют чрезмерно больших ее затрат, у нас может не хватить сил для борьбы с заболе­ванием. Когда жизнь становится слишком лихо­радочной и нам не удается справиться с возникающими жизненными ситуациями, результатом, причем печальным, становится бо­лезнь.

Исследования на животных также подтверждают важность этих выводов. Самуджан показал, что рост раковых образо­ваний у животных, подвергавшихся стрессу, происходит го­раздо быстрее, чем у тех, которые стрессу не подвергались. В 1955 г. Н. М. Туркевич выяснил, что стрессовое воздей­ствие стимулирует у подопытных животных развитие опухо­ли. Подводя итог исследованиям в этой области, Фридман в 1969 г. писал: «Теперь уже с определенностью можно ска­зать, что внешние психологические факторы способны изме­нять сопротивляемость организма различным инфекционным и неопластическим (раковым) заболеваниям». Поскольку связь стресса и рака была подтверждена огромным количеством экспериментов на животных, Фридман на симпозиуме в Нью-Йоркской Академии наук предложил в дальнейшем отказать­ся от опытов с животными.

Несмотря на то что все эти исследования доказывают, что стресс нередко приводит к заболеванию, они все-таки не пока­зывали, как именно это происходит на физиологическом уров­не. Физиология стресса была описана другими учеными.

Стресс и восприимчивость организма к заболеваниям

Врачи не сразу признали роль стресса в развитии болезни. Это частично можно объяснить общей «физической» направ­ленностью медицины: физические заболевания порождаются

61

физическими причинами и лечатся с помощью физического вмешательства. Кроме того, все исследования, о которых го­ворилось выше, не демонстрировали конкретного физиологи­ческого механизма, с помощью которого эмоциональные со­стояния способствовали возникновению заболевания, и это затрудняло признание медиками такой зависимости. Общие контуры такого механизма постепенно начинают проступать в современных работах, посвященных воздействию на чело­века хронического стресса.

Для того чтобы читателю легче было понять, в чем суть этих открытий, остановимся вкратце на физиологии стресса.

Нервная система человека создавалась в результате миллионов лет эволюции. В течение большей части суще­ствования человека на Земле требования, предъявляемые к его нервной системе, отличались от того, что диктует нам со­временная цивилизация. Выживание первобытного человека зависело от его способности быстро определить степень уг­розы и решить, надо ли в этой ситуации драться или убегать. Как только нервная система воспринимает внешнюю угрозу, наше тело моментально на нее реагирует (с помощью измене­ний в гормональном балансе) и готово действовать соответ­ствующим образом.

Однако жизнь в современном обществе часто требует от нас подавления такой реакции. Когда вас за превышение ско­рости останавливает полицейский или бранит за плохую ра­боту начальник, ваш организм сразу инстинктивно мобилизу­ется. Но с социальной точки зрения в этой ситуации нельзя ни «драться», ни «убегать», поэтому мы учимся эти реакции подавлять. Мы подавляем их постоянно — когда допускаем какую-то ошибку, слышим неожиданный гудок машины, сто­им в очереди, опаздываем на автобус и т. д.

Человеческий организм устроен таким образом, что если сразу после стресса следует физическая реакция на него — человек «бежит» или «дерется» — стресс не наносит ему большого вреда. Но когда психологическая реакция на стресс не получает разрядки из-за возможных социальных послед­ствий вашей «драки» или «побега», то в этом случае в орга­низме начинают накапливаться отрицательные последствия

62

стресса. Это так называемый «хронический стресс», стресс, на который организм соответствующим образом своевременно не отреагировал. И именно такой хронический стресс, как это все больше и больше признается учеными, играет очень важ­ную роль в возникновении многих болезней.

Эндокринолог Ганс Селье, о котором мы уже говорили выше, директор Института экспериментальной медицины и хирургии при Монреальском университете, описал результаты воздействия хронического стресса на организм. Это описа­ние читается как медицинский триллер.

Прежде всего хронический стресс обычно вызывает нару­шение гормонального равновесия, а поскольку гормоны игра­ют главную роль в регуляции функций организма, это нару­шение может вызвать повышение артериального давления и повлечь за собой нарушение функций почек. Плохая работа почек, в свою очередь, вызовет еще более высокую гиперто­нию, что еще сильнее нарушит химический баланс организма.

В дополнение к этому гормональные изменения, вызванные стрессом, приводят к повреждению артериальных стенок. Орга­низм устраняет эти повреждения с помощью холестериновых бляшек, которые возникают в результате разрастания соеди­нительной ткани. Большое количество таких бляшек приводит к склерозу артерий, то есть к атеросклерозу. Это в свою оче­редь заставляет сердце сильнее качать кровь, что еще больше повышает артериальное давление. Когда атеросклероз заходит достаточно далеко, доставка крови и кислорода к сердцу со­кращается, что является причиной коронарной недостаточнос­ти. Помимо этого, холестериновые бляшки иногда закупорива­ют крупные артерии сердца, приводя к инфаркту миокарда. Обычно организм пытается приспособиться к этим изменени­ям, но в условиях хронического стресса механизмы, ответствен­ные за регуляцию гормонального равновесия, не справляются со своими функциями. Нарушение гормонального равновесия продолжается, постоянно наращивая обороты очень вредного и опасного для жизни цикла.

Все это ясно показывает вполне реальные физиологиче­ские последствия стресса, но для онкологических больных

63

более важны другие его проявления. Селье обнаружил, что хронический стресс угнетает иммунную систему, которая от­ветственна за нейтрализацию (разрушение) раковых клеток и патогенных микроорганизмов Здесь важно обратить вни­мание на следующее физическое состояние, возникающее, по описанию Селье, в результате воздействия стресса, практи­чески совпадает с теми условиями, в которых атипичные клет­ки могут размножаться и превращаться в опасную раковую опухоль Поэтому нет ничего удивительного в том, что у онкологических больных часто наблюдается ослабление им­мунитета

Выводы Селье подтверждают и другие ученые. Доктор Р. У. Батроп и его коллеги из австралийского университета штата Новый Южный Уэльс провели исследования, показав­шие, что в результате постигшей человека тяжелой утраты иммунные реакции его организма снижаются. Они обследо­вали 26 человек в возрасте от 20 до 65 лет, недавно потеряв­ших мужа или жену. Обследование проводилось дважды — через две, а затем через шесть недель после утраты. Конт­рольная группа состояла из 26 служащих больницы, которые за предшествовавшие два года не переносили никаких серь­езных утрат. У тех, кто недавно потерял близкого родствен­ника, функция лимфоцитов — главный показатель силы им­мунной системы — была значительно угнетена. Как мы уже говорили, иммунная система служит защитой против воспро­изводства раковых клеток, поэтому зная, что эмоциональный стресс от потери приводит к подавлению иммунной системы, мы подходим к пониманию причин возникновения раковых заболеваний.

Еще одно исследование, указывающее на психологические факторы как причину угнетенного состояния иммунной сис­темы, было проведено под руководством доктора Дж. X. Хам­фри из Британского Совета по медицинским исследованиям. Оно показало, что на иммунитет организма к туберкулезу значительное воздействие может оказывать гипноз, что слу­жит ярким доказательством влияния эмоционального стресса на функции защитного механизма организма.

64

И наконец, доктор Джордж Соломон из Калифорнийско­го университета обнаружил, что разрезы в гипоталамусе — той части головного мозга, которая влияет на эндокринную систему — приводят к угнетению иммунной системы. Кроме этого, считается, что гипоталамус является той частью мозга, которая самым непосредственным образом связана с эмоци­ями, и это может служить еще одним доказательством для тех, кто занимается поисками причин рака.

Работа доктора Соломона подводит нас к рассмотрению конкретного психологического механизма, с помощью кото­рого стресс может приводить к подавлению иммунной сис­темы. Если сопоставить его выводы с результатами, полу­ченными Селье и другими учеными, то постепенно начнет вырисовываться картина того, как именно эмоциональный стресс может способствовать возникновению рака. Остает­ся только на основании глубокого понимания происходя­щих в нашем организме процессов описать точный физиоло­гический механизм взаимосвязи стресса и рака.

Некоторые итоги.

Снова конкретный человек

Давайте еще раз остановимся на основных выводах, которые следуют из проведенных исследований.

■   Сильный эмоциональный стресс увеличивает воспри­имчивость организма к заболеваниям.

■   Хронический стресс приводит к подавлению иммунной системы, что в свою очередь еще больше повышает восприимчивость организма к заболеваниям и особен­но—к раку.

■   Эмоциональный стресс не только подавляет им­мунную систему, но и приводит к гормональным нарушениям. Эти нарушения могут способствовать появлению атипичных клеток как раз в тот момент, когда организм наименее способен с ними бороться.

3  Зак № 103                                                                                                            65

Очень важно то, что уровень эмоционального стресса, вы­званного внешними событиями, зависит от того, как конк­ретный человек эти события интерпретирует и переживает. Несмотря на то, что ученые иногда могут, учитывая количе­ство стрессовых ситуаций в жизни людей, предсказать воз­можность возникновения заболевания у данного человека, некоторые люди вопреки прогнозам не заболевают. Здесь мы снова сталкиваемся с необходимостью рассматривать ре­акции на стрессовую ситуацию у конкретного человека.

Каждый справляется со стрессом по-своему. Иногда спо­соб реагирования может снижать эмоциональное воздействие стресса на организм, а иногда — усиливать его. Поэтому в следующей главе мы рассмотрим, какие именно типы реакции на стресс делают человека более восприимчивым к раковым заболеваниям.

РАК,

СТРЕСС

И ЛИЧНОСТЬ

Чаще всего человек реагирует на стрессовые ситуации не­осознанно, «по привычке», прибегая к тем способам, которые продиктованы его бессознательными представлениями о себе, о том, каким он «должен» быть, а также какими являются и «должны быть» окружающие его люди и весь мир. Эти сте­реотипы поведения формируют общую жизненную позицию человека. Последнее время появляются все новые и новые доказательства того, что некоторые жизненные позиции мо­гут иметь отношение к определенным болезням. Например, в известной книге Мейры Фридман и Рея Розенмана «Пове­дение по типу А и ваше сердце»* описан определенный тип поведения (жизненная позиция), который, по мнению авто­ров, во многом способствует возникновению заболеваний сердца. Они назвали таких вечно напряженных, бьющихся за свое место в жизни людей «личностью типа А».

Многочисленные исследования доказывают, что, кроме ти­пов личности, для которых свойственны заболевания сердца, существует большое количество аналогичных характери­стик личности, соответствующих ревматоидному артриту, язве желудка, астме и воспалению мочевыводящих путей (у жен­щин). Кроме этого, существует давнее мнение, подтвержден­ное достаточно большим количеством современных исследо­ваний, что онкологические больные характеризуются сходным профилем личности.

Связь эмоций и рака. История вопроса

Люди обратили внимание на связь рака с эмоциональным состоянием человека уже более двух тысяч лет тому назад.

* Friedman M., Rosenman R. Type A behavior and your heart   — New York: Alfred A Knopf, 1974.

67

Можно даже сказать, что как раз пренебрежение этой связью является относительно новым и странным. Почти два тыся­челетия тому назад, во IIвеке нашей эры, римский врач Гален обратил внимание на то, что жизнерадостные женщины реже заболевают раком, чем женщины, часто находящиеся в подав­ленном состоянии. В 1701 г. английский врач Гендрон в трактате, посвященном природе и причинам рака, указывал на его взаимосвязь с «жизненными трагедиями, вызывающими сильные неприятности и горе». Вот примеры из его книги, которые до сих пор часто цитируют будущим врачам:

Когда у миссис Эмерсон скончалась дочь, она очень тяжело переживала ее смерть и вскоре заме­тила, что ее грудь увеличилась, а затем сделалась болезненной. В конце концов у нее обнаружили за пущенную опухоль, за короткое время охватившую большую часть груди. До этого она всегда находи­лась в добром здравии.

Жена помощника капитана, захваченного и брошенного в тюрьму французами, так переживала это событие, что ее грудь начала увеличиваться и вскоре была охвачена раком, настолько далеко зашедшем в своем развитии, что я оказался бессилен. До этого от нее никаких жалоб на здоровье не поступало.

В 1783 г. Барроуз говорил о причинах этой болезни сло­вами, очень напоминающими описание хронического стресса: «...неприятные переживания души, долгие годы терзающие пациента». В классической работе Нанна «Рак груди» уже прямо утверждается, что эмоциональные факторы влияют на рост опухоли. В качестве примера автор рассказывает о конкретной пациентке, «которая пережила нервный шок, выз­ванный смертью мужа. Вскоре после этого опухоль начала расти в размерах, и пациентка скончалась».

В 1846 г. Уолтер Хайл Уолс опубликовал книгу «Приро­да и лечение рака», которая серьезно повлияла на медицинс­кие представления того времени. В ней дано достаточно пол­ное описание всего, что тогда было известно о раке. Уолш утверждал:

68

...Много уже было написано о влиянии душев­ных переживаний, внезапных изменений в жизни и мрачного характера на возникновение пораженной раком ткани. Если верить этим исследованиям, то названные факторы являются самой главной при­чиной этого заболевания... Часто наблюдаются фак­ты, весьма убедительно доказывающие роль психи­ки в возникновении болезни. Я сам не раз сталки­вался с примерами, где эта связь была настолько очевидна, что... подвергать ее сомнению было бы крайне неосмотрительно.

В 1895 г. Клод Бернар издал классический труд «Экспе­риментальная медицина», в котором изложил свои наблюде­ния, очень схожие с нашими. Бернар предупреждал, что к человеку необходимо относиться как к гармоничному цело­му. И хотя в исследовательских целях приходится анали­зировать отдельные части тела, необходимо, говорил он, учи­тывать взаимосвязь этих частей. В другой классической работе — «Хирургическая патология», опубликованной в 1870 г., сэр Джеймс Педжет отразил свою убежденность в том, что депрессия играет главную роль в возникновении рака:

... Случаи, когда сразу после сильных волнений, неосуществившихся надежд или разочарований сле­дует рост и развитие рака, настолько часты, что вряд ли приходится сомневаться в том, что душев­ная депрессия является серьезным фактором, спо­собствующим развитию онкологических заболева­ний.

Первое исследование связи эмоционального стресса и рака с применением статистики было проведено в 1893 г. Г. Сноу. Описывая результаты своего достаточно широкого исследования в книге «Рак и процесс его развития», Сноу пишет:

Из 250 пациенток, проходивших стационарное и амбулаторное лечение рака груди и матки в Лон­донской онкологической клинике, в 43 случаях мож-

69

но допустить возможность механического повреж­дения, предшествовавшего заболеванию. Пятнадцать из этих 43 сообщили дополнительно о недавних тя желых переживаниях. Тридцать две другие указа­ли на тяжелую работу и нужду. У 156 пациенток заболеванию предшествовали тяжелые неприятно­сти, часто очень глубокие отрицательные пережи вания из-за потери близкого родственника. У 19 не удалось выяснить никаких возможных причин, пред шествовавших заболеванию.

Далее Сноу заключает:

...Из всех возможных причин, вызывающих раз­личные формы рака, наиболее мощными являются невротические. Среди них самые частые — душев­ные переживания, за которыми следуют нужда и из­нурительный труд. Названные причины оказывают серьезное влияние на развитие остальных факто­ров, способствующих этой болезни. Душевнобольные же и лунатики удивительно редко подвержены лю бым формам онкологических заболеваний.

Несмотря на то, что в конце XIX— начале XXвека среди медиков, очевидно, существовало согласие во взглядах на связь эмоционального состояния человека и рака, при появ­лении возможности общей анестезии, применении новых хи­рургических методов и радиотерапии интерес к этому во­просу заметно снизился. Успехи медицины в других областях еще более укрепили представление о том, что физические проблемы можно разрешать только физическими методами. Определенную роль в этом сыграло распространенное сре­ди врачей в последнее время мнение, что тяжелый труд и лишения — это нечто неизбежное, ведь, в конце концов, если они и играют какую-то роль в возникновении рака, что мо­жет с этим поделать врач? И, наконец, вплоть до последней трети XXстолетия мы обладали весьма ограниченным арсе­налом средств, позволяющих подойти к решению эмоцио­нальных проблем.

С позиции истории медицины представляется совершенно неоправданным то, что, когда развитие психиатрии и психоло-

70

гии привело, наконец, к появлению диагностических методов, позволяющих научно исследовать связь рака с психическими состояниями, и одновременно с этим были разработаны тера­певтические методы, способные помочь разрешению эмоцио­нальных трудностей, именно в этот момент медицина потеря­ла всякий интерес к данной проблеме как таковой. В результате возникли две отдельные области научных исследований. В работах по психологии существует огромное количество описаний эмоциональных состояний, имеющих отношение к онкологическим заболеваниям, но в них часто отсутствует указание на какой-либо физиологический механизм, объясня­ющий их взаимосвязь. Для медицинской литературы харак­терно достаточно глубокое исследование физиологических процессов, однако, возможно, вследствие того что медицина не учитывает психологических данных, она не способна объяс­нить «спонтанные» исчезновения злокачественных опухолей или существенные различия в реакциях пациентов на прово­димое лечение.

Поскольку один из авторов данной книги имеет медицин­ское образование, он был поражен, когда обнаружил в психо­логической литературе существенные доказательства связи эмоциональных состояний и рака и что эти психологические исследования известны очень небольшому числу врачей. Цена, которую приходится платить за узкую специализацию, столь характерную для нашего времени, очень часто состоит в том, что между представителями различных дисциплин, работаю­щих над одной проблемой, практически не происходит ника­кого обмена информацией. Каждая дисциплина разрабатыва­ет свой собственный язык, свою систему величин, свои методы передачи информации, и в результате важнейшие данные про­сто канут в безвестности.

Объясняя разнообразные психологические положения он­кологическим больным, мы поняли, что это требует от нас невероятной точности и чувствительности. Если мы говорим: «Исследования показывают, что у онкологических больных имеются определенные характеристики...», большинство па­циентов автоматически начинает считать, что исследование показало, что и лично у них есть такие характеристики. Но

71

статистика предполагает широкие обобщения, она имеет дело с группами людей, а не с конкретными личностями. Психолог Кеннет Р. Пеллетьер в своей книге «Разум лечит, разум уби­вает» как раз предупреждает о том, что люди должны очень осторожно применять к себе всяческие обобщения, вроде «ти­пов (или профилей) личности»:

В настоящее время большинство исследований, посвященных взаимосвязи личностных характерис­тик с заболеваемостью, сосредоточены на выявлении у страдающих определенными расстройствами лю­дей некоторых общих характерных стереотипов. Вам может показаться, что некоторые из этих черт присущи и вам. Не стоит пугаться — это вовсе не значит, что вы обязательно заболеете. Эти обобщенные описания предназначены лишь для того, чтобы указывать людям на стереотипы пове­дения, таящие в себе опасность. Самодиагноз редко бывает абсолютно точным, а интерпретации пове­дения имеют смысл только тогда, когда их делает опытный специалист. Тип личности — лишь один из элементов диагноза и сам по себе он не может служить основанием для каких либо выводов. Хоро­шо известно, что в начале учебы студенты медики часто обнаруживают у себя все болезни, которые в данный момент изучают. Постепенно они начина­ют понимать, что постановка диагноза — процесс очень сложный, скорее указывающий направление, чем дающий определение. Всякий, кто собирается за­няться проблемой взаимосвязи личности и болезни, должен быть не менее осторожен.

Приступая к обзору литературы, посвященной взаимо­связи рака с эмоциональными состояниями, мы бы хотели посоветовать онкологическим больным и тем из наших чи­тателей, кто боится заболеть раком, отнестись к этому обзо­ру просто как к отправной точке, задающей направление их собственным размышлениям по этому поводу. Не следует забывать, что все люди склонны видеть в этих описаниях какие-то свойственные именно им качества. Не все люди со

72

схожими личностными характеристиками заболевают одной и той же болезнью, точно так же как не все люди, подверга­ющиеся воздействию канцерогенных веществ, заболевают раком. Как известно, важную роль играют другие факторы.

Психологические данные

Одно из лучших исследований, рассматривающих связь эмо­циональных состояний и рака, описано в книге последова­тельницы Карла Юнга Элиды Эванс «Исследование рака с психологической точки зрения», предисловие к которой напи­сал сам Юнг. Он считал, что Эванс удалось разрешить мно­гие тайны рака, включая непредсказуемость течения этого заболевания, то, почему болезнь иногда возвращается после долгих лет отсутствия каких-либо из ее признаков и почему это заболевание ассоциируется с индустриализацией обще­ства.

Основываясь на обследовании 100 больных раком, Эванс делает вывод, что незадолго до начала развития болезни мно­гие из них утратили значимые для них эмоциональные связи. Она считала, что все они относились к психологическому типу, склонному связывать себя с каким-то одним объектом или ролью (с человеком, работой, домом), а не развивать собствен­ную индивидуальность. Когда этим объекту или роли, с кото­рыми человек себя связывает, начинает угрожать опасность или они просто исчезают, то такие пациенты оказываются словно наедине с собой, но при этом у них отсутствуют навы­ки, позволяющие справляться с подобными ситуациями. (Как вы увидите по приведенным ниже историям болезни, мы тоже обнаружили, что для онкологических пациентов свой­ственно ставить на первое место интересы окружающих.) Кроме того, Эванс полагает, что рак — это симптом наличия в жизни больного неразрешенных проблем. Ее наблюдения были подтверждены и уточнены рядом более поздних иссле­дований.

Доктор Лоуренс Лешэн, получивший образование в области экспериментальной психологии, но работающий в области

73

клинической, — непревзойденный знаток психологических историй онкологических больных. В своей недавно опубли­кованной книге «За жизнь можно бороться. Эмоциональные факторы в возникновении рака»* он приходит к выводам, во многом перекликающимся с выводами Эванс. На основе анализа психологических аспектов жизни более 500 боль­ных, Лешэн выделяет в них четыре основных момента.

■   Юность этих пациентов была отмечена чувством одиночества, покинутости, отчаяния. Слишком большая близость с другими людьми вызывала у них трудности и казалась опасной.

■   В ранний период зрелости эти пациенты либо установили глубокие, очень значимые для них отношения с каким-то человеком,либо получали огромное удовлетворение от своей работы. В эти отношения или роль они вкладывали всю свою энергию, это стало смыслом их существования, вокруг этого строилась вся их жизнь.

■   Затем эти отношения или роль исчезли из их жизни. Причины были самые разные — смерть любимого чело­века, переезд на новое место жительства, уход на пенсию, начало самостоятельной жизни их ребенка и т. п. В ре­зультате снова наступило отчаяние, как будто недавнее событие больно задело не зажившую с молодости рану.

■   Одной из основных особенностей этих больных было то, что их отчаяние не имело выхода, они переживали его «в себе». Они были не способны излить свою боль, гнев или враждебность на других. Окружающие обычно считают онкологических больных необыкновенно хорошими людьми. О них говорят: «Ах, это такой милый, приятный человек» или «Она просто святая!» Далее Лешэн заключает:  «Эта мягкость,  "хорошесть" в действительности указывает на их неспособность поверить в себя, на полную потерю ими всякой надежды».

* LeShan L. L. You can fight for your life. — New York: M. Evans & Company, 1977.

74

Вот как он описывает эмоциональное состояние этих па­циентов, после того как они теряют те межличностные отно­шения или ту роль, что составляли весь смысл их жизни:

...Растущее отчаянье, охватившее каждого из этих людей, по-видимому, тесно связано с пережи­той в детстве потерей... Утрату тех или иных отношений они воспринимают как трагедию, кото­рую в глубине души все это время предвидели. Они всегда ждали, что это когда нибудь кончится, что их отвергнут. И когда это действительно происхо­дит, они говорят себе: «Я так и знал! Это было слиш­ком хорошо, чтобы оказаться правдой...» Внешне мо­жет показаться, что им удается приспособиться к постигшему их несчастью. Они продолжают изо дня в день выполнять свои обязанности, но жизнь уже потеряла для них свой «вкус», из нее ушли энергия и смысл. Создается впечатление, что ничто больше не удерживает их в этой жизни. Окружающим, даже очень близким людям, кажется, что они достаточно хорошо справляются со своим горем... но на самом деле это ложное спокойствие отчаянья. Они про сто ждут, когда придет время умирать, потому что в этом видят единственный для себя выход. Они готовы к смерти, так что в каком-то смысле они уже умерли. Один пациент сказал мне: «Я понаде­ялся, и вот что случилось. Стоило только рассла­биться, забыть об опасности — и тут же я снова один. Надеяться больше не на кого и не что. Уж лучше жить в своей раковине!»

Так они и живут, без всякой надежды, в ожи­дании, когда смерть освободит их. Кому-то из моих пациентов пришлось ждать шесть месяцев, а у кого-то смертельный рак появился через восемь лет.

Лешэн сообщает, что 76 % всех онкологических больных, с которыми он беседовал, рассказали ему истории, которые в общих чертах можно свести к приведенной схеме, а среди тех, с кем он занимался интенсивной психотерапией, подобные ис­тории поведали 95 % больных. В контрольной группе здоро­вых людей только у 10 % всех опрошенных были выявлены признаки, соответствующие описанному стереотипу.

75

Несмотря на то что Лешэн очень убедительно и с боль­шим чувством говорит об эмоциональном состоянии своих пациентов, не все его наблюдения нашли подтверждение у других исследователей. Тем не менее несколько ключевых моментов совпадают с наблюдениями, которые в течение 30 лет вела Кэролайн Б. Томас, психолог из Университета Джона Хопкинса.

Еще в 1940 г. доктор Томас начала обследовать студен­тов медицинского факультета, определяя их психоло­гические характеристики. С тех пор она проследила за за­болеваемостью более 1300 студентов. Она сообщает, что наи­более очерченный психологический тип характерен для сту­дентов, впоследствии заболевших раком. Для этой группы свойственна даже большая определенность, чем для тех, кто покончил жизнь самоубийством. По ее данным, яркой осо­бенностью студентов, заболевших раком, было глубокое пе­реживание ими отсутствия близости с родителями. Они ред­ко проявляли сильные чувства и обычно были в плохом настроении.

Еще одна черта онкологических больных, описанная Ле-шэном, состоит в том, что уже до заболевания они были под­вержены чувствам безнадежности и беспомощности. Это свой­ство подтвердили наблюдения и других ученых:

«Наблюдая за своими больными раком пациентками, А. X. Шмейл и X. Айкер обратили внимание, что для них было свойственно легко сдаваться, относиться к трудным жиз­ненным ситуациям с чувством полной безнадежности, не видя в них выхода. Часто подобные ситуации возникали пример­но за шесть месяцев до того, как у пациента обнаруживали рак. Затем Шмейл и Айкер обследовали группу здоровых женщин, которые, как считалось, имели биологическую пред­расположенность к раку шейки матки.

Пользуясь психологической методикой, позволяющей оп­ределить "тип личности, для которого свойственно впадать в состояние безнадежности", Шмейл и Айкер предсказали, кто из женщин второй группы может в будущем заболеть раком, причем эти предсказания сбылись в 73,6 % случаев. Они

76

отметили, что это отнюдь не означает, что чувство безнадеж­ности вызывает рак, — у заболевших женщин была к нему биологическая предрасположенность — но это ощущение безнадежности, по-видимому, тоже сыграло существенную роль».

«В течение 15 лет доктор У. А. Грин изучал психологи­ческий и социальный опыт пациентов с лейкемией и опухо­лями лимфоидной ткани. Он также пришел к выводу, что утрата важных межличностных отношений была существен­ным моментом в истории жизни больного. Грин отмечает, что как для мужчин, так и для женщин огромную роль сыг­рали потеря или угроза смерти матери, а для мужчин — человека, "замещающего мать", например жены. Другим важ­ным эмоциональным событием для женщин является на­ступление климакса или изменение домашних обстоятельств, а для мужчин — потеря работы или реальная возможность ее потерять, а также выход или приближение срока выхода на пенсию».

Грин сделал вывод, что лейкемия и рак лимфатических узлов обычно развиваются в тех случаях, когда пациент стал­кивается подряд с несколькими утратами, приводящими его в психологическое состояние отчаяния и безнадежности.

Другие работы подтверждают данные Лешэна о том, что многим онкологическим больным бывает трудно выражать отрицательные чувства. Они испытывают необходимость все­гда казаться хорошими.

«Доктор Д. М. Киссен обратил внимание, что разница между теми заядлыми курильщиками, которые заболели ра­ком легких, и теми, кто не заболел, состоит в том, что заболев­шие раком "не смогли найти для себя достаточно хороших способов эмоциональной разрядки"».

«И. М. Блумберг показал, что по определенным личност­ным особенностям человека можно предсказать скорость раз­вития опухоли. Пациенты, у которых опухоли росли быстро, старались произвести на окружающих хорошее впечатление. Вместе с тем для них было характерны стремление занимать оборонительную позицию и одновременно неумение спра-

77

виться с тревогой.Кроме того, они обычно отвергали вы­ражения привязанности, хотя очевидно в них нуждались. Группа больных, у которых опухоль развивалась медленно, демонстрировали большую способность переживать эмоцио­нальный шок и снижать напряжение с помощью физической активности. По-видимому, у пациентов с быстро развиваю­щейся опухолью возможность эмоциональной разрядки была заблокирована сильным желанием произвести хорошее впе­чатление.

Аналогичное исследование зависимости типа опухоли (бы­стро или медленно растущей) от свойств личности было про­ведено Б. Клопфером. Для предсказания быстрого развития опухоли его сотрудники использовали такие личностные ха­рактеристики, как оборонительные установки пациентов и сте­пень их приверженности «правильности их собственного ви­дения мира». По мнению Клопфера, когда человек затрачивает слишком много энергии, чтобы защитить свое "я" и "свой образ мира", организму не хватает жизненной энергии для борьбы с раком».

Примеры из жизни наших пациентов

Приведенные выше данные и наши собственные наблюдения не оставляют сомнений, что между определенным эмоциональ­ным состояниям и онкологическими заболеваниями существует связь.

Один из первых случаев, с которым нам пришлось столк­нуться, произошел еще до того, как мы начали применять описанный в этой книге метод. Сорокалетняя Бетти Джон­сон поступила в клинику, где работал Карл, с запущенным раком почки. За год до этого она овдовела, но продолжала жить и работать на ферме, оставшейся за ней после смерти мужа. Диагностическая операция показала, что раковая опу­холь распространилась уже за пределы почки и поэтому не может быть удалена хирургически. Без особых надежд на какой-то положительный результат ей провели минималь­ный курс радиотерапии, после чего выписали домой, предпо­лагая, что ей осталось жить всего несколько месяцев.

78

Вскоре после возвращения она полюбила одного работав­шего у нее на ферме человека и вышла за него замуж. Не­взирая на то, что она была обречена, в течение следующих пяти лет никаких симптомов болезни у нее не наблюдалось. Но тут, растратив все ее деньги, второй муж Бетти бросил ее. Через несколько недель после этого у нее произошел реци­див, и очень скоро она умерла.

Скорее всего, в ее выздоровлении значительную роль сыг­рал новый брак, а уход из семьи второго мужа способствовал наступлению рецидива и летальному исходу.

Знакомясь постепенно с жизнью наших пациентов, мы об­наруживали все новые и новые доказательства связи между их эмоциональным состоянием и болезнью. Это научило нас одной очень важной вещи: мы стали внимательнее слушать рассказы своих больных. До этого, рассматривая рак как чи­сто физическое явление, мы воспринимали описания их жиз­ни с пониманием и сочувствием, но считали, что это не имеет никакого отношения к течению заболевания. Когда же мы, наконец, поняли, что в болезни участвует «весь человек», мы стали придавать огромное значение всему, что говорили паци­енты. Одной из таких больных, которая многому нас научила, была Милли.

В отличие от остальных наших первых пациентов, посту­пая к нам, Милли Томас уже была уверена, что сама способ­ствовала своей болезни. Ее направил к нам хирург, как-то побывавший на лекции Карла. Милли было 70 лет, но она держалась так прямо, что казалась моложе. Не так давно у нее была удалена часть пораженного раком легкого.

Милли сразу же сообщила Карлу, что она сама способ­ствовала своей болезни и теперь боится, что может так же способствовать ее возвращению или распространению на дру­гие органы. К нам она пришла за помощью. Ее речь звучала с такой прямотой и убедительностью, что мы не нашлись, что ответить, и попросили объяснить, что именно она имеет в виду.

Милли рассказала, что, по мере того как она приближа­лась к 70 годам — возрасту, после которого учителя началь-

79

ных классов обязаны выходить на пенсию, — ее все больше и больше раздражали ученики и сама работа. Она была не замужем и жила в одной квартире с еще одной пожилой женщиной, которая тоже вызывала у нее все большее раз­дражение. Казалось, что-то случилось с окружавшим ее ми­ром.

Она заметила, что стала больше курить, и, затягиваясь, ду­мала о том, что смерть уже не за горами. По вечерам, перед тем как заснуть, она тоже ловила себя на мысли, что ей оста­лось жить одним днем меньше, что еще один день прошел и впереди их остается все меньше и меньше. Так продолжалось несколько месяцев. Она много курила и все больше впадала в депрессию, пока наконец не появился очень сильный кашель с кровью.

Милли обратилась к врачу. У нее обнаружили рак легко­го и сделали операцию, но после операции депрессия возоб­новилась, и Милли стала опасаться возвращения болезни, по­скольку считала, что сама сыграла определенную роль в ее возникновении. Когда она поделилась своими опасениями с хирургом, он вспомнил лекцию Карла и направил ее к нам на консультацию.

По сравнению с другими пациентами Милли обладала необычно высокой степенью осознания своего внутреннего «я», но мы убедились, что и другие больные, поняв, что их эмоциональное состояние имело определенное отношение к возникновению болезни, могли вспомнить у себя появление аналогичных мыслей и чувств. Нередко они припоминали, как желали собственной смерти или переживали состояние такой безнадежности, что смерть казалась единственным выходом из положения. Часто это происходило в тех слу­чаях, когда перед ними ставили новые требования или они считали, что попали в безвыходную ситуацию.

Многие из наших пациентов, например, чувствуют себя в таком безвыходном положении, когда обнаруживают, что муж (или жена) им изменяет, особенно в том случае, если они, не считая для себя возможным обратиться к психотерапевту, по религиозным соображениям не принимают развода и одно-

80

временно не хотят продолжать жить вместе. Эдит Джоунс столкнулась с такой проблемой в полной мере, когда узнала, что у ее мужа, отца ее шестерых детей, были внебрачные связи. Она не могла с этим смириться и одновременно не допускала возможности развода. Не видя выхода, она чув­ствовала, что попалась в ловушку. Эдит заболела раком и очень быстро умерла. Для нее смерть казалась единственным выходом. На ее месте другие женщины могли бы найти воз­можность как-то продолжать отношения с мужем или дали бы себе «разрешение» на развод.

Некоторые из наших пациентов-мужчин переживали кон­фликты, связанные с родственными отношениями по рабо­те. Так случилось у Рода Хансена, которому удалось без чьей-либо посторонней помощи превратить свою небольшую фирму в процветающее предприятие. Род очень дорожил семейными связями и поэтому взял на довольно высокую должность одного из родственников. Тот оказался совер­шенно неспособен к такой ответственной работе, развалил все дело, и предприятие, в которое Род вложил всю свою душу, перестало быть ему в радость. Более того, оно стало для него невыносимой проблемой, из которой он не видел выхода.

Примерно через год после того, как ситуация в фирме начала ухудшаться, у Рода был обнаружен рак. Проведя не­которое время в нашей клинике, Род научился более непо­средственно решать свои проблемы. В какой-то момент он был близок к тому, чтобы выгнать этого родственника с ра­боты, но потом передумал и перевел того на должность, боль­ше соответствовавшую его способностям.

Еще один мотив, часто встречающийся в жизни онкологи­ческих больных, — это ситуация женщины, вкладывающей всю душу и физическую энергию в семью. Изо дня в день Джун Ларсен была для четырех своих детей поварихой, нянь­кой, шофером и исповедником. Ее жизнь состояла из занятий музыкой и танцами, футбола, детских праздников и родитель­ских собраний. Муж Джун, занимавший высокое положение в одной из крупных фирм, часто бывал в отъезде, и поэтому

81

вся ответственность за воспитание детей почти полностью лежала на ее плечах. Вспоминая этот период своей жизни, она признает, что в те годы их с мужем не объединяло почти ни­чего, кроме детей.

Каждый раз, когда наступал черед покидать отчий дом очередному ребенку (кто поступал в колледж, кто выходил замуж), Джун переживала короткий период уныния, но затем с удвоенной энергией переключалась на оставшихся детей. Но когда в колледж поступил младший, она почувствовала, что «ее лишили части жизни». Джун впала в глубокую де­прессию. Она не знала, куда девать время. У нее появились претензии к мужу, на которые тот обижался. Она ни от чего не получала удовольствия, и через год у нее обнаружили рак груди с метастазами в костную ткань.

Джун полностью отождествила себя с детьми, и, когда она осталась наедине с собой, оказалось, что, умея ухаживать за другими, она совершенно неспособна удовлетворять собствен­ные потребности. Ей пришлось признаться себе в том, что от ее брака практически ничего не осталось, и хотя сам внешний стресс — поступление ребенка в колледж — мог бы кому-то показаться незначительным, он полностью разрушил ту роль, которая многие годы определяла ее жизнь.

Ситуация Джун очень типична, и у нас было много паци­енток, переживавших нечто подобное, но их реакции на этот конкретный вид стресса были различны. Многие женщины оказываются способны найти в жизни какое-то иное содер­жание, а не только быть вечной матерью. В некоторых слу­чаях им удавалось возродить свой брак, и он снова наполнял их жизнь смыслом. Мы наблюдали, как пациентки, сумевшие найти новое место в жизни или восстановить старые значи­мые для них межличностные отношения, не только жили дольше — у некоторых из них в настоящий момент нет никаких признаков рака — их жизнь стала намного актив­нее и полнее.

У людей, связывающих свою жизнь с работой, часто боль­шие трудности вызывает уход на пенсию. Одним из таких людей был Сэм Браун. Он занимал руководящую долж-

82

ность в одной фирме, где было заведено, что после 65 лет ее служащие обязаны уходить на пенсию. И хотя Сэм никогда не подвергал сомнению этот порядок, уходить на пенсию ему не хотелось. Через некоторое время после того, как его громко и с почетом проводили на заслуженный отдых, он заскучал и впал в депрессию. Занимая высокий пост, Сэм казался себе всегда очень значительным. Теперь он чув­ствовал, что потерял свой социальный статус, и когда на вопрос, чем он занимается, ему приходилось произносить слово «пенсионер», в глазах спрашивающих он не видел огонька привычного интереса и уважения. Кроме того, ему не хвата­ло того возбуждения, которое обычно вызывала у него работа и командировки, и несмотря на то что он заранее позаботился о своем финансовом положении, в результате инфляции привычный для него уровень жизни все-таки сни­зился. Помимо всего прочего, последние годы Сэм не был особенно близок с женой, и конфликты, которые, пока он большую часть времени проводил на работе, не находили себе выхода, теперь вырвались наружу. Он чувствовал, что попал в ловушку и теперь всю оставшуюся жизнь должен будет выслушивать ее все более частые жалобы. Сэм понял, до какой степени его самооценка определялась работой. Без нее он казался себе бесполезным и ненужным. Его стали посещать сомнения, действительно ли он чего-то достиг в жизни, а когда несколько его друзей вскоре после выхода на пенсию скончались, Сэм и сам стал все чаще задумывать­ся о смерти. Через 14 месяцев после выхода на пенсию у него обнаружили рак мочевого пузыря.

Кроме тех источников стресса, о которых мы уже гово­рили — потеря жены или мужа, финансовые трудности, уход на пенсию, серьезные неприятности на работе, потеря смысла жизни из-за отъезда детей или ухудшения отношений между супругами, — существует и еще один вид стресса, который мы часто отмечали в жизни наших пациентов незадолго до возникновения рака и который можно было бы назвать «кри­зисом середины жизни». В главе 9 мы рассмотрим один из таких примеров подробнее.

83

Психологические аспекты заболевания

Все эти примеры помогают выявить то общее, что объединя­ет большинство конфликтов, с которыми сталкиваются наши пациенты за несколько месяцев до возникновения заболева­ния. На основании собственных наблюдений и результатов исследований, проведенных другими учеными, мы можем вы­делить пять этапов развития психологического процесса, пред­шествующего возникновению рака.

1. Детские переживания, приводящие к формированию того или иного типа личности. Большинство из нас может припомнить моменты, когда наши родители делали что-то, что нам не нравилось, и тогда мы давали себе обещание: «Когда я вырасту, я ни за что таким не буду!» Когда же нам очень нравился какой-нибудь поступок сверстников или взрослых, то мы решали тоже всегда так делать.

Многие из этих детских решений весьма положительно влияют на нашу жизнь, но бывают и такие, которые нам ме­шают. Среди них часто встречаются решения, которые чело­век принимал в результате каких-то болезненных пережива­ний. Если, например, дети видят, как ужасно ссорятся их родители, они могут решить, что выражать враждебность очень плохо, и устанавливают для себя правило: всегда быть хоро­шим, веселым и приятным для окружающих вне зависимости от того, что в действительности происходит у тебя в душе. Так формируется представление, что если ты хочешь, чтобы дома тебя любили и одобряли, надо обязательно быть очень добрым и любящим. И человек всю жизнь будет выполнять принятое решение и стараться всегда быть хорошим и доб­рым, даже если это превратит все его существование в сплошное мучение.

Иногда же бывает так, что кто-то еще в раннем детстве решит, что он ответственен за чувства других людей, и если кто-то рядом с ним грустит и печалится, то он обязательно должен сделать так, чтобы они почувствовали себя лучше. Вполне возможно, что в тот момент, когда подобное решение принимается, оно действительно является самым лучшим выхо-

84

дом из ситуации.Однако, вероятнее всего, когда ребенок вырастает и его жизненная ситуация изменяется, решения, помогавшие ему когда-то приспособиться к окружающим условиям, больше не являются самыми правильными.

На наш взгляд, решения, принятые в детстве, ограничива­ют возможности человека, когда ему приходится бороться со стрессом. У взрослого эти решения обычно перестают быть осознанными. Человек прибегал к одному и тому же типу поведения столько раз, что уже не может вспомнить, что когда-то сделал осознанный выбор. Но пока этот вы­бор действует, он становится своего рода условием игры, неизменным параметром нашей жизни, и получается, что удов­летворение любых потребностей, разрешение любой пробле­мы должно происходить в рамках когда-то принятого ребен­ком решения.

Большинство из нас склонно считать, что мы такие, потому что «уж такие мы есть». Но когда человек осознает, что когда-то им был сделан определенный выбор, он обретает способность принимать новые решения.

2. На человека обрушиваются драматические события, вызывающие у него стресс. Проведенные исследования и наши собственные наблюдения свидетельствуют о том, что часто возникновению рака предшествует сильное стрессовое состояние. Иногда за короткий период времени человеку при­ходится перенести несколько стрессовых ситуаций подряд. Мы обнаружили, что наиболее глубоко потрясают человека те события, которые угрожают его личностной самоиденти­фикации. К ним относятся смерть супруга или другого близ­кого человека, выход на пенсию, потеря значимой для челове­ка роли.

3. Возникшие стрессовые ситуации ставят перед чело­веком проблему, с которой он не может справиться. Это не означает, что эту проблему порождает стресс. Она возникает в результате того, что человек не может справиться со стрес­сом, не нарушая установленных им же самим правил поведе­ния и не выходя за рамки когда-то выбранной роли. Пред­ставьте себе человека, который не допускает слишком близких

85

отношении с другими людьми и поэтому видит главный смысл своего существования в работе. Когда ему приходится вый­ти на пенсию, он оказывается неспособным справиться с этим стрессом. Точно так же не может найти выхода из положе­ния женщина, которая видит смысл своей жизни лишь в се­мейной жизни и вдруг обнаруживает, что муж ей изменяет. Или мужчина, научившийся сдерживать свои чувства, ощуща­ет себя пойманным в ловушку, когда оказывается в положе­нии, выйти из которого можно, лишь открыто выразив свои эмоции.

4.  Не видя возможности изменить правила своего пове­дения, человек чувствует свою беспомощность и неразре­шимость создавшейся ситуации. Поскольку бессознатель­ные представления о том, каким «следует быть», во многом определяют личностную самоидентификацию этих людей, они могут вообще не предполагать, что что-то в их жизни можно изменить — они могут даже чувствовать, что, значительно изменившись, они потеряют свое «я». Большинство наших пациентов признают, что еще до начала заболевания они иногда чувствовали себя беспомощными, неспособными разрешать или как-то воздействовать на жизненные ситуации, что у них «опус­кались руки».

Уже за несколько месяцев до возникновения рака они воспринимали себя «жертвой» из-за того, что теряли спо­собность влиять на свою жизнь, разрешать возникшие труд­ности или снижать переживаемый ими стресс. Жизнь уходи­ла из-под их контроля, они больше не могли управлять ею и переставали быть в ней действующими лицами. Все, что про­исходило, происходило без их участия. Стрессовые ситуа­ции, в которых они оказывались, только подтверждали, что ничего хорошего им ожидать от жизни не приходится.

5.  Человек отказывается от решения проблемы, теря­ет гибкость, способность изменяться и развиваться. Как только у человека пропадает надежда, его жизнь превраща­ется в «бег на месте», он уже не пытается ничего достичь. Со стороны может показаться, что он живет вполне нор­мальной жизнью, но для него самого существование теряет

86

любой другой смысл, кроме выполнения привычных услов­ностей. Серьезное заболевание или смерть представляет для него выход из этого положения, разрешение проблемы или ее отсрочку.

Некоторые из наших пациентов могут вспомнить у себя такую последовательность мыслей, другие ее не осознают. Тем не менее большинство признает, что за несколько меся­цев до начала заболевания они переживали чувства беспо­мощности и безнадежности. Этот процесс не вызывает рак, скорее он позволяет ему развиться.

Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в воздействии на иммунную систему и может через измене­ния гормонального равновесия привести к повышенному про­изводству атипичных клеток. Это состояние создает физи­ческие предпосылки для развития рака.

Для нас самое главное — помнить, что мы сами определя­ем значение происходящих в нашей жизни событий. Человек, выбирающий позицию жертвы, влияет на свою жизнь тем, что придает повышенное значение таким событиям, которые подтверждают безнадежность его положения. Каждый из нас сам выбирает, хотя не всегда осознанно, как реагировать на то или иное событие. Величина стресса определяется, во-пер­вых, значением, которое мы ему придаем, и, во-вторых, теми правилами, которые мы сами когда-то выработали и которые указывают на допустимые способы выхода из стрессовой си­туации.

Описывая в общих чертах этот процесс, мы не стреми­лись вызвать у кого-то чувство вины или страха — это бы еще больше усугубило ситуацию. Наоборот, мы надеемся, что если люди смогут узнать себя в приведенном описании, то это послужит им сигналом, призывающим к активным действиям, к необходимости что-то изменить в своей жизни. Поскольку эмоциональные состояния могут содействовать появлению болезни, они точно так же могут влиять и на сохранение здоровья. Признавая свое содействие возникно­вению болезни, пациенты одновременно признают, что в их силах содействовать выздоровлению, делая тем самым пер­вый шаг к нему.

87

Путь к выздоровлению

Мы описали психологические этапы, которые, как нам ка­жется, переживает человек на пути к болезни. Не следует забывать, что многие из этих шагов делаются бессознатель­но, и пациент не осознает свое участие в этом процессе. Останавливаясь на психологических этапах, приводящих к болезни, мы стремились заложить фундамент, на основе ко­торого больные смогли бы проложить себе путь к выздо­ровлению.

Осознавая последовательность этапов, предшествовавших возникновению заболевания, пациенты таким образом дела­ют первый шаг в борьбе с ним. Как только этот шаг будет сделан, они смогут, изменив свои представления и поведение, заставить чашу весов склониться в сторону здоровья.

Основываясь на своих наблюдениях, мы выделили четыре психологических этапа, выводящих человека из кризиса к здоровью.

1.  Когда человек узнает, что болен и что его заболева­ние может быть смертельным, он начинает по-новому ви­деть свои проблемы. Перед лицом смерти многие из тех жизненных правил, которых он придерживался, начинают ка­заться ему мелкими и несущественными. В результате угроза, нависшая над ним, как бы дает человеку разрешение на пове­дение, казавшееся раньше для него неприемлемым. Он чув­ствует, что может, наконец, выразить давно сдерживаемый гнев и враждебность. Теперь можно постоять за себя. Болезнь дает человеку возможность сказать «нет».

2.  Человек принимает решение изменить свое поведение, стать другим. Поскольку обычно болезнь отменяет старые правила, у человека появляется выбор. По мере того как изменяется его поведение, человек замечает, что, оказывается, конфликты, казавшиеся до сих пор неразрешимыми, вполне можно разрешить. Он начинает видеть, что способен разре­шать проблемы, находить выход. Он также замечает, что, ког­да старые правила были нарушены, жизнь не рухнула и что, изменив поведение, он не потерял свое «я». Человек обретает

88

большую свободу действий и возможность использовать но­вые жизненные ресурсы. Часто, после того как подавлявши­еся ранее эмоции находят выход, депрессия проходит, и у человека открывается доступ к дополнительному запасу пси­хической энергии.

На основе своего нового опыта человек принимает реше­ние стать другим, личностью другого типа. Болезнь словно дает ему разрешение измениться.

3. Физиологические процессы, происходящие в организ­ме, реагируют на вспыхнувшую надежду и вновь появив­шееся желание жить. Образуется новая положительная зависимость физиологических процессов и эмоционального состояния пациента. Обновленная надежда и желание жить дают толчок физиологическим процессам, которые приво­дят к улучшению здоровья. Поскольку разум, тело и эмоции являются звеньями одной системы, изменения на уровне пси­хики вызывают изменения и в физическом состоянии. Это своего рода замкнутый круг, в котором улучшение состоя­ния здоровья укрепляет надежду, а надежда приносит даль­нейшее улучшение здоровья. (Более подробное описание того, как это происходит, приводится в главе 7, см. рис. 1 и 2.)

В большинстве случаев этот процесс не идет абсолютно гладко — у него есть свои взлеты и падения. Бывает, что на физиологическом уровне у пациента все происходит доста­точно благополучно, пока улучшение здоровья не приводит его к необходимости обратиться к каким-то нерешенным психологическим конфликтам. Так, например, если одна из проблем пациента была связана с работой, плохое физиче­ское состояние, вызванное болезнью, могло временно отло­жить этот конфликт, поскольку из-за болезни человек не мог работать. Однако когда его физическое состояние улуч­шается, ему снова приходится обращаться к ситуации, вызы­вающей у него стресс. И тогда, даже несмотря на появившу­юся надежду и изменившиеся взгляды на себя и на саму проблему, человек может вновь встать перед лицом серьез­ных трудностей. Иногда это даже может вызвать новое ухудшение физического состояния, пока пациент снова не

89

почувствует себя достаточно уверенно, чтобы справиться с ситуацией.

4. Выздоровевший больной чувствует себя «лучше, чем просто хорошо». Карл Менненджер, основатель одноимен­ной клиники, говорил, что часто состояние пациентов, опра­вившихся после приступа психического заболевания, бывает «лучше, чем просто хорошее». Он имел в виду, что степень, до которой им удается восстановить свое эмоциональное состояние после болезни, по существу превосходит то, что считалось «хорошим» до нее. То же самое можно было бы сказать и о больных раком, активно участвовавших в своем выздоровлении. \.

 

 

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

О PAKE

И ИХ ВЛИЯНИЕ

НА ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Почти каждый из нас когда-то слышал или сам был свидете­лем, как внешне абсолютно здоровые, полные энергии люди практически молниеносно умирали после того, как у них об­наруживали рак. Страх перед этим диагнозом бывает настолько велик, а вера в свою способность победить болезнь настолько мала, что иногда они умирают, даже не выписавшись из боль­ницы. Их здоровье ухудшается так стремительно, что это ставит в тупик даже специалистов. Пытаясь дать объяснение подобным случаям, врачи говорят, что больной просто «сдал­ся» или потерял «волю к жизни».

Вместе с тем многие врачи наблюдали примеры, когда боль­ные, узнав о том, что у них рак, продолжали надеяться на лучшее и удивительно быстро выздоравливали. В подобных случаях это обычно объясняют заслугами проведенной тера­пии.

Люди гораздо легче верят в связь между отрицательными ожиданиями и смертью, чем в зависимость выздоровления от положительных ожиданий. Нам кажется, что одна из причин, по которой врачи доверяют положительной установке мень­ше, чем отрицательной, заключается в том, что иногда бывает очень сложно решить, действительно ли пациент оптимисти­чески настроен относительно своего выздоровления, или же он просто так говорит, чтобы успокоить близких. Когда ваш больной вслух заверяет, что готов бороться за свою жизнь, не собирается умирать и «обязательно победит эту штуку», но одновременно часами лежит в постели с натянутым на голо­ву одеялом, не ходит на работу и ведет себя так, что это совершенно не вяжется с его словами, становится совершен­но понятно, что на самом деле у него нет твердой веры в то, что он может поправиться.

91

Вполне вероятно, что пациенты сами не замечают, что их поведение свидетельствует о внутренней отрицательной уста­новке. Они могут не осознавать живущего в глубине их души страха, который возник из-за смерти кого-то из близких или в результате свойственного нашей культуре общего пессими­стического взгляда на онкологические заболевания. Мы в своей работе научились судить о действительном настроении пациентов не только по словам, но и по их поступкам, и отно­симся к этому с величайшим вниманием, поскольку считаем, что вера в эффективность лечения — а это и есть отрица­тельная или положительная установка — во многом опреде­ляет исход болезни.

Предопределяющее пророчество

Все знают, что это такое — предопределяющее пророчество или предсказание: ожидая чего-то, мы действуем согласно этому ожиданию и таким образом повышаем вероятность того, что оно сбудется. Если, например, пациент хочет и ожидает вы­здоровления, он будет принимать лекарства и выполнять все назначения врачей, тем самым повышая вероятность выздо­ровления. Если же он считает, что умрет, то, скорее всего, сочтет все предписания медиков бесполезными. На этом про­стом примере хорошо видна одна из главных особенностей такого предопределяющего предсказания — постоянная цик­личная взаимосвязь составляющих процесса: ожидание успе­ха помогает его добиться, что в свою очередь служит доказа­тельством правильности первоначальной положительной установки. С другой стороны, ожидание неудачи часто при­водит к провалу, что в свою очередь подтверждает правиль­ность отрицательной установки. По мере того как этот цикл проходит новые витки, ожидание — и позитивное, и негатив­ное — становится все сильнее.

Результаты исследований психологов показали, что такое предопределяющее предсказание может сказаться даже на считавшихся объективными научных выводах. В одном та­ком исследовании Р. Розенталь предупредил аспирантов, про­водивших опыты на животных, что некоторые из лаборатор-

92

ных крыс отличаются особыми способностями и проходят лабиринт очень быстро, тогда как остальные — «глупые» и справляются со своей задачей довольно медленно. На самом деле никакой разницы в интеллекте животных не наблюда­лось, и в предварительных исследованиях они не участвовали, однако когда аспиранты зарегистрировали время, за которое крысы пробегали лабиринт, то оказалось, что так называемые «умные» животные показали гораздо лучшие результаты, чем «глупые». Такую разницу в результатах можно объяснить лишь тем, что аспиранты обращались с «умными» крысами иначе, чем с «глупыми»: скажем, в конце каждого из забегов уделяли им больше внимания, и это помогало «умным» кры­сам справиться с заданием лучше, чем тем, от которых не ждали больших успехов.

Не менее удивительные результаты дало исследование, ко­торое провели Розенталь и его коллеги со школьниками в одном из районов Калифорнии. В начале учебного года пер­воклассникам 18 различных школ был предложен невербаль­ный тест по проверке их интеллектуального развития. Их учителям сказали, что результаты этого теста должны пока­зать, кто из детей особенно одарен интеллектуально. Затем Розенталь абсолютно произвольно, без учета результатов тес­та, отобрал 20 % детей, и сказал учителям, что в ближайший год эти ребята проявят невероятные интеллектуальные спо­собности. Единственная разница между этими детьми и конт­рольной группой состояла в том положительном ожидании, которое удалось вызвать у их учителей. Когда через восемь месяцев тех же детей снова протестировали, те из них, кто попал в произвольно отобранную группу «одаренных», пока­зали гораздо более высокий коэффициент умственного раз­вития, чем представители контрольной группы.

Эти и другие исследования подтвердили, что учителя не­осознанно относились к этим ученикам иначе, чем к другим. Они окружали их большим теплом, с большим вниманием вос­принимали все, что те делают, предлагали им более сложный материал и предоставляли больше возможностей отвечать и задавать вопросы. Эти факты имеют очень большое значение, поскольку показывают, как определенные ожидания влияют

93

на результат, вызывая бессознательные изменения поведе­ния.

Работая в госпитале военно-воздушных сил в Трависе — самом крупном госпитале ВВС на западе США, Карл провел исследование 152 онкологических больных, подтвердившее влияние положительной установки на ход лечения. Пять спе­циалистов этого госпиталя в течение полутора лет оценивали каждого пациента по двум параметрам: отношения к лечению и реакции на него их организма. Результаты с очевидностью показывали, что пациенты с положительным ожиданием луч­ше реагировали на лечение. Если быть точным, то из 152 человек только двое из тех, у кого были отрицательные ожидания, хорошо реагировали на лечение.

Самый важный вывод, к которому привело это исследова­ние, заключается в том, что положительное отношение к лечению позволяет предсказать ответную реакцию орга­низма лучше, чем тяжесть болезни. Это означает, что паци­енты в худшем физическом состоянии, но с положительными установками, реагировали на лечение лучше, чем те, у кого физическое состояние было относительно менее тяжелым, но установки отрицательными. Кроме того, у пациентов, которые начинали относиться к лечению положительно, часто наблю­далось ослабление побочных эффектов.

Ожидание может играть и весьма отрицательную роль Мы это особенно хорошо поняли во время работы в Трависе, куда поступали больные со всего Западного побережья. Сре­ди этих пациентов было несколько японцев среднего возрас­та. Несмотря на то что они получали стандартную радиотера­пию, которая ничем не отличалась от того лечения, которое получали другие пациенты, у них были очень неприятные и  сильные побочные эффекты, которые невозможно было объяс­нить только действием проведенной терапии.

Одним из японцев был майор в отставке, после ухода из армии успешно занимавшийся бизнесом. Нам сказали, что до болезни это был человек, обладавший независимым и силь­ным характером, высокой ответственностью, не привыкший пасовать перед трудностями. Но как только ему начали про-

94

водить курс радиотерапии, он превратился в самого настоя­щего инвалида, не желающего даже пальцем пошевелить ради собственного здоровья. Все уговоры казались совершенно бесполезными, и он угасал прямо на глазах. Мы попробова­ли говорить с ним о том, что происходит в его душе, и постепенно поняли, что в этом человеке жил глубокий страх перед облучением, связанный с бомбардировками Хиросимы и Нагасаки. Нам вдруг стало ясно, что на представления всех пациентов-японцев, возможно, на бессознательном уровне, сильное влияние оказала атомная бомба. Для японца сред­них лет, в чьей памяти были живы эти воспоминания, облуче­ние всегда будет означать разрушение и смерть.

Мы подробно объяснили ему разницу между атомной бом­бой и радиотерапией, но, по-видимому, ничто не могло изме­нить его отношения к облучению. Эта отрицательная уста­новка и содействовала ухудшению его состояния.

Иногда бывает трудно понять, являются ли некоторые побочные эффекты действительно реакцией организма на ле­чение, или же они вызваны определенными представлениями человека. Возьмем, например, тошноту. Часто говорят, что тош­нота является побочным эффектом при некоторых видах ле­чения, но многих пациентов начинает тошнить еще по пути на процедуры. И это заставляет нас задуматься: вызывает ли тошноту лечение или установка больных?

Влияние отрицательных социальных установок на рак

Наш опыт с очевидностью подтверждает силу воздействия отрицательных установок. Учитывая общее представление об онкологических заболеваниях, царящее в нашем обще­стве, и его влияние на больных, становится понятно, насколь­ко опасна эта сила. В нескольких словах представление о раке, существующее сегодня в обществе, можно свести к следующему:

1.  Рак означает смерть.

2.  Рак нападает на человека извне, и бороться с ним не­возможно.

95

3. Лечение, будь то радиотерапия, химиотерапия или опе­ративные методы, всегда переносится с большим трудом, ред­ко приводит к хорошим результатам и часто сопровождается нежелательными побочными эффектами.

Понимая, что определенное ожидание влияет на результат, подобные социальные представления о раке должны обла­дать очень сильным отрицательным воздействием. Газеты и журналы полны статьями о том, что кто-то скончался после тяжелой и продолжительной борьбы с раком. На первый взгляд, такие публикации должны были бы вызывать у людей восхи­щение мужеством боровшегося с болезнью человека. Однако между строк этих историй обычно читается, что они боролись вопреки неизбежной смерти. Часто, когда в компании загова­ривают о ком-то, кто болен раком, тон разговора сразу же меняется, наступает неловкое молчание, слушатели опускают глаза, другими словами, все понимают, что этот человек обре­чен.

Конечно же, онкологические больные не могут не заме­чать всего этого. Многие из них рассказывают, что, узнав об их болезни, друзья начинают их избегать, поскольку, по-види­мому, не знают, как теперь себя вести — ведь в глазах окру­жающих они уже покойники. Часто люди стараются избегать онкологических больных и еще по одной причине — они боятся думать о смерти и считают, что рак может быть зараз­ной болезнью.

Пациенты воспринимают этот трагический набор отрица­тельных установок, не только общаясь с друзьями и близки­ми, иногда они замечают это и в отношении к ним врачей. Бывает, что доктор, казавшийся раньше знающим специалис­том и готовым дать ответ на любой вопрос, в присутствии больного с онкологическим диагнозом начинает мямлить ка­кие-то избитые философские истины по поводу бренности нашего бытия, ибо в глубине души считает, что у пациента мало шансов выжить. Во многих случаях наиболее сильное впечатление на больного производит красноречивое молча­ние врачей, уклоняющихся от ответов на вопросы больного. Вот как описывает одна из наших пациенток поведение врача, пришедшего сообщить, что у нее рак: он зашел в палату, но к

96

ней не приблизился и, остановившись всего в двух шагах от двери, прислонился спиной к стене. После этого он скорого­воркой произнес: «У вас — рак, необходимо пройти дальней­шее лечение, так что вас переведут в другую клинику» и так же быстро вышел. Естественно, что больной воспринимает не только слова врача, но и все, что этим словам сопутствует. В данном случае пациентке стало совершенно понятно, что она обречена.

Мы упоминаем об этом не для того, чтобы обвинить в чем-то других врачей, друзей-предателей или плохих родственни­ков. Мы просто описываем факты, прекрасно помня то время, когда наши собственные отрицательные установки или чув­ство беспомощности передавалось пациентам и способствова­ло возникновению у них ощущения безнадежности. Самые печальное здесь то, что, заражая больных своими представле­ниями о побочных эффектах лечения, о боли и о смерти, мы тем самым начинаем первый виток отрицательного предопре­деляющего предсказания. А ведь при других начальных уста­новках результат мог бы быть иным.

Формирование положительной системы представлений

Требуя от онкологических больных, чтобы они, невзирая на собственный страх и вопреки отрицательным установкам окружающих, попытались изменить свои представления об этой болезни и поверили, что еще смогут поправиться и вес­ти активную и наполненную смыслом жизнь, мы тем самым требуем от них неоднократного проявления огромного му­жества и силы. И все же наш опыт показывает, что многие больные способны быть мужественными и сильными. Для того чтобы помочь им в этой нелегкой задаче, мы прежде всего пытаемся противопоставить существующим в обще­стве отрицательным установкам относительно рака систему положительных представлений. Эти два вида установок при­ведены в табл. 2.

Мы уже показали, что представления, приведенные в ко­лонке положительных установок, подтверждены современ-

4  Зак. № 103                                    -.                                                                  97

ными научными исследованиями и, с точки зрения науки, могут считаться более оправданными, чем отрицательные установки. Людей бывает трудно убедить сменить отрица­тельные установки на положительные, поскольку чаще все­го их реальный опыт «подтверждает» правильность именно отрицательных представлений. Получается, что мы как бы просим их перестать доверять собственному опыту и пове­рить тому, что противоречит их «знаниям». Однако мы счи­таем, что отрицательный опыт этих людей определялся не действительным положением вещей, а в какой-то степени являлся результатом их первоначальной отрицательной установки.

Таблица 2 Отрицательные и положительные установки

Ту энергию, которая была направлена на то, чтобы нега­тивным опытом подтвердить свои отрицательные ожидания, можно было бы использовать для формирования положи­тельного опыта. И хотя было бы ошибкой предполагать, что возможности положительной установки безграничны, никто не знает, как далеко эти границы простираются. Одно очевид-

98

Отрицательные установки

Положительные установки

1. Рак — это смертельное

1. Рак не обязательно

заболевание

смертелен

2. Рак нападает извне,

2. Собственные внутренние

и предупредить это невозможно

ресурсы организма могут

 

бороться с раком, чем бы он

 

ни был вызван

3. Любое лечение болезненно

3. Лечение может быть

и неэффективно, причем часто

союзником внутренних

возникают нежелательные

ресурсов организма

побочные эффекты

 

но: лучше, чтобы эти психологические установки работали на больного, чем против него.

Некоторые люди могут подумать, что коль скоро у них сформировались отрицательные ожидания, значит, и резуль­тат лечения обязательно будет таким же. Это отнюдь не так. У нас было много пациентов, которые сумели изменить свои отрицательные установки на положительные. Для того что­бы сделать первый шаг в этом направлении, необходимо прежде всего осознать, во что вы верите и к каким последствиям это может привести. Если вы просто прочтете данную главу, это может стать для вас таким первым шагом. В главе 14 мы подробнее коснемся тех методов, которые помогают нашим пациентам сформировать у себя положительные установки относительно исхода лечения.

Проблема -«неоправданной надежды»

Иногда нас спрашивают: «А вы не боитесь, что вселяете в своих пациентов неоправданную надежду?» На этот вопрос мы с уверенностью отвечаем: «Нет». Мы даем пациентам оправданную надежду. Наш метод отнюдь не гарантирует выздоровления. Но решая, оправданной ли является в дан­ном случае надежда, мы приходим к тому, что если существу­ет какая-то вероятность неудачи, то человек вообще никогда не должен надеяться. Такая позиция отнимает у людей вооб­ще всякую возможность жить полной жизнью и бороться, когда возникает угроза их жизни.

Когда мы женимся или выходим замуж, никто не может гарантировать, что наш брак окажется счастливым. Если мы заранее будем уверены, что он обречен на провал, это, без сомнения, увеличит вероятность, что он распадется. Положи­тельные ожидания не могут служить гарантией удачного бра­ка, но они увеличивают его вероятность и улучшают отноше­ния в семье.

С самых первых страниц этой книги мы говорили о своей уверенности в том, что точка зрения пациента на перспективы своего выздоровления влияет на ход болезни. У нас были пациенты, которые упорно работали, применяя наш подход, и

99

все же умирали, хотя многие из них прожили значительно дольше отведенного им срока и вели гораздо более напол­ненную жизнь, чем если бы они не принимали активного уча­стия в своем лечении. Да, действительно, смерти никому не удается избежать, и мы работаем с нашими пациентами, чтобы помочь им открыто принять ее возможность, ибо такое отно­шение к смерти высвобождает энергию, необходимую для жизни.

Люди, озабоченные проблемой «неоправданной надежды», часто считают, что они — реалисты, воспринимающие жизнь «такой, какая она есть». Однако, на наш взгляд, жизненная позиция, в которой нет места надежде, — это не реализм, а самый обычный пессимизм. Он может избавить человека от разочарования, но одновременно с этим активно способствует достижению именно отрицательных результатов.

Для выживания онкологических больных надежда явля­ется очень важным фактором. Косвенно это подтверждает и тот факт, что ощущения безнадежности и беспомощности ча­сто предшествуют раку. Надежда, которую мы стремимся все­лить в наших пациентов, — это шаг по направлению к жизни. И здесь речь идет не о каких-то философских проблемах, а непосредственно о выживании. Каждый пациент, стремящий­ся стать здоровым, неизбежно сталкивается с необходимос­тью пересмотреть свое отношение к угрожающей его жизни болезни, он должен быть «открыт» для надежды.

Люди, опасающиеся «неоправданных надежд», часто вы­сказывают и еще одно сомнение. Они полагают, что в нашем подходе к болезни не обходится без шарлатанства. И в са­мом деле, существует ряд нетрадиционных методов лечения рака, не имеющих, на первый взгляд, научного обоснования. И все же в отдельных случаях не хотелось бы спешить с выводами, поскольку сторонники этих методов бывают в со­стоянии представить неоспоримые доказательства случаев выз­доровления, наступивших в результате их лечения.

Возможно, наиболее известным примером таких «чудес­ных» исцелений является история с леатрилом. Несмотря на то что уважаемые медицинские источники не приводят ника-

100

ких сведении о положительном влиянии леатрила, существует определенное число конкретных людей, которые приписыва­ют свое выздоровление этому средству. Возможно, что эти случаи излечения объясняются плацебо-эффектом, хотя и это только догадка. Но даже если в основе действия леатрила и других нетрадиционных методов лечения лежит плацебо-эф­фект, это само по себе является важным открытием, посколь­ку подтверждает влияние веры на физиологические результа­ты лечения. А это означает, что необходимо обратить внимание не только на разработку различных терапевтических приемов, но и на силу, которой обладает сама такая вера.

Используя подобную веру для усиления защитных функ­ций организма и улучшения собственно терапевтических ме­тодов, мы тем самым содействуем развитию науки. Если же, несмотря на уже имеющиеся медицинские данные, мы по-пре­жнему будем игнорировать ту роль, которую разум и эмоции играют в выздоровлении, это как раз и будет шарлатанством, пренебрежением к доказанным наукой методам. На самом деле вопрос уже не в том, действительно ли разум и чувства влия­ют на лечение, а, скорее, в том, как научиться наиболее эффек­тивно использовать их для его поддержки.

Изменение представлений

Для некоторых читателей может оказаться трудным сразу принять предлагаемый нами подход, и в этом нет ничего уди­вительного. Нам самим понадобились годы, для того чтобы прийти к тем представлениям, о которых вы только начинаете узнавать. Иначе не может и не должно быть. Обычно люди легко отказываются от представлений, которые когда-то были приняты без труда, а те, на признание которых было потраче­но немало сил, оказываются более стойкими. Мы обратили внимание, что особенно хороших результатов добивались те пациенты, которые воспринимали наши принципы медленно и постепенно. Пока они обдумывали все подробности, взвеши­вая все «за» и «против», эти представления усваивались на всех уровнях личности, проникали во все личностные уста­новки и поведение.

101

Поэтому в качестве первого шага к преодолению отрица­тельных установок необходимо просто осознать, как эти уста­новки в течение многих лет влияли на результаты вашей еже­дневной деятельности. Осознав же механизм их воздействия, вы сможете использовать его во благо своего здоровья.

Очень важно также понять, что вам вполне под силу изме­нить свои представления. Это станет возможным, как только вы убедитесь в целесообразности новых, положительных установок. И хотя всех наших пациентов, да иногда и нас самих, время от времени посещают сомнения — отголоски старых представлений, огромное значение имеют само стрем­ление пересмотреть старые взгляды и вера в то, что вы спо­собны это сделать.

Многие из описываемых в этой книге методик и процес­сов направлены на то, чтобы поддержать в человеке эти но­вые взгляды и представления и показать, как он может их применить в своей жизни. Мы приглашаем вас к знакомству с ними. Постарайтесь отнестись к ним с той степенью откры­тости, на которую вы в настоящий момент готовы Просто примеряя к себе предлагаемые идеи и приемы, вы обнаружите, что можете по-иному смотреть на мир, и постепенно ваши представления начнут меняться.

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЦЕЛОСТНОЙ МОДЕЛИ ЧЕЛОВЕКА

Основываясь на собственных наблюдениях и исследова­ниях других ученых, мы разработали своего рода «психофи­зиологическую» модель, которая демонстрирует, как именно взаимодействие психологических и физиологических фак­торов способствует возникновению рака. В этой модели мы стремились объединить результаты различных иссле­дований Чтобы лучше понять эту модель, постарайтесь представить себе имеющиеся научные данные в виде дет­ской игрушки-мозаики. Обладая всего несколькими фраг­ментами, трудно вообразить, что представляет из себя вся итоговая картинка, но, по мере того как вы складываете все большее количество деталей, рисунок проступает все отчетливее. Модель — это попытка составить представле­ние о целом прежде, чем будут собраны все его фрагменты. Нередко бывает, вы считаете, что все фрагменты стоят на своих местах, и вдруг в самый последний момент ока­зывается, что последняя деталь подойдет, только если пере­ставить кое-что в уже сложенной части мозаики Так и с научными моделями. Часто, чтобы привести их в соответ­ствие с последними открытиями, в них приходится что-то изменять.

Психофизиологическая модель развития онкологического заболевания

Модель, приведенная на схеме 1, — это как раз то целое, которое мы сложили, основываясь на современных данных

103

Схема 1. Психофизиологическая модель развития онкологического заболевания.

104

J

о взаимодействии приводящих к заболеванию раком психо­логических и физиологических факторов. Ниже мы более подробно рассмотрим каждый этап этого процесса. Мы вполне отдаем себе отчет, что результаты новых исследований вне­сут в эту модель кое-какие изменения, может, даже заставят поменять местами некоторые элементы, но на сегодняшний день она отражает наше представление об этом процессе, основанное на имеющихся данных.

Психологический стресс

Как уже было показано в главах 4 и 5, у нас есть убедитель­ные доказательства того, что стресс является фактором, спо­собствующим возникновению болезней, в том числе и рака. Основываясь на количестве стрессовых ситуаций, с которы­ми человек сталкивается за определенный период времени, стало возможным предсказывать вероятность появления у него тяжелых заболеваний через какое-то время после это­го. Наши наблюдения тоже подтверждают роль такого на­ложения стрессовых ситуаций в жизни боль'ных. Но мы за­метили, что особенно пагубно эти ситуации влияют на человека, если в результате он лишается каких-то важных для него межличностных отношений или роли, являющихся главной частью его представления о себе, или же если он попадает в положение, кажущееся ему безвыходным. Более того, судя по различным данным, эти критические стрессо­вые события обычно происходят в период от полугода до полутора лет, предшествующих обнаружению у этого чело­века онкологического заболевания.

Депрессия, отчаяние

На протяжении своей жизни многие попадают в стрессовые ситуации, однако человека делает уязвимым для болезни не столько сам стресс, сколько то, как человек на него реагиру­ет. Мы уже показывали выше, что у каждого из нас есть свои представления о том, кто мы в этом мире и как должны

105                                        

действовать в той или иной ситуации. Эти представления, или правила, и определяют то, как человек справляется со стрес­сом.В некоторых случаях они настолько ограничивают воз­можности его борьбы со стрессом, что человек оказывается в безвыходном положении. В результате он погружается в депрессию, его охватывает отчаяние, ощущение безнадежнос­ти и беспомощности — словом, все те чувства, которые, как известно, предшествуют раку. Осознанно или неосознанно человек начинает рассматривать свою тяжелую болезнь и/ или смерть как возможный выход из создавшегося положе­ния

Лимбическая система

Лимбическая система, связываемая с деятельностью глубин­ных отделов головного мозга, участвует во всех процессах, направленных на самосохранение организма. Она отвечает за реакции типа «драться или убегать», рассмотренной нами в главе 4. Эта лимбическая система регистрирует стресс, его последствия, все чувства и ощущения человека. Она реагиру­ет также и на переживаемые человеком отчаяние и депрес­сию.

Деятельность гипоталамуса

Лимбическая система воздействует на организм в основ­ном через гипоталамус — небольшую область головного мозга. Полученные от лимбической системы сигналы ги­поталамус передает по двум каналам. Во-первых, как мы уже говорили в главе 5, часть гипоталамуса, отвечающая за реакции на эмоциональный стресс, участвует в управлении иммунной системой. Во-вторых, гипоталамус играет веду­щую роль в регулировании деятельности гипофиза, который в свою очередь регулирует работу той части эндокринной системы, которая отвечает в организме человека за гор­моны.

106

Иммунная система

Иммунная система — система естественной защиты организ­ма — предназначена для того, чтобы изолировать или унич­тожать любые злокачественные клетки, которые, как полага­ет современная медицина, время от времени образуются в организме каждого человека. Подавление иммунной систе­мы может привести к распространению раковых клеток. В приведенной выше модели эмоциональный стресс через лимбическую систему и гипоталамус угнетает иммунную си­стему, что приводит к повышению уязвимости организма для развития рака.

Гипофиз, эндокринная система

Имеющиеся данные говорят о том, что помимо описанно­го выше механизма гипоталамус, реагируя на стресс, воз­действует на гипофиз, «переключая» режим его работы таким образом, что эндокринная система меняет гормональ­ный баланс организма. Это очень существенный момент, поскольку нарушение гормонального равновесия увеличи­вает чувствительность организма к канцерогенным веще­ствам.

Увеличение количества атипичных клеток

Подобное нарушение гормонального равновесия может привести к росту воспроизводства атипичных клеток и снижению способности иммунной системы бороться с ними.

Развитие рака

Такая последовательность физиологических изменений создает оптимальные условия для развития рака, причем од­новременно уменьшается способность организма сопротив-

107

ляться нежелательным элементам и увеличивается про­изводство атипичных клеток. Все это в результате может привести к возникновению угрожающей жизни человека бо­лезни

Обратный цикл: модель выздоровления

Цель этой книги — показать, что цикл развития онкологи­ческих заболеваний можно развернуть и в противополож­ном направлении Те же самые механизмы, которые способ­ствовали превращению чувств и ощущений в определен­ные физиологические условия, способствовавшие развитию рака, могут быть использованы и для восстановления здоро­вья Модель того, как это может происходить, приведена на схеме 2 Пояснения мы начнем с психологических момен­тов.

Психологическое вмешательство

Первым делом необходимо помочь пациентам поверить в эф­фективность лечения и способности своего организма сопро­тивляться заболеванию. После этого их можно научить справ­ляться со стрессовыми ситуациями. Особенно важно, чтобы они изменили свои взгляды на самих себя (или восприятие тех проблем, с которыми столкнулись перед началом заболе­вания), больные должны поверить в собственные силы, знать, что они могут разрешить все свои проблемы более эффек­тивно.

Надежда, вера в будущее

Появившаяся у пациента вера в возможность поправиться и новое отношение к стоящим перед ним проблемам формиру­ют такую жизненную позицию, в которой есть место надежде и вере в будущее.

108

Схема 2. Психофизиологическая модель выздоровления.

109

Лимбическая система

Лимбическая система регистрирует вновь появившиеся чув­ства надежды и веры точно так же, как до этого отмечала отчаяние и безнадежность.

Гипоталамус

Как только лимбическая система зарегистрирует эти чувства, гипоталамус получает от нее сигнал об изменении эмоцио­нального состояния, которое теперь определяется сильным желанием жить. Гипоталамус в свою очередь посылает сиг­нал об этих изменениях гипофизу.

Иммунная система

Гипоталамус вновь приводит в действие иммунную систему, до этого находившуюся в угнетенном состоянии, и защитный механизм человека снова начинает сопротивляться атипич­ным клеткам.

Гипофиз и эндокринная система

Гипофиз, сам являющийся частью эндокринной системы, по­лучив такой сигнал от гипоталамуса, передает его дальше дру­гим звеньям эндокринной системы, восстанавливая таким об­разом гормональное равновесие организма.

Уменьшение количества атипичных клеток

Как только в организме восстанавливается нормальный гормональный фон, воспроизводство большого количества атипичных клеток прекращается, а с относительно неболь­шим числом уже существующих вполне справляется назна­ченное лечение или вновь активизировавшаяся иммунная система.

Затухание рака

Нормальное функционирование иммунной системы и умень­шение производства атипичных клеток создают оптимальные

ПО

условия для затухания рака. Оставшиеся атипичные клетки разрушаются с помощью определенного лечения или силами собственной защитной системы организма.

Как мы уже говорили, принимавшие участие в борьбе за свое выздоровление пациенты в психологическом плане часто становятся гораздо сильнее, чем до болезни. Столк­нувшись с реальной угрозой смерти и необходимостью по-новому взглянуть на важнейшие вопросы жизни, узнав, что они в силах воздействовать на собственное здоровье, они выходят из этого кризиса не просто с восстановленным здоровьем, но с таким ощущением собственной силы и спо­собности влиять на свою жизнь, которых до заболевания у них не было.

Выздоровление: лечение тела и души

Наше описание процесса затухания онкологического заболе­вания намечает два пути, которые могут привести к выздо­ровлению: это либо усиление работы иммунной системы, либо уменьшение количества атипичных клеток. При этом, безус­ловно, оптимальным вариантом будет выполнение и того, и другого. Терапевтические методы в основном ставят своей целью уменьшение количества атипичных клеток с помощью химиотерапии или облучения. Хирургический метод также представляет собой прямой способ удаления раковых клеток, и лишь иммунотерапия стремится усилить защитную актив­ность организма. Она пытается стимулировать естественный защитный механизм пациента путем введения в его организм специальных веществ — бактерий или измененных раковых клеток. Атакуя эти вещества, иммунная система одновремен­но атакует и собственно раковые клетки. Пока иммунотера­пия находится в самом начале своего развития, но в будущем она обещает превратиться в наиболее эффективный метод лечения, поскольку направлена на усиление естественных ме­ханизмов человеческого организма.

Традиционные способы лечения сотрудничают с организ­мом пациента только в разрушении уже произведенных ати­пичных клеток, тогда как психологическое вмешательство

111

способно развернуть в обратном направлении весь цикл раз­вития раковой опухоли и заставить весь организм работать на увеличение его сопротивляемости болезни и уменьшение производства раковых клеток.

Вторая часть книги посвящена описанию психологических методик, которые мы разработали для того, чтобы направить психологическое и эмоциональное состояние человека на вы­здоровление

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПУТИ К ЗДОРОВЬЮ

 

ПРОГРАММА ЗДОРОВЬЯ В ДЕЙСТВИИ

В предыдущих семи главах был дан краткий обзор некото­рых теоретических положений, касающихся нашего метода лечения, а остальную часть книги мы посвятим рассмотрению практического применения этих теорий. Мы собираемся познакомить вас с тем, как работаем с нашими пациентами в Форт-Уорте. Если вы больны раком, просто друг или близ­кий человек такого больного или интересуетесь нашим методом с профессиональной точки зрения, мы можем посове­товать вам выполнять все практические упражнения, предла­гаемые в следующих 11 главах. Это поможет вам по-новому взглянуть на болезнь и научиться влиять на ход любого за­болевания.

Поскольку в центре нашего внимания находятся психоло­гические процессы, может создаться впечатление, что мы пренебрегаем или вовсе отрицаем физические методы ле­чения. Это ни в коей мере не соответствует истине. Несмотря на то что, как нам кажется, медицина страдает неко­торой узостью взглядов, сосредоточив свое внимание прежде всего на физических симптомах, она достигла значительных успехов в развитии и улучшении физических методов лече­ния. Поэтому мы советуем всем пациентам непременно обра­щаться к врачам, которым небезразлична ваша судьба и кото­рые могут обеспечить вас наилучшим лечением

Мы не случайно говорим о том, что лечащий врач дол­жен быть неравнодушен к судьбе пациента, поскольку счита­ем, что, когда пациенты чувствуют, что врачи видят в них не человека, а лишь носителя определенного заболевания, это мешает лечению. В этом случае мы рекомендуем пациен­там попытаться изменить отношения с врачом, а если это не

115

помогает, то найти себе нового. Важно, чтобы пациенты вос­принимали врача как союзника и друга, чтобы они чувство­вали, сколько усилий было затрачено на разработку передо­вых медицинских технологий.

Нам кажется особенно важным, чтобы пациенты не за­меняли психологическими методиками необходимый тера­певтический курс. Отказ от традиционного лечения будет вызовом представлениям, существующим в нашей культуре относительно физической природы заболеваний. В этих представлениях разуму и эмоциям отводится сравнительно несущественная роль в поддержании здоровья человека, и вряд ли кто-нибудь способен полностью отказаться от прививавшихся ему многие годы взглядов ради новейшей идеи о способности человека влиять на течение своей бо­лезни.

Поэтому если наши пациенты, вопреки настояниям вра­чей, прервут свой традиционный курс лечения, то скорее все­го они потом будут постоянно сомневаться в правильности такого шага. Нет совершенно никаких причин отрицать все те знания, которые накопила медицина, и мы бы хотели как можно отчетливее подчеркнуть важность обоих видов лече­ния — и традиционного, и психологического.

Коротко о путях к здоровью

Ниже мы дадим краткий обзор того, что разработано нами для возвращения и поддержания здоровья. Предлагаемые методики отражают системный подход к лечению онкологи­ческих заболеваний, который учитывает все аспекты жизни человека — его физическое и эмоциональное состояние, сто­ящие перед ним проблемы и то, насколько он верит в воз­можность своего выздоровления и в свою способность раз­решить эмоциональные проблемы. Эти психологические методы должны воздействовать на все элементы системы и, восстанавливая его физическое, душевное и эмоциональное равновесие, возвращать человека к здоровью.

116

Воздействие на свое здоровье (глава 9)

Поскольку каждый человек воздействует как на возникно­вение своей болезни, так и на свое здоровье, первым делом необходимо помочь пациентам понять, как они способство­вали возникновению заболевания. Для этого их просят вспом­нить основные стрессовые ситуации, с которыми им при­шлось столкнуться за период от шести месяцев до полутора лет до установления диагноза. Перечень этих ситуаций мо­жет стать основой для разговора о роли пациента в возник­новении болезни. Это участие может проявляться по-разно­му: кто-то сам создает, или, во всяком случае, не препятствует развитию ненужных стрессовых ситуаций, или же отказыва­ется признать, что его эмоциональные возможности не без­граничны. Кто-то полностью подчинял свою жизнь чужим интересам, пока не обнаружил, что на себя у него уже не осталось никаких сил. Кто-то мог способствовать возникно­вению болезни, реагируя на стресс чувством беспомощности и безнадежности.

Такой самоанализ не должен вызвать в человеке чувство вины. Его цель — выявить ту модель поведения, которую необходимо изменить, чтобы жить полной и здоровой жиз­нью. Осознав стрессовые ситуации в своей жизни и найдя новые, более эффективные способы сопротивления им, чело­век может высвободить внутреннюю энергию, необходимую ему для борьбы с болезнью.

«Преимущества» болезни (глава 10)

Мы привыкли, что чем больше человек работает, тем лучше, и даже наша самооценка часто основана на собственных про­фессиональных достижениях. Выражение эмоций, особенно отрицательных, таких как грусть, горе, гнев и враждебность, у нас обычно порицается. В таком ориентированном на успех обществе, где не поощряется проявление чувств, заболевание выполняет важную функцию.

Когда у человека обнаруживают серьезную болезнь, обще­ство начинает воспринимать его эмоции как нечто само собой

117

разумеющееся, и больной, возможно, впервые в жизни разреша­ет себе многое такое, чего никогда бы не допустил, будь он здоров. Не будет ничего зазорного, если он, например, обратит­ся к окружающим с просьбой о помощи или открыто выразит свое горе. Болезнь также может стать хорошим предлогом, чтобы не делать чего-то, что вызывает у человека постоянный стресс.

В этой главе мы пытаемся помочь пациентам определить те преимущества, которые предоставляет им болезнь, и найти способы, как добиться их другими методами.

Как научиться расслабляться

и визуализировать свое выздоровление

(глава 11)

Релаксация и работа с воображением (метод визуализа­ции) — прекрасные способы, чтобы поддержать и укрепить веру пациентов в возможность выздоровления. В первой части этой главы мы предлагаем особую технику релаксации, которая хорошо снимает напряжение и страх, столь свойст­венные онкологическим больным. Многие обнаруживают, что, когда им удается расслабиться, у них не только исчезает физическое напряжение, но одновременно с этим меняются и их психологические установки, им становится легче жить и бороться с болезнью. Уменьшая напряжение и помогая сосредоточиться, техника релаксации готовит пациентов к работе с воображением, описанной во второй части этой гла­вы.

Впервые мы применили метод визуализации в апреле 1971 г., и с тех пор он стал основой нашего подхода. Этот процесс, подразумевающий использование мыслительных об­разов, не только приводит к формированию положительных ожиданий, но и помогает человеку утвердиться в жизни. В главе 11 приведены подробные рекомендации по примене­нию приемов релаксации и визуализации, так чтобы каждый смог сам научиться представлять, как он выздоравливает от рака и других болезней.

118

Значение положительных мыслительных образов (глава 12)

В этой главе речь пойдет о том, как воображаемые образы помогают пациенту сформировать положительные ожидания. Мы также рассмотрим некоторые образы из визуализаций наших пациентов и расскажем, как для борьбы с болезнью более эффективно создавать визуальные образы.

Преодоление затаенных обид (глава 13)

Стресс и напряжение, которые переживают многие пациен­ты, частично объясняются их трудностями в выражении от­рицательных эмоций, особенно таких, как гнев и обида. Сдер­живание отрицательных эмоций усиливает переживаемый стресс и мешает выздоровлению. Однако совершенно ясно, что недостаточно просто говорить о том, что человеку «не­обходимо» или он «должен» освобождаться от чувства оби­ды. Мы обучаем наших пациентов специальному методу ос­вобождения от застарелых неприятных переживаний — примирению с прошлыми отношениями и преодолению ста­рых обид.

Выбор целей (глава 14)

Когда человек узнает, что болен раком, у него часто возни­кает неуверенное отношение к жизни; он живет как бы с оговорками, избегает связывать себя определенными обяза­тельствами и строить планы на будущее. Это не только спо­собствует бессознательному ожиданию смерти — такое неуверенное отношение к жизни сильно снижает ее каче­ство. Для того чтобы жить полной жизнью, очень важно ставить перед собой какие-то цели. Если человек радуется жизни, видит в своем существовании смысл, его воля к жиз­ни значительно возрастает, даже невзирая на существую­щую угрозу.

Мы помогаем своим пациентам планировать жизнь на 3, 6 и 12 месяцев вперед. Этим они подтверждают, что в жизни

119

есть еще вещи, которых они хотели бы добиться, и что они намерены дожить до выполнения поставленных задач. Кро­ме того, планирование часто помогает вскрыть проблемы, требующие немедленного разрешения. Например, может ока­заться, что цели, которые человек поставил перед собой, ори­ентированы исключительно на выполнение каких-то обяза­тельств, что они не уравновешены ничем, что может приносить радость. Возможно, достижение этих целей повлечет за со­бой стрессовые ситуации, подобные тем, что предшествовали заболеванию. Мы также обучаем пациентов особой методи­ке, которая усиливает их веру в возможность выполнения поставленных целей.

Встреча с Внутренним Наставником (глава 15)

Эта глава посвящена одной из форм работы с мыслительны­ми образами. Человек мысленно встречается и начинает об­щаться с неким «мудрецом», указывающим ему путь к здоро­вью. Часто этим существом бывает старец или умудренная жизнью старая женщина, выступающие здесь отражением за­ботливой и опекающей части личности самого человека. Иногда пациентам удается использовать их для того, чтобы устано­вить связь со своей областью бессознательного и получить важную информацию о своем психическом и физическом со­стоянии.

Преодоление боли (глава 16)

Несмотря на то что мы многого о боли еще не знаем, суще­ствуют некоторые психологические методы, помогающие с ней справиться. Мы относимся к боли, как к своего рода механизму обратной связи. Боль или ее отсутствие стано­вятся для нас сигналами, которые посылает человеку его тело, о происходящих в нем процессах или о проблемах, за­нимающих в данный момент мысли данного человека. Мы убедились, что боль очень тесно связана со страхом, поэтому

120

I

все те методики, которые описаны в других главах как спо­собы работы со страхом, часто способствуют и уменьшению боли.

Физические упражнения (глава 17)

Мы начали обращать внимание на физические упражнения, когда заметили, что многие из наших пациентов, выздоровев­ших от рака, были очень активны физически. Поскольку фи­зическая активность является способом освобождения от стресса и напряжения, она хорошо помогает изменять и на­строение человека. Поэтому мы разработали определенную программу физических упражнений и рекомендуем всем па­циентам ее выполнять. Мы уверены, что регулярные упраж­нения (а также разумная диета) являются одной из форм участия человека в своем выздоровлении.

Страх рецидива болезни и смерти (глава 18)

Наша цивилизация выработала в людях отношение к смерти с особым страхом — ее обычно не обсуждают, не исследуют и не понимают. Для онкологических пациентов еще одной страшной темой является возможность снова заболеть. Если эти страхи постоянно подавлять, они растут и усиливаются, пока в конце концов не станут просто невыносимыми. Час­то наши пациенты чувствуют себя отрезанными от семьи, поскольку не умеют открыто обсуждать с близкими эти воп­росы.

В этой главе мы расскажем, как помочь пациентам оце­нить эти страхи, проанализировать свое отношение к воз­можности возвращения болезни и представления о том, что физически будет с ними происходить при приближении смер­ти. Открыто рассматривая с больными возможность смерти, мы тем самым стремимся снять запрет с этой темы и прояс­нить существующие по этому поводу представления. Сло­жившиеся у людей бессознательные представления могут оказывать сильное влияние на их жизнь, поэтому с помощью

121

переоценки своих установок они могут существенно улуч­шить свою жизнь.

Система семейной поддержки (глава 19)

Эта глава может помочь близким онкологических больных разобраться в собственных переживаниях по поводу этого грозного заболевания и научить, как с терпением и понима­нием относиться к любимому человеку. В ней говорится о том, как создать в вашей семье честную, открытую атмосфе­ру, полную любви и поддержки, чтобы способствовать вы­здоровлению.

Выполнение программы здоровья

Как вы заметили, мы предлагаем своим пациентам несколько путей достижения выздоровления.Так как обычно это проис­ходит под нашим наблюдением, для тех, кто захочет восполь­зоваться предлагаемыми методиками самостоятельно, мы ре­шили включить в эту книгу раздел, содержащий несложную, рассчитанную на шесть недель программу действий. Вы смо­жете приступить к ее выполнению сразу после того, как про­чтете вторую часть нашей книги.

Но прежде разрешите сделать два важных замечания. Во-первых, работая по этой программе, не забывайте о традици­онных методах лечения: наша методика призвана помогать традиционной медицине, а не заменять ее. Во-вторых, если вы знаете кого-то, кто может предложить вам психологическую помощь, воспользуйтесь ею — психологическое консультиро­вание поможет вам применить предлагаемую программу на практике.

Поскольку любая болезнь служит сигналом какого-то на­рушения в объединяющей разум, тело и эмоции системе, то, разрабатывая упражнения, мы предполагали, что эту програм­му можно будет использовать для борьбы с любыми заболе­ваниями — от простуды и головной боли до рака. Так что даже если у вас нет рака, вам все равно будет полезно пройти эти шаги к здоровью вместе с нами.                     '

122

Первая неделя

1. Чтение. Закончив эту книгу, вы могли бы продолжить чтение литературы, объясняющей взаимозависимость тела, ра­зума и эмоций. Всем своим пациентам мы особенно рекомен­дуем книгу доктора Арнольда Хутшнекера «Воля к жизни». Если вы получили естественно-научное образование, вас мо­жет заинтересовать книга доктора Кеннета Пеллетьера «Ра­зум — целитель, разум — убийца». Мы бы еще советовали прочесть «Представьте себе...» Майка и Нэнси Сэмуелс. В библиотеках вы сможете найти и другую литературу на эту тему.

2. Релаксация/работа с воображением. Начинайте ре­гулярно, три раза в день, выполнять упражнения, приведен­ные в главах 11 и 12. Если вы записали эти упражнения на видеомагнитофон, то в первую неделю можно прибегать к его помощи. Постепенно постарайтесь обходиться без под­сказок. На второй неделе можно обращаться к записи через раз, на третьей — раз в день и т. д. Если в какой-то момент вы почувствуете особенно сильное напряжение и работать с воображением вам будет трудно, можно снова воспользо­ваться записью.

Вторая неделя

1. Релаксация/работа с воображением. Продолжайте вы­полнять упражнения три раза в день.

2. Стрессовые ситуации, предшествовавшие болезни.

Выполните упражнение, приведенное в главе 9. Оно помо­жет вам определить стрессовые ситуации, имевшие место в вашей жизни в период за 6—18 мес до начала болезни. С помощью этого упражнения вы сможете начать разби­раться в том, какое участие вы сами приняли в ее возникно­вении.

3.  «Преимущества» болезни. Выполните упражнение, предлагаемое в главе 10. Благодаря ему вы сможете опреде­лить «преимущества» болезни и понять, насколько серьезно ваше решение бороться за свое здоровье.

123

Третья неделя

1. Релаксация/работа с воображением. Продолжайте вы­полнять упражнение трижды в день.

2.  Физические упражнения. Начните три раза в неделю по часу в день заниматься упражнениями, соответствующими вашему физическому состоянию.

3.  Психологическое консультирование. Найдите кого-нибудь, с кем вы могли бы поделиться своими переживаниями и чувствами.  Этим человеком может стать священник, психолог-консультант, психотерапевт. Естественно, что ему должен быть знаком предлагаемый здесь подход, и вы должны быть уверены, что он относится к вам с участием.

Четвертая неделя

1. Релаксация/работа с воображением. Продолжайте вы­полнять упражнение трижды в день.

2.  Физические упражнения. Продолжайте заниматься физическими упражнениями по часу три раза в неделю.

3. Страх рецидива болезни (смерти). Попросите, чтобы кто-нибудь вместе с вами проработал упражнение по визуа­лизации, посвященное страху возвращения болезни и смерти. Оно приведено в главе 18. Это упражнение позволит вам понять свои чувства, связанные со смертью, и в какой-то сте­пени уменьшить страх.

4. Преодоление затаенных обид. Каждый раз, когда вас будут переполнять какие-то отрицательные чувства, обращай­тесь к методу, описанному в главе 13. Очень трудно пред­ставлять себе, как с кем-то, кто вызывает у вас отрицатель­ные эмоции, происходит что-то хорошее, но попробуйте понять, выполняя это упражнение, какие именно реакции оно у вас вызывает. Скоро вы почувствуете, что эта работа помогает вам во многом разобраться.

Пятая неделя

1. Релаксация/работа с воображением. Продолжайте вы­полнять упражнения трижды в день.

124

2. Физические упражнения. Продолжайте заниматься ими по часу три раза в неделю.

3. Страх возвращения болезни и смерти. Снова обрати­тесь к предлагаемому упражнению, чтобы выяснить, не оста­лось ли у вас каких-то чувств, с которыми надо еще порабо­тать.

4. Постановка целей. Поставьте перед собой три цели — на 3, 6 и 18 мес вперед, как это предлагается в главе 14. После этого включите эти цели или задачи в работу с вооб­ражением, представляя себе, как добиваетесь их выполнения, и исследуйте все трудности, которые, на ваш взгляд, могут этому помешать.

Шестая неделя

1. Релаксация/работа с воображением. Продолжайте вы­полнять упражнение трижды в день.

2.  Физические упражнения. Продолжайте их по часу три раза в неделю.

3. Внутренний Наставник. Попросите, чтобы кто-нибудь прочитал вам инструкции к работе с воображаемым Внутрен­ним Наставником, приведенные в главе 15. Если вы почув­ствуете, что вам удалось установить контакт со своим Внут­ренним Наставником, разговор с ним можно регулярно включать в работу с воображением.

После шести недель

За это время большая часть элементов предлагаемой про­граммы станет неотъемлемой частью вашей ежедневной жиз­ни. Продолжайте заниматься релаксацией и работой с вооб­ражением. Если к этому моменту признаки онкологического заболевания исчезнут, можно изменить содержание визуали­заций на «отслеживание». Представляйте себе, как белые кровяные клетки патрулируют ваш организм и уничтожают все встречающиеся на пути атипичные клетки. Представ­ляйте себя здоровым, полным энергии. По мере того как будет крепнуть ваше здоровье, можно все большую часть

125

регулярных визуализации посвящать достижению поставлен­ных целей, работе с затаенными обидами и разговорам с Внутренним Наставником.

Постановка целей и работа над их выполнением — это постоянный процесс. Естественно, что по мере улучшения здоровья может возникать необходимость в новых зада­чах — не бойтесь их изменять. Важно, чтобы вы ясно пони­мали, что именно вам в данный момент нужно, и старались этого добиться.

Мы рекомендуем также не бросать физические упражне­ния. Когда вы начнете поправляться, у вас возникнет жела­ние увеличить физическую нагрузку — заниматься ходьбой, бегом или другими энергичными упражнениями. Выполняйте их по часу три раза в неделю.

Ценность этой программы обусловлена тем, что все ее элементы действительно выполнимы. Поэтому мы настоя­тельно рекомендуем вам соблюдать режим, аналогичный при­веденному выше. Когда вы начнете замечать положитель­ные сдвиги в своем отношении к жизни и в своем здоровье, то это послужит вам хорошим стимулом, чтобы продолжать начатое, а продолжая, вы тем самым подтверждаете, что ве­рите в свою способность влиять на собственное здоровье.

СОДЕЙСТВИЕ

СВОЕМУ

ЗДОРОВЬЮ

Один из пионеров в области биологической обратной свя­зи — БОС — доктор Элмер Грин говорил, что, если люди хотят научиться влиять на свое здоровье, им одинаково важ­но понять, какие мысли, установки и способы поведения со­действуют здоровью, а какие — болезни.

Информация о мыслях и чувствах человека во время ухуд­шения его здоровья может оказаться бесценной. Наш орга­низм оснащен механизмом, который призван поддерживать в нем здоровье и не допускать возникновения болезней. По­этому, когда в механизме происходят сбои и мы заболеваем, необходимо обратить пристальное внимание на свои мысли и поведение. Ухудшение состояния здоровья может служить сигналом, что тот способ, который мы выбрали для борьбы со стрессом, не вполне годится.

Каждый из вас без труда вспомнит, что часто у вас возни­кали легкие болезни, вроде простуды или насморка, когда слиш­ком много работали, то есть на фоне физического или эмоци­онального напряжения. Наверняка вы даже говорили, что простудились, потому что «ужасно устали», имея в виду, ско­рее всего, не просто физическую усталость, а еще и эмоцио­нальное истощение, нехватку энергии и моральных сил. В тот момент вы воспринимали жизнь как лямку, которую прихо­дится тянуть.

Такие серьезные заболевания, как инфаркт миокарда или язва желудка, чаще всего тоже возникают после периода слишком тяжелой работы и напряжения, когда человек дела­ет что-то из последних сил. Обычно люди заболевают ими, когда организм достигает предела своих возможностей, но человек не обращает внимания на эти сигналы и продолжает

127

по-прежнему его эксплуатировать. Все, кто страдает язвен­ной болезнью, знают, как она реагирует на эмоциональные перегрузки. Язва служит своего рода показателем состоя­ния организма, поскольку боль чаще всего возникает тогда, когда человек переживает напряжение и тревогу. Один зна­комый врач как-то сказал мне, что в некотором смысле даже жалеет, что ему прооперировали язву — теперь он не может точно определить степень своего напряжения и беспокоится, что оно может сказываться еще на чем-то.

Каждый из нас содействует возникновению болезни че­рез сочетание физических, интеллектуальных и эмоциональ­ных факторов. Возможно, вы неразумно питались, пренебре­гали физическими упражнениями или отдыхом. Может быть, вы слишком долго носили в себе эмоциональное напряже­ние, не предпринимая попыток расслабиться. Вы выполняли непосильный объем работы или стремились сделать все, что было необходимо окружающим, полностью забыв о собствен­ных потребностях. Возможно, вы находились во власти та­ких представлений и установок, которые мешали вам полу­чать от жизни радость. Одним словом, вам не удалось распознать ограниченность своих физических и эмоциональ­ных возможностей.

В той мере, в какой вы пренебрегали этими законными требованиями своего организма, вы и содействовали возник­новению болезни. Когда тело и душа не получают возмож­ности расслабиться, отдохнуть, поучаствовать в какой-то ак­тивной физической деятельности, выразить накопившиеся чувства, даже увидеть смысл жизни, организм может сооб­щать об этом человеку с помощью болезни.

История болезни Джона Браунинга

История Джона Браунинга может служить замечательным примером участия человека в возникновении заболевания и в выздоровлении. Случай, о котором пойдет речь, особенно показателен, поскольку в нем с особой ясностью видна связь между эмоциональным стрессом и раком.

128

Джон — блестящий ученый и работает во всемирно из­вестной научно-исследовательской фирме. Когда у него обна­ружили рак поджелудочной железы, ему было 50 лет. Джону сообщили, что ему осталось жить всего шесть — девять меся­цев. Ему всегда сопутствовал профессиональный успех, но по мере приближения к 50 годам Джону пришлось признать, что многое из того, о чем он мечтал в детстве, так и останется невыполненным. Он был хорошо известен в профессиональ­ной среде, но все же это было не совсем то, на что он рассчи­тывал. Иными словами, он переживал кризис середины жиз­ни.

Помимо всего прочего, за несколько месяцев до обнару­жения рака сын Джона поступил в колледж. На протяжении многих лет каждые выходные они с сыном ходили на какие-нибудь спортивные соревнования — Джону было очень при­ятно, что мальчик интересовался спортом. Но когда сын уехал, Джон больше никуда не выбирался — было ясно, что завер­шился определенный период его жизни.

Окончание этого периода вызвало напряжение в отноше­ниях между Джоном и его женой. Последние годы она со­всем не интересовалась спортом и не разделяла многочислен­ных спортивных увлечений мужа и сына, отдавая много времени и энергии церкви, работе в разнообразных об­ществах и т. д. Поскольку Джон больше не проводил выход­ные дни с сыном, впервые за многие годы они с женой оказа­лись наедине друг с другом, и им пришлось искать новые способы общения и формировать общие интересы.

Кроме этого, Джона иногда одолевали сомнения, правильно ли он поступил, перейдя несколько лет назад из университета в ту фирму, где теперь работал. Тогда он пошел на этот шаг, чтобы заработать на продолжение образования сына, и хотя зарплата на новом месте была действительно значительно выше, чем в университете, ему недоставало возможности преподавать, иметь своих учеников.

Одной из главных радостей на новой работе было то, что Джону удалось создать из своих последователей и сотруд-

5   Зак № 103                                                                                                         129

ников сильную творческую группу. Вместе с ними он смог сделать несколько серьезных открытий. Руководство оста­лось чрезвычайно довольно Джоном и в награду поставило его во главе нового коллектива, занимавшегося более зна­чительной проблемой. Сам Джон воспринял это продвиже­ние по службе скорее как наказание, чем поощрение, по­скольку ему очень не хотелось оставлять прежнюю рабочую группу. Но, как и многим другим из наших пациентов, ему было очень трудно выразить свои чувства, и он ни слова не сказал начальству о том, каким неприятным для него оказа­лось новое назначение.

Его неспособность защитить свои интересы стала совер­шенно очевидной, когда мы начали заниматься с Джоном психотерапией. Он сообщил, что регулярно молится, но через какое-то время оказалось, что в молитвах никогда не просит о своем здоровье. Джон считал, что нехорошо просить Бога о чем-нибудь для себя. Эти представления относились к детству Джона. По его словам, мать у него отличалась «самоотверженностью и добродетельностью». Отец же, наоборот, был «большим эгоистом»: все заработан­ные деньги он забирал себе и тратил их только на собствен­ные нужды. Джон воспринял самоотверженность матери, но всегда считал, что в нем живут эгоистические наклонности отца.

Порицая очевидно эгоцентричное и незрелое поведение отца, из страха стать таким же Джон впал в противополож­ную крайность. Это проявлялось в том, что он был не спо­собен дать знать окружающим ни о своих потребностях, ни о своих чувствах. Смысл жизни он видел в ответствен­ности за других и даже переставал делать что-то, приносив­шее ему радость, когда не мог разделить эту радость с сыном. Одним словом, Джон чувствовал, что обязан ста­вить интересы других выше своих. Поэтому, когда его сын уехал учиться, когда Джона лишили старого коллектива и когда оказалось, что его профессиональным мечтам не суждено сбыться, выработанные в ходе всей его жизни внутренние правила помешали ему увидеть, как можно удов-

130

летворить свои потребности. Это вызвало у него глубокую депрессию.

Изменение представлений

Первым делом Джон, как и любой другой стремящийся по­правиться человек, должен был определить те установки и представления, которые не давали ему возможности вырваться из положения беспомощной жертвы обстоятельств. Психо­логически было совершенно ясно, что, если он будет продол­жать придерживаться старых представлений и считать, что должен жертвовать своими интересами ради других, он, дей­ствительно, окажется бессилен удовлетворить свои эмоцио­нальные потребности. Такие представления надо было изме­нить.

Мы старались помочь Джону увидеть в себе то, на что он раньше не обращал внимания, и одновременно изменить его восприятие других сторон жизни. В результате наших об­щих усилий он по-новому стал оценивать ситуацию на рабо­те и в конце концов пришел к выводу, что начальство, поста­вив его во главе новой группы, на самом деле пыталось его как-то поощрить. Им неоткуда было знать, что Джона это назначение расстроило. Мы старались, чтобы он (как и все остальные наши пациенты) понял, что человек должен бо­лее серьезно относиться к своим эмоциональным реакциям на возникающие жизненные ситуации.

Мы работали и с его чувством несостоятельности, свя­занным с невозможностью воплотить юношеские мечты. Как и многие другие честолюбивые люди, Джон направлял большую часть своей энергии на развитие тех сторон лично­сти, которые имели отношение к работе. Теперь же, когда стало ясно, что мечты недостижимы, мы убедили его раз­решить себе исследовать какие-то иные возможности, уви­деть новые стороны своей личности, которым он до сих пор не давал проявляться. И наконец, мы работали с пе­реживаниями Джона по поводу отъезда сына. Мы стре­мились показать, до какой степени он ставил собственное

131

счастье в зависимость от другого человека, и помогли ему увидеть, что он еще может наладить новые отношения с женой.

Не следует воспринимать все это как критику Джона. Многие из нас переживали подобные ситуации и реагирова­ли на них точно так же. В данном случае сложность заклю­чалась в том, что система представлений, которую Джон усвоил еще в детстве под влиянием конфликта между роди­телями, не позволяла ему найти новые способы реагирова­ния на трудные жизненные ситуации. Ведь выход всегда можно найти. Когда люди чувствуют, что оказались в ло­вушке, загнаны в угол, это происходит потому, что они огра­ничены рамками собственных, привычных для них способов реагирования.

История болезни Боба Гилли

Иногда жизненные изменения, предшествующие болезни, от­носятся к тому разряду перемен, которые принято считать положительными. Пример заболевшего раком в 39 лет Боба Гилли показывает, насколько индивидуальны реакции людей на стресс. В самом начале работы с Бобом Стефани, пытаясь установить степень его эмоционального участия в возникно­вении болезни и вернувшись с их первой встречи, подумала было, что наша теория к нему неприменима.

На первый взгляд, Боб казался образцом деятельного и успешного предпринимателя. Он стоял во главе собственной корпорации, был хорошо известен среди специалистов и даже получил премию за то, что выпускаемая его фирмой продук­ция в течение десяти лет занимала первое место по качеству в своей отрасли. И хотя в прошлом Бобу пришлось пережить немало трудностей с партнерами, несколько лет назад ему удалось подобрать таких, с которыми у него сложились иде­альные отношения.

Рассказывая о своей семье, Боб говорил, что в начале бра­ка у них с женой не все ладилось, особенно в тот период,

132

когда у него были трудности по работе, но, по мере того как его дело развивалось и ему стал сопутствовать успех, каза­лось, что и отношения с женой стали выправляться. Кроме всего прочего, несколько лет назад Боб с женой решили взять на воспитание детей, и буквально перед самой болезнью они усыновили второго ребенка. Внешне казалось, что Боб нахо­дится на подъеме своей профессиональной и семейной жизни и должен был бы наслаждаться радостями, доставшимися ему немалой ценой.

Намеком на то, что на самом деле все обстоит не так за­мечательно, как кажется на первый взгляд, стало замечание, которое Боб обронил во время первой встречи. Он сказал, что одно из немногих предшествующих болезни пережи­ваний, которые он помнит, можно обобщить строчкой из пес­ни Пегги Ли: «Неужели это все, к чему я так стремился?» Человек, привыкший, что доказательством его профессио­нальной и семейной состоятельности является успешное пре­одоление трудностей и достигнувший поставленных целей к 39 годам, почувствовал себя в полной растерянности. Если ты не научился за всю свою жизнь радоваться покою, отсут­ствие борьбы и страстей может восприниматься как большая потеря.

Через год у Боба был обнаружен запущенный рак, ему снова словно бросили вызов — на смертельный поединок. За этим последовали месяцы и годы самоанализа, посвящен­ные в основном тому, чтобы научиться радоваться достигну­тому и принимать себя таким, каков ты есть, а не стремиться постоянно доказывать свою состоятельность, преодолевая бесконечные препятствия и ища трудности.

Как оценить значение событий

Нетрудно понять, кто и какое значение придает определен­ным событиям в своей жизни. Гораздо сложнее разобраться в этом на своем личном примере. Потеря работы, например, может иметь для человека различное значение. Она может означать:

133

 

1. Поражение или признак неудачи.

2.  Вызов.

3.  Возможность начать все сначала.

4.  Подтверждение того, что в жизни нет справедливо­сти.

Какое из этих значений придаст тот или иной человек потере работы, будет определяться другими его представле­ниями, например:

 

1.  Видит ли он возможность найти другую работу.

2. Насколько человек воспринимает данную работу как показатель собственной ценности.

3. Является ли он хозяином своей жизни.

4.  Его способностями создать новую положительную ситуацию.

Принцип, применяемый для определения значимости со­бытия, годится для всех ситуаций, которые обычно выделя­ются как возможные причины рака. Какими бы болезненны­ми не были эти ситуации сами по себе — например, потеря любимого человека или важной роли, с которой вы себя отождествляете, — величина стресса и особенно степень того, насколько эти события заставляют вас ощущать беспомощ­ность и безнадежность, зависят от значения, которое вы им придаете.

Как только вы начинаете внимательно изучать сложив­шиеся представления, ограничивающие ваши реакции, как только даете себе возможность рассмотреть другие вариан­ты интерпретации событий и реакций на них, у вас появляет­ся реальный шанс изменить оценку значения тех или иных ситуаций и превратить негативные ситуации в позитивные. Когда вскрываются и уничтожаются основные установки, блокировавшие нормальный ход жизни, она снова начинает течь спокойно и беспрепятственно, а вместе с этим возвра­щается и жизненная энергия, которая восстанавливает здо-

134

ровое функционирование естественных защитных механиз­мов человека.

Хотя у разных людей это высвобождение энергии проис­ходит по-разному, оно почти всегда связано с тем, что чело­век разрешает себе по-новому воспринимать жизнь. Кто-то может способствовать своему выздоровлению, научив­шись говорить окружающим «нет», другой — говоря «да» новому опыту и тем сторонам своей личности, которых он раньше не признавал. Когда энергия высвобождается, человек встречает неизбежные трудности и стрессовые ситуации, веря, что они разрешимы и преодолимы. Он знает, что способен принимать решения, которые помогут ему по­правиться.

Определение своей роли

в возникновении заболевания

С чего лучше всего начать, чтобы распутать клубок старых представлений и отказаться от привычного способа реаги­рования на стресс? Работая с онкологическими больными, мы обнаружили, что очень полезно бывает попросить паци­ентов определить те стрессовые ситуации, которые они пе­реживали в период от полугода до полутора лет перед нача­лом болезни.

Связь между эмоциональными состояниями и заболева­нием касается не только рака, но и всех других болезней, так что процесс определения взаимосвязи между стрессом и бо­лезнью может оказаться полезным для всех. Поэтому мы предлагаем не только онкологическим больным, но и всем остальным пациентам выполнить приведенное ниже упраж­нение. (Для того чтобы лучше представлять себе, какие си­туации могут привести к заболеванию, вы можете восполь­зоваться шкалой, которую мы обсуждали в главе 4.) Это упражнение поможет перейти от общих представлений к соб­ственному опыту.

1. Подумайте о болезни, которой вы сейчас страдаете или которая у вас когда-то была. Если у вас был рак

135

или вы больны им сейчас, при выполнении этого упраж­нения имейте в виду именно его.

2.  Если у вас рак, выпишите на листке бумаги пять основных стрессовых ситуаций, с которыми вы столк­нулись в период от полугода до полутора лет перед тем, как обнаружили свое заболевание.

3. Если вы больны чем-то другим, то перечислите пять основных стрессовых ситуаций,  произошедших в течение шести месяцев, предшествовавших болезни. (Для менее тяжелых, чем рак, заболеваний, по-видимо­му, следует говорить о более коротком периоде време­ни.)

4.  Если вы когда-то пережили рецидивы этого заболе­вания, вспомните пять серьезных стрессовых ситуаций, произошедших за шесть месяцев до рецидива.

Если вы просто прочтете эти вопросы, не задумываясь над ними и не записав свои ответы, вы не получите той пользы, которую могла бы принести эта книга. То же самое можно сказать и обо всех других упражнениях.

Отвечая на поставленные вопросы, большинство людей обнаруживают, что за предшествовавший заболеванию пери­од они пережили несколько серьезных событий. Если вам не удалось найти каких-то чрезвычайно тяжелых внешних стрессовых ситуаций — смерти супруга или супруги, потери работы и т. д. — обратитесь к внутренним стрессам. Не приходилось ли вам переживать внутреннюю борьбу с таки­ми проблемами, как разочарование, связанное с невозможно­стью воплощения юношеских надежд, серьезными трудно­стями в личных отношениях, кризисом самоутверждения как личности? Все это может иметь не меньшее значение в по­явлении чувства беспомощности и безнадежности, чем при очевидных внешних стрессах.

Если вам удалось определить в своей жизни серьезные внешние или внутренние стрессы, попробуйте решить, какое участие вы приняли в этих ситуациях. Может, вы сами

136

создали их или стрессу способствовал способ вашего реаги­рования на происходящее? Не привела ли к этому ваша привычка всегда ставить интересы окружающих выше своих, то, что вам трудно сказать «нет», или то, что вы за­были об ограниченности своих физических, интеллекту­альных и эмоциональных возможностей? А если стресс был вызван внешними событиями, например, смертью люби­мого человека, не могли ли вы выбрать какие-то другие способы реагирования? Дали ли вы себе, скажем, возмож­ность выразить горе или решили ни за что не показывать своих чувств? Обратились ли за помощью и поддержкой к друзьям?

Такой самоанализ нужен для того, чтобы определить те представления и способы поведения, которые вы бы хоте­ли изменить сейчас. Поскольку эти установки представляют собой угрозу вашему здоровью, необходимо их пересмот­реть.

Следующее упражнение поможет вам определить пять основных стрессовых ситуаций, которые вы переживаете в настоящий момент, и найти альтернативные способы реаги­рования на них. Это упражнение носит профилактический характер, и цель его в выявлении и устранении тех момен­тов, которые в будущем могли бы сделать вас уязвимым для болезни.

1. Выделите пять основных стрессовых ситуаций, кото­рые вы переживаете в настоящий момент.

2. Подумайте над тем, насколько вы сами способствуете возникновению этих ситуаций.

3.  Обдумайте, как можно было бы устранить эти стрес­сы из вашей жизни.

4.  Если вы не видите разумного способа избавиться от стресса, подумайте, помогаете ли вы себе с ним спра­виться другими средствами? Принимаете ли поддерж­ку друзей? Даете ли себе возможность получать ка-

137

кие-то удовольствия? Позволяете ли себе выражать чувства по поводу стрессовой ситуации?

5. Если бы вы чаще ставили свои потребности выше интересов окружающих, не помогло бы вам это изба­виться от стрессовых ситуаций или уравновесить их? Задумываетесь ли вы над тем, в чем заключаются ваши собственные интересы? Пробовали ли вы когда-ни­будь их удовлетворить вопреки тому, что, как вы счи­таете, они противоречат интересам других?

Выполнив это упражнение, обязательно сравните, как вы реагировали на стресс до заболевания и как — сейчас. Нет ли в этих реакциях сходства? Если есть, то пересмотрите свое поведение — возможно, у вас выработался привычный способ реагирования на стрессы, который не способствует вашему здоровью.

Возьмите на себя ответственность за свое здоровье

Разбираясь в том, как вы могли способствовать возникнове­нию у себя рака, хорошо обратиться за помощью и поддерж­кой к психологу-консультанту или психотерапевту. Часто одно это бывает первым шагом к тому, чтобы пересмотреть «правила», которые вы выработали когда-то в детстве; по­пыткой установить новые, более здоровые способы реагиро­вания на стресс.

К сожалению, многим из нас бывает трудно обратиться за помощью, когда дело касается наших эмоциональных про­блем. Отчасти это результат принятых в нашем обществе установок. Ведь когда мы узнаем о том, что нам грозит тяжелое заболевание, мы, не испытывая ни смущения, ни не­ловкости, обращаемся за помощью к квалифицированному врачу, многие годы изучавшему человеческий организм. Точно так же нет никакого смысла стесняться специалиста, кото­рый поможет понять, каким способом стресс содействовал возникновению вашего заболевания.

138

В результате самоанализа большинству наших пациентов удается увидеть взаимосвязь между заболеванием и душев­ным состоянием и то, какую роль они сами играли в под­держании этого состояния. Но иногда, осознав, что возник­новению болезни способствовали их собственное поведение и представления, пациенты начинают испытывать чувство вины за свои прошлые действия. Поэтому мы бы хотели повторить здесь совет, который обычно даем своим паци­ентам.

Во-первых, мы ни в коей мере не стремимся вызвать у вас чувство вины в том, что вы способствовали возникнове­нию заболевания. Есть существенная разница между тем, что человек в чем-то «виноват», и тем, что он чему-то спо­собствовал. Как можно обвинять кого-то в том, что, живя в обществе, он полностью следовал его правилам — ведь мало кто умеет адекватно обращаться со своими эмоциями. Более того, о вине можно говорить лишь в том случае, если че­ловек знает, что его способ реагирования чреват саморазру­шением и сознательно выбирает такое поведение. Это ни коим образом не относится к людям, у которых физическое заболевание развилось как реакция на стресс. Как и все, вы даже не подозревали о существовании какой бы то ни было связи между эмоциональным стрессом и болезнью. Поэтому ваше участие почти наверняка было результатом бессозна­тельных представлений и принятых в обществе норм пове­дения.

Печально, что именно те, кто стремится придерживаться выработанных обществом норм поведения, наиболее часто заболевают тяжелыми болезнями. В книгах, рассматриваю­щих эмоциональные аспекты онкологических заболеваний, при­водится бесконечное количество примеров, в которых онко­логических больных описывают как людей «чистейшей души», добрых, чутких, лишенных эгоизма и приятных во всех отно­шениях.

Те, кто берет на себя ответственность за собственное здо­ровье, достойны нашего восхищения. Ведь они не только решаются проанализировать собственные представления, чув-

139

ства, переживания и их влияние на душевное состояние, они находят в себе мужество подвергнуть сомнению принятые нормы поведения и отказаться от тех из них, которые не способствуют выздоровлению.

Главная цель самоанализа — найти пути к здоровью, отка­завшись от взглядов, приводящих человека к саморазруше­нию. Если вы могли способствовать возникновению болезни, точно так же вы можете способствовать своему выздоровле­нию.

«ПРЕИМУЩЕСТВА» БОЛЕЗНИ

В обществе, не придающем большого значения чувствам и часто пренебрегающем эмоциональными потребностями, необходимыми для благополучия человека, болезнь может выполнять важную роль: она становится способом удов­летворения этих потребностей в том случае, если человек не смог найти иных, сознательных путей их удовлетворе­ния.

Несмотря на то что болезнь означает страдание и боль, она одновременно помогает решить и некоторые проблемы, встающие перед человеком. Болезнь является своего рода «разрешением», дающим человеку право вести себя так, как он никогда бы не осмелился, будучи здоровым. Только пред­ставьте себе все то, что получает больной: возросшее внима­ние и заботу окружающих, возможность не ходить на работу, уменьшение обязанностей, снижение предъявляемых к нему требований и многое другое. Поскольку онкологические па­циенты часто относятся к тому разряду людей, которые ста­вят интересы окружающих выше собственных, им бывает трудно позволить себе все перечисленные вольности просто так, не имея серьезного на то основания. В этом смысле заболевание «отменяет» многие представления, мешающие человеку обратить внимание на собственные эмоциональ­ные потребности. И часто, только заболев, вы чувствуете, что вправе снять с себя определенную ответственность, за­боты и впервые обратить внимание на самого себя, не испы­тывая при этом вины или необходимости оправдывать свое поведение.

Но, предоставляя человеку временную передышку, бо­лезнь одновременно является для него ловушкой. Если ему удается получить внимание и право на отдых только при

141

условии, что человек болен, какая-то часть его не захочет выздоравливать. Мы ни в коем случае не являемся сторон­никами использования болезней для подобного «облегче­ния» жизни. Рак — слишком высокая цена, чтобы с его помощью решать проблемы, которые можно было бы и так разрешить, изменив выработанные жизненные правила, не позволявшие обратить внимание на собственные потреб­ности.

Болезнь

как способ разрешения проблем

Вилли был одним из тех, кто сделал ставку на болезнь и попался в эту ловушку. Прежде чем вступить в ряды ВВС, он жил со своими родителями, учился и работал. В коллед­же, дома, на работе он постоянно чувствовал, что все стре­мятся заставить его делать то, что ему не хочется. И вот, чтобы «всем доказать», он убегает из дома и вступает в армию. Но, к своему удивлению и отчаянию, Вилли видит, что и здесь его окружают сплошные начальники. Он млад­ше всех по званию, и все только и знают, что ему приказы­вать. Но, поступив на службу, он не может демобилизовать­ся раньше, чем через четыре года, и Вилли понимает, что попался. Мало того, он не может даже никому пожаловать­ся на свою судьбу. Как он сам позже рассказывал, он стал представлять себе, как было бы хорошо, если бы он вдруг заболел какой-нибудь неизлечимой болезнью, как все стали бы его жалеть, узнав, что он смертельно болен.

На шее у него появилось уплотнение, Вилли обратился к врачу, и биопсия выявила у него лимфому, злокачествен­ную опухоль, известную под названием болезнь Ходжкина. Когда ему сообщили диагноз, Вилли пережил какое-то воз­буждение, почти радость. Позже он понял, что в том, как он отреагировал на сообщение, которое большинство людей вос­принимают с ужасом, было что-то не совсем нормальное. Именно это и побудило его вместе с нами рассмотреть пси­хологический аспект своего заболевания, пока он проходил

142

курс радиотерапии. Наша совместная работа помогла ему понять, что чувство облегчения, которое он испытал, узнав о диагнозе, было связано с тем, что болезнь «вызволила» его из безвыходной ситуации, в которую, по его представлению, он попал, и покончила с бесчисленными требованиями окру­жающих. Однако главная проблема теперь заключалась в том, что, если он выздоровеет, ему снова придется возвра­щаться в армию, и это значительно затрудняло его борьбу за собственную жизнь. Поэтому центральным вопросом нашей работы с Вилли стало разрешение этой проблемы, с чем он в конечном счете справился.

В похожей ситуации оказался другой наш пациент — молодой врач-психиатр. Примерно за полгода до того, как у него был обнаружен рак, один из его давнишних пациен­тов попытался покончить жизнь самоубийством, что приве­ло к гибели другого человека. Ситуация осложнялась тем, что этот врач был сторонником новых подходов к ле­чению психически больных, и кое-кто из его противников решил использовать случившееся для того, чтобы подверг­нуть сомнению его нетрадиционные методы. Это еще боль­ше усугубляло чувство вины, от которого и без того стра­дал наш пациент. Им овладела глубокая депрессия, и он несколько раз обдумывал возможность самоубийства. Че­рез шесть месяцев у него обнаружили запущенную саркому лимфатических узлов, распространившуюся на печень и лег­кие.

В данном случае болезнь оказалась «полезна» сразу с не­скольких точек зрения. Во-первых, она заставила замолчать его оппонентов — ведь, в конце концов, какой смысл крити­ковать умирающего, да и мало кто на это осмелится. Во-вторых, болезнь облегчала переживание вины, определенным образом «искупая» преувеличенное чувство ответственности врача за действия его пациента. Но выздоровление, без вся­кого сомнения, уничтожит епитимью, которую он сам на себя наложил.

К счастью, будучи психиатром, он достаточно хорошо научился осознавать все, что в нем происходит, и поэто-

143

му смог разобраться в своих чувствах. Во время поста­новки диагноза специалисты оценивали его шанс прожить более пяти лет всего в 10 %. Сегодня с тех пор прошло уже шесть лет, и несмотря на то, что за это время два раза на­блюдалось обострение болезни, он продолжает вести актив­ный образ жизни и работать по специальности.

Этому пациенту удалось под временным «прикрытием» болезни собраться с силами и, почувствовав себя физически лучше, справиться со сложной психологической ситуацией. Но многие не видят решения своих проблем иначе, как толь­ко с помощью болезни. Один из наших пациентов говорил о том, что до болезни пережил тяжелый период в своей про­фессиональной деятельности, во время которого у него со­всем не оставалось времени на жену и детей, поскольку он постоянно ощущал довлеющую над ним необходимость дос­тичь финансового успеха. Заболевание предоставило ему замечательную возможность не работать, все время нахо­диться со своей семьей и не чувствовать при этом, что он должен что-то предпринимать, но разрешить эти трудности окончательно болезнь не могла. Наш пациент никак не мог вернуться на работу. Трижды его физическое состояние ста­новилось значительно лучше, симптомы болезни полностью исчезали, но как только он всерьез начинал думать о том, что пора возвращаться к работе, у него снова наступал ре­цидив.

Еще одна наша пациентка была совладетельницей ком­пании и чувствовала, что ее партнеры перекладывают на нее неоправданно большую часть забот о фирме. Но по­скольку ей было очень сложно отстаивать свои интересы, в конце концов вместо нее это «нет» пришлось сказать ее болезни. Никто не мог бы осмелиться просить ее о чем-то, пока она болела. К счастью, она поняла, что если и дальше будет «прятаться» за болезнь, то никогда не поправится. И она решила научиться говорить «нет», не прибегая к по­мощи болезни. Она снова вернулась к делам и почувствова­ла большое удовлетворение, что теперь может постоять за себя.

144

У нас было несколько пациентов, которые обнаружили, что для них болезнь стала временным способом не ходить на ненавистную работу. И снова, поскольку заболевание только отдаляет решение проблем, очень важно найти в себе силы и пересмотреть некоторые свои позиции и поведение, из-за ко­торых работа становится наказанием. Иначе каждый раз, ког­да вы должны будете снова возвращаться к профессиональ­ной деятельности, вы будете воссоздавать стрессовую ситуацию и саму болезнь.

Помимо всего перечисленного болезнь дает человеку вре­менное право быть более открытым в эмоциональном плане. Но если человек не научится быть таким же открытым, когда он здоров, то стоит ему поправиться, как вновь начинают действовать старые правила, и он оказывается в ситуации, чреватой психологическим и физическим разрушением, в том положении, которое однажды уже привело его к заболева­нию.

Все сказанное объясняет и ту депрессию, которую, по рассказам самих больных, они иногда переживают, узнав об уменьшении опухоли или о том, что их физическое со­стояние значительно улучшилось. Вместо того чтобы, по­лучив хорошее известие, почувствовать облегчение, они, к своему удивлению, часто впадают в депрессивное со­стояние. И несмотря на то что на сознательном уровне они радуются отступлению болезни, подсознательно пере­живают потерю этого полезного инструмента. Когда воз­можность улучшения состояния вызывает у пациента чув­ство подавленности, можно с уверенностью сказать, что ему еще предстоит проделать серьезную психологическую ра­боту.

Право на эмоции

Когда человек начинает понимать, что от того, насколько он сможет изменить свои представления и поведение, зависит его жизнь, это становится значительным стимулом к измене­ниям. Многие из наших пациентов признавали, что благода-

145

ря болезни они смогли обратить внимание на свои истинные потребности. Заболевание дало им возможность преступить определенные социальные нормы, в которых они воспиты­вались, и начать развиваться и расти как личность: оно на­учило их выражать свои чувства, открыто и прямо заявлять о своих потребностях. Если бы не болезнь, они бы так и продолжали вести тихую жизнь, полную невысказанного от­чаяния.

Очень важно понять, что те потребности, которые прихо­дится удовлетворять с помощью болезни, являются абсолют­но законными и оправданными. Организм требует внимания к себе единственным доступным ему способом. Будь то по­требность самому решать все жизненные вопросы, как это было у Вилли, или потребность психиатра избавиться от чув­ства вины, стремление молодого специалиста к равновесию между работой и другими сторонами своей жизни или необ­ходимость научиться говорить «нет», которую испытывала женщина, управлявшая своей фирмой, — все это обычные человеческие потребности, которые необходимо удовлетво­рить для поддержания духовного и физического здоровья. С этой точки зрения организм даже в болезни ведет себя конструктивно. Заболевание предоставляет человеку возмож­ность эмоционального роста.

Определение «преимуществ» заболевания

Задача, с которой сталкивается пациент, состоит в следую­щем: 1) определить те потребности, которые оказываются удовлетворены благодаря болезни; 2) найти пути удовлет­ворения этих потребностей иным образом, без участия болезни. Как же определить эти потребности? Ниже при­водится упражнение, которое мы используем, помогая сво­им пациентам выяснить, какие «преимущества» дает им бо­лезнь.

Возьмите лист бумаги и перечислите пять главных пре­имуществ, которые вам дала самая серьезная из всех ваших

146

болезней (их может оказаться и больше). Если у вас сейчас или когда-либо раньше был рак, возьмите его в качестве примера.

Мы предлагаем вам познакомиться с историей, которая служит хорошей иллюстрацией того, как может работать это упражнение. Пока наша книга готовилась к печати, мы дол­жны были встретиться со своим деловым партнером в горо­де Вейл, штат Колорадо. Нам удалось закончить переговоры раньше времени, и наш партнер, который раньше никогда не катался на горных лыжах, решил попробовать. Вернувшись со своих тренировок очень уставшим, он вылетел домой. На следующий день у него начался грипп, из-за которого он провалялся в постели целых две недели. Стараясь поскорее поправиться, он решил воспользоваться подходами, о кото­рых мы ему рассказывали в Вейле, и описал ситуацию, в которой находился до начала гриппа, выделив шесть пре­имуществ, предоставленных ему болезнью.

В тот момент, когда я заболел, я находился в трудной ситуации: мне необходимо было завер шить дело, важное для меня как с эмоциональной, так и с финансовой точки зрения. Мне очень хо телось, чтобы завершение этого дела закоутилосъ полной победой, но работа шла медленно, и я очень сомневался в положительном исходе.  Заболев, я добился сразу нескольких положительных момен­тов:

1.  Мне очень не хватало помощи жены, но я чувствовал, что буду иметь право отвлечь ее от соб­ственных дел, только если, в буквальном смысле, не смогу справиться со всем сам.

2.  Мне была необходима какая-то «внешняя» причина, позволявшая задержаться с выполнением своей части работы.

3.  Возможно, я искал какого-то оправдания для тех недочетов, которые могли позже в этой работе обнаружиться.

4.  Мне удалось найти повод всерьез заняться своим здоровьем, а это означало, что помимо всего

147

4

остального, поправившись, я смогу выкроить время для игры в теннис и других вещей, которые мне нравятся, но для которых мне обычно не найти вре­мени, потому что я -«слишком занят».

5.  Это была просто возможность немного от­дохнуть от работы, от которой за последнее время я очень устал.

6.  Разговоры в Вейле напомнили мне о смерти отца, умершего от опухоли мозга. Они разбередили в моей душе все нерешенные вопросы, связанные с этим событием.

Совершенно очевидно, что физическая усталость нашего партнера после непривычных для него лыжных тренировок и стресс, связанный с необходимостью завершения серьез­ной работы, содействовали тому, что он оказался восприим­чив к болезни. Но, как следует из его ответов, грипп дал ему возможность отдохнуть, обратиться за помощью к другим, позаботиться о себе, зарядиться новой энергией, освободить­ся от необходимости соответствовать самым высоким стан­дартам, пересмотреть некоторые свои взгляды на жизненные ценности и стиль жизни — иными словами, сделать все то, на что он бы не решился без помощи болезни.

И последнее переживание — воспоминания, связанные со смертью отца, всплывшие у него после обсуждения на­шего подхода к лечению раковых заболеваний. Для того чтобы принять наш метод, ему было необходимо начать разбираться в своих чувствах, которые вызваны смертью отца.

Изучая списки преимуществ, которые составляют наши пациенты, мы пришли к выводу, что существует пять таких основных областей:

1.  Болезнь «дает разрешение» уйти от неприятной си­туации или от решения сложной проблемы.

2.  Она предоставляет возможность получить заботу, любовь, внимание окружающих.

148

3.  Появляются условия для того, чтобы переориенти­ровать необходимую для разрешения проблемы психи­ческую энергию или пересмотреть свое понимание си­туации.

4. Появляется стимул для переоценки себя как лично­сти или изменения привычных стереотипов поведения.

5.  Отпадает необходимость соответствовать тем высо­чайшим требованиям, которые предъявляют к вам окружающие и вы сами.

Теперь просмотрите составленный вами список. Поду­майте, какие потребности лежат в основе преимуществ, кото­рые предоставила вам болезнь: ослабление стресса, любовь и внимание, возможность высвободить свою энергию и т. д. Затем попытайтесь определить правила и представления, ме­шающие вам удовлетворить эти потребности, не прибегая к болезни.

Одна из наших пациенток обнаружила, что ей не хватало физической близости мужа, но, пока она была здорова, ей и в голову не могло прийти прямо попросить его о любви и нежности. Теперь же она разрешила себе прямо просить его: «Обними меня!» Разбираясь в том, почему ей было так труд­но раньше обращаться к нему с такой просьбой, она узнала много важного о себе.

Спросите себя, не бывало ли вам трудно разрешить себе немного отдохнуть? Какие мысли мешали вам предоставить себе такую свободу, не оправдываясь болезнью? Возможно, вы полагаете, что уступать напряжению и трудностям явля­ется «признаком слабости» или что вы обязаны подчинять свои интересы интересам окружающих? Эти представления обычно живут в человеке неосознанно, поэтому, для того чтобы их проанализировать, вам придется приложить опре­деленные усилия. Но профилактика возможной болезни стоит затраченного времени и усилий. Как только вы начнете осо­знавать свои внутренние правила и увидите, что можно и по-другому рассматривать какие-то ситуации, это будет

означать, что вы сделали первые шаги к более здоровой жизни.

Отталкиваясь от уроков, которые преподала нам та или иная болезнь, мы можем научиться распознавать свои потребно­сти и удовлетворять их. Так болезнь может принести реаль­ную пользу.

КАК НАУЧИТЬСЯ

РАССЛАБЛЯТЬСЯ

И ВИЗУАЛИЗИРОВАТЬ

СВОЕ

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Для того чтобы сделать первый шаг к выздоровлению, преж­де всего необходимо понять, какие из ваших представлений и способов эмоционального реагирования способствовали воз­никновению болезни. Потом нужно научиться использовать эти реакции во благо здоровья. Настоящая глава посвящена процессу расслабления (релаксации), который помогает умень­шить напряжение, вызванное как самим заболеванием, так и связанным с ним страхом. Ведь этот страх уже сам по себе становится источником стресса. Одновременно с этим мы по­кажем, как в состоянии релаксации работать с воображением и формировать положительные установки, активизирующие защитные механизмы вашего организма для борьбы с заболе­ванием.

Для многих онкологических больных тело становится вра­гом, как будто, заболев, оно предало их и теперь угрожает самой жизни. Больной человек начинает испытывать враж­дебность по отношению к своему телу и не верит в его спо­собность совладать с заболеванием. И наоборот, научившись расслабляться и воздействовать на свой организм, человек снова начинает доверять его способности сопротивляться болезни. Тело опять становится источником радости и удо­вольствия, кроме того, оно служит и важным средством об­ратной связи — насколько эффективно человек живет.

Релаксация помогает также уменьшить страх, который иногда просто захлестывает пациента, страдающего опасным заболе­ванием. Бывает, что онкологические больные боятся долгой и мучительной смерти, боятся разорить семью медицинскими расходами и нанести глубокую психологическую травму де-

151

тям, лишившимся родителя. Такие страхи практически полно­стью лишают человека возможности надеяться на благопо­лучный исход болезни. Но если человеку удастся физически расслабиться, это нарушит порочный круг страха и напряже­ния, и, по крайней мере, те несколько минут, пока его тело будет расслаблено, рак перестанет быть господствующей ре­альностью его жизни. Многие больные говорят, что после упражнений на расслабление они начинают видеть все в ином свете и ощущают прилив энергии. Это становится своеобраз­ным способом энергетической подзарядки. Когда человеку удается уменьшить свой страх, ему легче поддерживать в себе положительную установку, что, в свою очередь, еще больше уменьшает страх.

Следует оговориться, что с медицинской точки зрения рас­слабиться — это не означает провести вечер дома перед телевизором, выпить пару стаканчиков или поболтать с дру­зьями. И хотя это, бесспорно, можно назвать приятным времяпрепровождением, лабораторные исследования показы­вают, что такие формы «расслабления» не приводят к необхо­димой разрядке физических последствий стресса.

Один из способов снять стресс — это регулярные физи­ческие упражнения. Такие упражнения действуют как уже знакомая нам реакция «драться или убегать», которая дает возможность организму избавиться от накопившегося в нем напряжения. Поэтому нам кажется не случайным, что те па­циенты, которые при помощи нашей программы добились осо­бенно хороших успехов, занимаются каким-то видом физи­ческих упражнений. Многие любители бега трусцой называют его своим «лечением» и говорят, что во время бега им гораз­до легче удается по-новому взглянуть на свои проблемы, чем когда они просто о них думают. (Мы еще остановимся на этом в отдельной главе.)

И все же не всегда люди, переживающие стресс, могут тут же прибегнуть к физическим упражнениям. Наша жизнь устроена таким образом, что, для того чтобы заняться какой-то физической деятельностью, часто бывают необходимы спе­циальные условия. К счастью, ученым удалось разработать различные виды простых методов расслабления, таких как

152

некоторые виды медитации и прогрессивная мышечная ре­лаксация, аутогенная тренировка, самогипноз и т. д. Боль­шинство из них требует определенной степени самоконцент­рации. Можно сосредоточить внимание на каком-то символе или последовательности успокоительно действующих мыс­лительных образов, а можно просто мысленно следовать ряду инструкций.

В своей книге «Реакция расслабления» доктор Герберт Бенсон из Гарвардского университета документально пока­зывает положительное физиологическое влияние некоторых из этих методик. И хотя пока невозможно до конца понять все физиологические процессы, происходящие в организме в ответ на разнообразные приемы психической релаксации, ис­следования наглядно доказывают, что эти методы помогают организму освободиться от последствий стресса гораздо луч­ше, чем та деятельность, которую принято считать расслабля­ющей.

Методика релаксации

Методика расслабления, которую мы разработали, занимаясь со своими пациентами, по большей части основана на приемах доктора Эдмонда Джейкобсона, назвавшего их методом «про­грессивной релаксации». В нашей практике мы обычно соче­таем эту методику с работой по визуализации, описанной ниже в этой главе. Но, для того чтобы вы смогли убедиться в пользе умения расслабляться в любой ситуации, мы приводим эти приемы отдельно. Своим пациентам мы рекомендуем вы­полнять упражнение на расслабление и визуализацию триж­ды в день в течение 10—15 минут. Большинство людей ощу­щают, что им удалось достичь расслабления с первого раза, но поскольку релаксация может постепенно становиться все бо­лее полной и глубокой, вы увидите, что со временем вам удастся погрузиться в состояние все более и более глубокого рас­слабления.

Для того чтобы нашим пациентам было легче научиться расслабляться и работать со своим воображением, мы обыч­но снабжаем их магнитофонной записью с инструкциями.

153

Вы можете попросить кого-нибудь прочитать вам эти инст­рукции вслух или сами записать их на пленку. После каждо­го этапа оставляйте побольше времени для того, чтобы вы­полнять все указания спокойно и не спеша.

1.  Найдите тихое место с мягким освещением. Закрой­те дверь и поудобнее устройтесь на стуле или в кресле. Ноги поставьте так, чтобы стопы полностью касались пола. Закройте глаза.

2.  Сосредоточьте внимание на своем дыхании.

3.  Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов и с каждым выдохом мысленно произнесите слово «рас­слабься».

4. Сосредоточьте внимание на лице и постарайтесь ощу­тить любое напряжение мышц лица и глаз. Мысленно представьте себе это напряжение в виде какого-то об­раза. Это может быть сжатый кулак или завязанная узлом веревка. Затем представьте себе, как она развя­зывается, разжимается, повисает, подобно натянутой, а затем отпущенной резинке.

5.  Ощутите, как расслабляются ваше лицо и глаза. Почувствуйте, как одновременно с этим волна расслаб­ления распространяется по всему вашему телу.

6. Напрягите лицо и глаза, зажмурив как можно силь­нее, а затем расслабьтесь и почувствуйте, как расслаб­ляется все ваше тело.

7. Повторите то же самое со всеми остальными частя­ми тела. Медленно продвигайтесь по лицу вниз, к ниж­ней челюсти, к шее, спине, плечам, предплечьям, к ладо­ням, груди, животу, бедрам, голеням, лодыжкам, стопам, пальцам ног, пока все тело не будет расслаблено. Для каждой части тела мысленно представляйте себе на­пряжение, а потом воображайте, как оно исчезает, тает. Сначала вы напрягаете эту часть тела, а затем расслаб­ляете ее.

8.  Расслабив все тело, оставайтесь в этом приятном состоянии от двух до пяти минут.

154

I

9. Теперь почувствуйте, что мышцы ваших век стали легче. Будьте готовы к тому, чтобы открыть глаза и вновь оказаться в комнате.

10. Откройте глаза. Вы готовы снова вернуться к сво­им обычным делам.

Если вы до сих пор не попытались последовать приведен­ным выше указаниям, мы настоятельно рекомендуем сделать это теперь, прежде чем продолжать чтение. В этом случае вы сможете сами убедиться, насколько данное упражнение помога­ет достичь приятного состояния релаксации и способствует приливу энергии.

Иногда первые несколько раз бывает трудно представ­лять в воображении какие-то образы или достаточно долго на них сосредоточиваться. Не стоит расстраиваться. В этом нет ничего неестественного, а начав себя ругать, вы вызовете лишь еще большее напряжение. В конце настоящей главы, когда вы лучше познакомитесь с приемами расслабления и визуализации, мы подробнее остановимся на тех трудностях, с которыми обычно сталкиваются наши пациенты, и на том, как с ними легче справиться.

В следующем разделе описано, как от релаксации перейти непосредственно к работе с воображением. Мы уже указыва­ли, что расслабление, бесспорно, полезно само по себе, но мы используем его как подготовку к работе с воображением, по­скольку оно уменьшает физическое напряжение, которое мо­жет помешать сосредоточиться на мыслительных образах. Релаксация важна еще и потому, что, научившись использо­вать мышление для достижения физического расслабления, вы укрепите веру в то, что оно может воздействовать на состояние вашего организма.

Расслабление и визуализация мысленных образов

На наш взгляд, работа с воображением и релаксация явля­ются мощными инструментами, помогающими больным на­учиться верить в то, что они могут поправиться. Более того,

155

мы считаем, что наш подход к лечению онкологических за­болеваний родился именно в тот момент, когда Карл впер­вые попробовал работать с пациентом при помощи мысли­тельных образов. С тех пор мы поняли, что воображение является не только мощным средством, помогающим под­держивать в человеке установку на возвращение здоровья, но играет важную роль в том, чтобы разобраться в себе и изменить отдельные стороны своей жизни.

Нашими достижениями в области использования релак­сации и воображения мы обязаны тем знаниям, которые Сте­фани приобрела как психолог, работавший по проблеме мо­тивации. Благодаря ее профессиональной подготовке мы знали, что этот способ применялся во многих различных областях, чтобы достичь определенных изменений в ожиданиях чело­века. Общим здесь было то, что люди мысленно представля­ли себе желаемые события, подтверждая таким образом же­лательность этих событий. Повторяя раз за разом это представление, они постепенно все больше и больше начина­ли верить, что данное событие действительно произойдет. В результате такой положительной установки человек и ве­дет себя соответственно, реально способствуя выполнению задуманного. (Здесь начинает действовать тот же механизм самореализующегося предсказания, о котором мы говорили выше.)

Так, например, игрок в гольф может представлять себе удачный удар, в результате которого мяч попадает в лунку; бизнесмен — успешные деловые переговоры, актер — удач­ную премьеру, а больной, страдающий злокачественным за­болеванием, — как его опухоль уменьшается в размерах, и он выздоравливает.

По мере того как мы все больше убеждались в пользе релаксации и работы с воображением, мы узнавали и о но­вых данных, полученных специалистами по биологической обратной связи (более подробно об этом мы говорили в главе 2). Эти данные свидетельствовали о том, что человек может научиться управлять своими внутренними физиоло­гическими процессами, такими как артериальное давление,

156

частота пульса, температура тела. Люди, которые освоили эти навыки, часто говорили, что у них не получалось впря­мую отдавать команды своему организму, веля ему изменить какие-то внутренние параметры. Наладить связь со своим телом им удавалось с помощью языка символов и зритель­ных образов.

Одна женщина с тяжелой сердечной аритмией, например, представляла себе маленькую девочку на качелях, и, когда ей надо было установить нормальный ритм сердца, она вооб­ражала, как эта девочка ритмично качается на своих каче­лях. Через некоторое время такой работы с этим зритель­ным образом она смогла обходиться без лекарств, и ее состояние нормализовалось. Этот и многие другие примеры подобного рода дали нам основание предположить, что ра­бота с мысленными образами, используемая в сочетании с традиционным лечением, может стать способом, благодаря которому онкологическим пациентам удастся заставить свою иммунную систему более активно сопротивляться заболева­нию.

Впервые Карл применил методику Мысленных образов в 1971 г., работая с пациентом, считавшимся неизлечимым. Этот пациент трижды в день зрительно представлял, как лечение разрушает его опухоль, как лейкоциты нападают на раковые клетки, разрушают их и выводят из организма, как он сам выздоравливает. Результаты этой работы превзошли все наши ожидания — «безнадежный» пациент справился с болезнью и до сих пор жив и здоров.

Процесс создания мысленных образов

В этом разделе мы познакомим вас с процессом расслабле­ния и визуализации, повторив уже приведенные выше ин­струкции к упражнению по релаксации. В главе 12 мы рассмотрим лежащие в основе мыслительных образов уста­новки, дадим список критериев для создания эффективных мысленных образов и проанализируем некоторые при­меры.

157

Вы можете записать указания на магнитофонную плен­ку, как мы делаем это для своих больных, или попросить кого-нибудь прочитать вам их вслух. Если вы читаете эти указания для кого-то, постарайтесь делать это медленно, чтобы у выполняющего упражнение было достаточно вре­мени на выполнение каждого этапа. Помните, что мы реко­мендуем нашим пациентам отводить на это упражнение от 10 до 15 минут и повторять его три раза в день.

Даже если вы не больны раком, мы советуем хотя бы однажды выполнить такую визуализацию, чтобы ощутить эмо­циональное значение всего процесса и лучше представить себе, что переживают онкологические больные.

1.  Найдите тихое место с мягким освещением. За­кройте дверь и поудобнее устройтесь на стуле или в кресле. Ноги поставьте так, чтобы стопы полностью касались пола. Закройте глаза.

2. Сосредоточьте внимание на своем дыхании.

3.  Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов и с каждым выдохом мысленно произнесите слово «рас­слабься» .

4. Сосредоточьте внимание на своем лице и постарай­тесь ощутить любое напряжение лица и глаз. Мыслен­но представьте себе это напряжение в виде какого-то образа. Это может быть завязанная узлом веревка, сжа­тый кулак. Затем представьте себе, что они расслабля­ются, разжимаются, повисают, подобно натянутой, а за­тем отпущенной резинке.

5.  Ощутите, как расслабляются мышцы вашего ли­ца и глаз. Почувствуйте, как одновременно с этим вол­на расслабления распространяется по всему вашему телу.

6.  Напрягите лицо и глаза, зажмурив их как можно сильнее, а затем расслабьте и почувствуйте, как рас­слабляется все ваше тело.

7.  Повторите то же самое со всеми остальными час­тями тела. Медленно продвигайтесь от лица вниз, к

158

нижней челюсти, шее, плечам, спине, предплечьям, к ла­доням, груди, животу, бедрам, голеням, лодыжкам, сто­пам, пальцам ног, пока не окажется расслабленным все тело. Для каждой части тела мысленно представляйте себе напряжение, а потом воображайте, как оно исче­зает, тает.

8.  Теперь представьте себе, что вы находитесь где-нибудь на природе, в приятном для вас месте. Поста­райтесь как можно точнее увидеть все подробности: заметить краски, услышать звуки, все, что вы ощущае­те, когда соприкасаетесь с окружающими предметами.

9.  Продолжайте мысленно оставаться в этом месте в очень расслабленном состоянии в течение двух-трех минут.

10.  Затем в символическом или реалистическом виде постарайтесь увидеть свой рак. Представляйте его со­стоящим из очень слабых клеток с неправильным стро­ением. Помните, что в обычном состоянии в течение жизни наш организм уничтожает тысячи таких атипич­ных клеток. Зрительно представляя себе рак, подумай­те о том, что для вашего выздоровления необходимо, чтобы защитные механизмы вашего тела вернулись к естественному, здоровому состоянию.

11.  Если вы сейчас получаете какое-то традиционное лечение, представьте, что это лечение поступает в ваш организм определенным, понятным вам образом. Если это радиотерапия, то представьте себе ее как луч, состо­ящий из миллионов энергетических зарядов, поражаю­щих все клетки, попадающиеся им на пути. Нормаль­ные клетки способны восстановить любой нанесенный им ущерб. Раковые клетки этого не могут — они слиш­ком слабы. (Это как раз главный принцип, на котором основана радиотерапия.) Если вы получаете химиоте­рапию, представьте себе, что введенное вам лекарство попадает в ваши сосуды. Вообразите, что это лекар­ство действует как яд. Нормальные клетки — умные и

159

сильные — не очень восприимчивы к этому яду, а рако­вые клетки — слабые, и поэтому достаточно небольшо­го количества яда, чтобы их убить. Они поглощают яд и умирают, а затем выводятся из организма.

12. Представьте себе, как ваши лейкоциты приближа­ются к месту, где находится рак, определяют атипичные клетки и разрушают их. В вашем распоряжении огром­ная армия лейкоцитов. Они очень сильны и полны энер­гии. Кроме того, они очень умные. Они по всем стать­ям превосходят раковые клетки, и в их победе не может быть никакого сомнения.

13.  Представьте себе, как рак уменьшается в размерах, лейкоциты подхватывают мертвые раковые клетки и через печень и почки выводят их из организма вместе с мочой и калом.

Это образ ваших представлений о желаемом. Продолжайте представлять себе, как уменьшается рак, пока он полностью не исчезнет.

Представьте себе, что, по мере того как рак уменьшает­ся и наконец полностью исчезает, у вас становится больше энергии, улучшается аппетит. Вы хорошо чувствуете себя в окружении семьи, видите, как вас любят.

14. Если вы ощущаете в каком-то месте боль, зрительно представьте себе, как целая армия лейкоцитов устремля­ется туда, чтобы успокоить ее. Какова бы ни была при­чина этой боли, отдайте своему организму приказ исце­лить себя. Представьте себе, как ваше тело поправляется.

15.  Постарайтесь мысленно увидеть себя бодрым, здо­ровым, полным энергии.

16.  Представьте себе, как вы добиваетесь выполнения тех задач, которые перед собой поставили. Вы осуще­ствляете свои жизненные цели; у всех членов вашей семьи дела идут хорошо; ваши отношения с окружаю­щими становятся все более значимыми. Помните, что если вы будете видеть смысл в том, чтобы поправиться, то это поможет вам выздороветь. Посвятите некото-

160

рое время тому, чтобы подумать о своих жизненных ценностях.

17. Мысленно похвалите себя за то, что вы сами способ­ствуете своему выздоровлению. Представьте себе, как вы делаете это упражнение три раза в день, сохраняя в течение всего времени сосредоточенность и внимание.

18. Теперь почувствуйте, что мышцы ваших век стали легче. Будьте готовы к тому, чтобы открыть глаза и вновь оказаться в комнате.

19.  Откройте глаза. Вы снова можете возвращаться к своим обычным делам.

Если вы еще не попробовали выполнить это упражнение, мы настоятельно рекомендуем проделать его сейчас. После этого возьмите лист бумаги и нарисуйте те образы, которые возникли у вас во время визуализации. Это поможет вам подробнее проанализировать их с помощью некоторых кри­териев и примеров, приведенных в главе 12.

Не стоит волноваться, если вам не удалось «увидеть» эти образы, главное, чтобы вы их каким-то образом «ощутили», «представили себе» или «подумали» о них. Здесь не так важно слово, описывающее способ, которым вы их вообра­жали, как то, что вы это делали. Не переживайте, если вам не всегда удавалось сохранять сосредоточенность и время от времени вы отвлекались на какие-то другие мысли — в следующий раз спокойно, не ругая себя, возвращайтесь к упражнению. Если вы заметили, что не в состоянии выпол­нить какие-то указания, поскольку они противоречат вашим представлениям или вам трудно принять какие-то положе­ния, это значит, что вы столкнулись со своими внутренними установками по поводу рака и выздоровления. Теперь вы уже знаете, насколько важно их осознавать.

Применение метода визуализации при других заболеваниях

Поскольку у многих из наших читателей нет рака и они хоте­ли бы использовать воображение просто для борьбы с болью

6  Зак № 103                                                                                                     161

или другими заболеваниями, мы предлагаем наиболее общие указания, которые в приведенном выше упражнении могут заменить пункты с 10 по 19, то есть инструкции, предназначен­ные сугубо для онкологических пациентов.

1.  Подумайте о любом недомогании или боли, от кото­рой вы в настоящий момент страдаете. Мысленно вооб­разите себе их в том виде, который более всего соот­ветствовал бы вашим представлениям.

2. Представьте себе, как получаемое вами лечение либо уничтожает источник этой боли или недомогания, либо усиливает способность вашего организма самому спра­виться с ним.

3. Представьте себе, как естественные защитные меха­низмы и процессы устраняют источник боли или недо­могания.

4.  Представьте себя здоровым, свободным от боли и болезни.

5.  Постарайтесь вообразить, как вы успешно добивае­тесь поставленных жизненных целей.

6.  Мысленно похвалите себя за то, что сами способ­ствуете своему выздоровлению. Представьте себе, что вы занимаетесь релаксацией и визуализацией три раза в день, сохраняя внимание и сосредоточенность на протя­жении всего упражнения.

7.  Теперь почувствуйте, что мышцы ваших век стали легче. Будьте готовы к тому, чтобы открыть глаза и вновь оказаться в комнате.

8.  Откройте глаза. Вы можете снова вернуться к своим обычным делам.

Для того чтобы вам стало понятнее, как работать с вооб­ражением, если вы больны не раком, а каким-то другим забо­леванием, мы приведем несколько примеров. Так, если у вас язва, можно представить ее как круглую ранку в форме кра­тера на слизистой оболочке желудка или кишечника. У этой ранки неровная, мокнущая поверхность. Создавая мыслен­ную картину лечения, вообразите, как лекарственные препара­ты, обладающие противокислотными свойствами, обволакива-

162

ют всю область этой ранки, нейтрализуя действие кислот и успокаивая саму язву. Представьте себе, как на месте язвы появляются нормальные клетки. Они растут, делятся и посте­пенно затягивают всю мокнущую, неровную, изъязвленную поверхность ранки. Представьте себе, как белые кровяные тельца подчищают отходы и оставшийся мусор и оставляют после себя розовую здоровую поверхность слизистой. Далее вы должны представить, что у вас ничего не болит, вы здоро­вы и способны справляться с жизненными трудностями, не испытывая симптомов язвенной болезни.

Если у вас высокое артериальное давление, можно пред­ставить себе, что мышечные волокна в стенках кровеносных сосудов слишком напряжены. Поэтому, для того чтобы кровь могла протекать по сосудам, требуется гораздо более высо­кое давление, чем обычно. Теперь представьте себе, как ле­карства расслабляют эти мышечные волокна, сердце начинает качать кровь с меньшим усилием — ему уже не нужно пре­одолевать такое сильное сопротивление сосудов. Кровь те­чет по ним легко и спокойно Постарайтесь мысленно уви­деть, как вы преодолеваете стрессовые ситуации в своей жизни, не вызывая напряжения организма.

Если вы страдаете артритом, представьте, что ваши суставы воспалены, на их поверхности — мелкие неровные бугорки. Теперь вообразите, как к суставам устремляются белые кровя­ные тельца. Они очищают их поверхность, удаляя эти шерохо­ватые бугорки и делая поверхность гладкой и ровной. Теперь постарайтесь мысленно увидеть, что вы активны, делаете то, что вам хочется, и не испытываете болей в суставах.

Как только, используя приведенные указания, вы закончи­те первый раз работу с воображением, нарисуйте свою визуа­лизацию. Это поможет вам узнать, каковы ваши внутренние установки, как вы относитесь к тому, чтобы принимать актив­ное участие в поддержании здоровья.

Значение релаксации и визуализации

Для того чтобы вам было понятнее, чего ожидать от приве­денных упражнений, ниже мы приводим перечень возможных положительных результатов

163

1.  Этот процесс может уменьшить страх. Чаще всего страх бывает вызван чувством, что вы не способны повлиять на происходящее. Онкологические пациенты ощущают, что состояние их организма ухудшается, а они ничего не могут поделать. Расслабление и визуа­лизация помогают человеку почувствовать, что он все-таки играет определенную роль в поддержании здоро­вья, а это создает ощущение способности влиять на ситуацию.

2. Этот процесс может привести к изменению внутрен­них установок пациента и усилить желание жить.

3. Он может повлиять на физиологические изменения, поддержать иммунную систему и изменить развитие злокачественной опухоли на противоположное. Посколь­ку душевное состояние имеет непосредственное отно­шение к состоянию иммунной системы и гормонально­му  равновесию,   эти  физиологические   изменения напрямую связаны с изменениями в представлениях и установках человека.

4.  Этот процесс может служить методом оценки пред­ставлений, которых в настоящий момент придерживает­ся человек, а при необходимости — и способом их изменения. Изменяя образы и символы, используемые в визуализациях, можно добиться изменения установок, напрямую соотносимых с состоянием организма.

5. Данный процесс может стать средством взаимодей­ствия с бессознательной сферой, в которой, по крайней мере частично, кроются причины некоторых из наших представлений.

6.  Он может служить способом понижения общего на­пряжения и уменьшения стресса. Даже регулярное рас­слабление само по себе уже способно значительно сни­зить напряжение и стресс и оказать тем самым серьезное влияние на функции организма.

7.  Этот процесс может противостоять общему состоя­нию беспомощности и безнадежности и привести к его изменению. Мы много раз имели возможность убедить-

164

ся в том, что именно ощущение общей подавленности в значительной степени влияет на развитие рака. Как толь­ко человек начинает представлять себе, что его тело вновь становится здоровым, что он способен разрешить сложности, присутствовавшие в его жизни до начала заболевания, ощущение безнадежности и беспомощ­ности постепенно ослабевает. Более того, по мере вы­здоровления растет его уверенность в себе, его опти­мизм.

Возможные трудности в работе с воображением

Некоторые люди воспринимают действительность зрительными, образами, у других восприятие происходит больше через те­лесные ощущения, для третьих важнее чувства, а кто-то мыс­лит словами. Мы заметили, что когда в указаниях к упражне­нию мы предлагаем мысленно «увидеть» какой-то образ, некоторые из наших пациентов скорее это «чувствуют». На­пример, «чувствуют» себя здоровыми, свободными от болез­ненных симптомов. Когда мы говорим «постарайтесь увидеть в своем воображении, как вы поправляетесь», у них в теле возникает «ощущение» силы и энергии. Мы пришли к выво­ду, что если вам свойственен не зрительный, а какой-то иной способ формирования воображаемых образов, не следует за­ставлять себя что-то «видеть», лучше придерживаться более привычного для вас способа представления. Ведь в конце концов, все способы мышления переплетаются, и человек, мыс­лящий зрительными образами, постепенно начинает эти обра­зы «чувствовать», а тот, кто склонен создавать чувственные образы, постепенно начинает их видеть. Вначале дайте себе возможность пользоваться в основном тем органом чувств, который для вас наиболее привычен.

Другая трудность, с которой приходится сталкиваться на­шим пациентам во время визуализаций, состоит в том, что их мысли часто начинают отвлекаться, блуждать. Обычно это связано с неумением сосредоточиться, которое может усугуб­ляться действием некоторых лекарственных препаратов, бо-

165

лью или страхом. Время от времени эта проблема встает пе­ред каждым, кто регулярно занимается работой с воображе­нием. Лучше всего в таком случае просто остановиться и спросить себя, в чем дело: «Почему мне трудно сосредото­читься?» Посвятите некоторое время, скажем, минут пять, размышлениям на эту тему. Затем снова вернитесь к упраж­нению и выполняйте все его этапы с той степенью сосредото­ченности, которой вам удастся достичь.

Еще одна трудность связана с возникающим иногда чув­ством, что, говоря себе что рак уменьшается, вы на самом деле себе лжете. Время от времени нам приходилось слышать от пациентов: «Опухоль у меня на плече увеличивается, я это чувствую на ощупь. Как же я могу представлять, что она уменьшается, когда знаю, что она растет?» Здесь происходит недопонимание того, в чем состоит цель работы с воображени­ем. Мы пытаемся помочь пациенту представить себе желае­мый результат, а не то, что происходит с ним в данный момент. Каждый может мысленно вообразить, что рак уменьшается, даже если на самом деле он в этот момент растет; вы создаете карти­ну желаемого. Понять это различие очень важно. Работа с воображением — это не средство самообмана, это способ на­править себя на путь к выздоровлению.

Из этой главы вы узнали основы техники расслабления и визуализации. Следующая глава поможет вам интерпретиро­вать и развивать ваши образы так, чтобы лучше понять лежа­щие в их основе представления о раке и содействовать фор­мированию положительного ожидания.

ЗНАЧЕНИЕ

ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ

ОБРАЗОВ

Вначале мы использовали работу с воображением для того, чтобы укрепить у наших пациентов мотивацию и дать им средство воздействия на свою иммунную систему, но вскоре оказалось, что этот процесс предоставляет возможность по­лучать чрезвычайно важную информацию об их представле­ниях и установках. К этому мы пришли совершенно случай­но. Сначала, рекомендуя своим пациентам работать с воображением, мы обращали внимание только на регулярность этих занятий, не особенно интересуясь тем, какие именно об­разы они создавали. Но как-то мы заметили, что состояние одного из пациентов продолжало быстро ухудшаться, хотя он и уверял, что работает с воображением регулярно три раза в день. Тогда мы попросили его описать содержание его ви­зуализаций.

Его ответ подтвердил наши опасения. На вопрос, как вы­глядит его рак, он ответил: «Он похож на большую черную крысу». Когда его спросили, как он представляет себе тради­ционное лечение (он проходил химиотерапию и принимал ма­ленькие желтенькие таблетки), ответом было: «Я представ­ляю его в виде маленьких желтеньких таблеток, которые попадают в кровь, и время от времени крыса поедает одну из этих таблеток». Рассказывая о том, что происходит, когда крыса съедает таблетку, он продолжал: «Ну, некоторое время ей плохо, но потом она всегда поправляется и начинает ку­сать меня еще сильнее». Когда мы спросили его, как он пред­ставляет себе лейкоциты, он ответил: «Они похожи на яйца в инкубаторе. Знаете, как яйца лежат в инкубаторе и греются под лампой? Вот так и мои белые клетки. Они ждут времени, чтобы проклюнуться».

Эти образы полностью соответствовали ухудшающемуся состоянию нашего пациента. Во-первых, рак был сильным и

167

могущественным — «большой черной крысой». Лечение было вялым и слабым — «маленькие таблетки», которые крыса иногда глотала и действие которых было недолгим. И, нако­нец, белые кровяные тельца — представители естественной защиты его организма — оставались абсолютно неподвижны. Нашему пациенту удалось создать практически идеальную картину полного подавления иммунной системы, и он честно повторял ее три раза в день

Вскоре мы выяснили, что в визуализациях других паци­ентов тоже отчетливо проявлялись их негативные ожида­ния. Один из больных сообщил, что представлял свой рак как «большую скалу». время от времени к ней приближают­ся щетки из грубой щетины, которые пытаются стереть края этой скалы, но им мало что удается. Здесь рак снова пред­ставал сильным и неколебимым, а защитная система орга­низма — хилой, бессильной и «мало на что способной».

Еще один пациент сообщал, что представлял свои лейко­циты (белые клетки крови) в виде снежной бури, которая, кружась по всему организму, моментально заносит на своем пути почти все раковые клетки, но некоторые из них все-таки снова «высовываются». Здесь механизм защиты организма выглядит более сильным, но, на самом деле, он не уничтожает раковые клетки, он лишь засыпает их. Более того, поскольку снежинки не наделены умом и в их действиях отсутствует целенаправленность, этот образ показывает, что в воображе­нии пациента иммунная система не распознавала раковые клет­ки, а затем их уничтожала — она побеждала исключительно числом

Из всего этого мы заключили, насколько важно подробно исследовать содержание визуализаций, чтобы увидеть, как они передают установки пациента С тех пор мы стали уделять серьезное внимание тому, чтобы определять, не склонен ли тот или иной больной «припорашивать снежком», то есть прятать, свои отрицательные эмоции, или каким-либо другим способом мешать лечению.

Кроме того, мы выяснили, что содержание визуализаций меняется в зависимости от психологического состояния па-

168

циента в каждый конкретный момент его жизни. Например, Джон Браунинг, о котором шла речь в главе 10, разработал для своих лейкоцитов устойчивый сильный образ. Он пред­ставлял их как огромную армию белых конных рыцарей. Рыцари выстраивались шеренгой, выставив вперед свои бле­стящие на солнце копья, и скакали вперед, убивая на своем пути все попадающиеся раковые клетки, которые, в свою очередь, были маленькими, медлительными существами

Но за некоторое время до двух рецидивов Джон обнару­живал, что в его визуализациях происходили изменения. Иногда в рядах своего войска он замечал черных рыцарей, которых принимал за вражеских лазутчиков, а иногда копья белых рыцарей представлялись ему погнутыми и мягкими, будто ре­зиновыми, и было совершенно очевидно, что они не способны

Рис  1. Визуализация Джона Браунинга: белые конные рыцари.

169

никому причинить вреда. Время от времени кони рыцарей были величиной с собаку — от них тоже не было большого толку. Вскоре мы заметили связь между теми образами, кото­рые представлялись Джону, и событиями его жизни. Это помогло нам понять, что мысленные образы можно использо­вать как своего рода обратную связь, предоставляющую ин­формацию о состоянии психики пациента.

Критерии эффективности мыслительных образов

С помощью ученого-психолога Джины Ахтерберг-Лоулис мы разработали перечень экспериментальных критериев, кото­рые можно использовать для оценки содержания визуализа­ций. В нашем центре пациенты с помощью этих критериев анализируют мыслительные образы друг друга и предлага­ют новые варианты визуализаций, более соответствующие положительным ожиданиям. Так, например, представление раковых клеток в виде муравьев редко ведет к успеху — вряд ли кому-нибудь во время пикника удавалось от них отделаться. Крабы — традиционные символы рака, как и другие ракообразные. Этот образ тоже подразумевает цеп­кость, от подобных существ бывает трудно отделаться. Кро­ме того, они обладают крепким панцирем, делающим их дос­таточно неуязвимыми, и большинство людей их боится — крабы олицетворяют силу болезни и тот страх, который она внушает людям.

Интерпретация образов очень похожа на интерпретацию снов — в обоих случаях мы имеем дело с очень индивидуаль­ным, символическим языком. Поэтому чтобы понять, какие представления стоят за тем или иным из ваших образов, вы должны «примерить» этот образ на себя, определяя то, что означают его свойства для вас лично. Один и тот же образ для разных людей может иметь различное эмоциональное зна­чение. И то, что для вас является символом силы и власти, другими может восприниматься как образ злобы и агрессии. Поэтому не спешите принимать чужие интерпретации ваших

170

символов. И, само собой разумеется, образы нельзя понимать буквально — в вашем организме нет ни крабов, ни муравьев, ни белых рыцарей, ни крыс. Каким бы ни был ваш образ, важность его в том, что он обозначает для вас, и поэтому вы сами должны определить его значение. Как показывает наш опыт, у пациентов обычно хорошо развито чутье к подобным интерпретациям.

Наши исследования показали, что, несмотря на индивиду­альные различия, хорошо работающие символы обладают ни­жеперечисленными свойствами. Но поскольку мыслительные образы являются сугубо индивидуальными, нам хотелось бы еще раз подчеркнуть, что речь здесь идет об определенных свойствах символов, а не о самих символах. Трудности, воз­никающие при формировании эффективных визуализаций, будут обсуждены в следующем разделе.

1. Раковые клетки должны быть слабыми и не иметь жесткой структуры. Важно представлять себе рак как нечто мягкое, что можно разрушить, вроде котлеты или рыбьей икры.

2. Лечение должно обладать силой и мощью. Ваши образы должны отражать веру в то, что лечение безус­ловно способно разрушить рак. Воздействие мысли­тельных образов будет сильнее, если в визуализации будут присутствовать картины непосредственного вза­имодействия лечебных средств и рака так, чтобы воз­действие этих средств на рак было зримым и понят­ным.

Если, например, представляя рак, вы видите серый шар, состоящий из отдельных клеток, то лечение может вы­глядеть в виде потока желтоватой или зеленоватой жид­кости, которая, падая на шар, разбивает его на отдель­ные куски, дробит его, так что белым кровяным тельцам не составляет большого труда окончательно его разру­шить.

3. Здоровым клеткам легко восстановить те неболь­шие повреждения, которые может им нанести лече-

171

ние. Поскольку лечение обычно задевает не только раковые, но и здоровые клетки организма, следует пред­ставлять себе, что нормальные клетки достаточно силь­ны и не могут серьезно пострадать. Тот небольшой ущерб, который все-таки им наносится, они способны быстро восстановить. Раковые клетки разрушаются, поскольку они слабы и не имеют жесткой структуры.

4.  Армия лейкоцитов огромна и по количеству на­много превосходит раковые клетки. Лейкоциты яв­ляются символом естественных целительных сил ва­шего организма, поэтому в своем воображении вы должны отражать их силу и мощь. Победа лейкоцитов над раковыми клетками должна представляться в ва­ших визуализациях неизбежной.

5. Лейкоциты агрессивны, всегда готовы к бою. Они способны быстро обнаружить раковые клетки и раз­рушить их. И снова, поскольку лейкоциты символизи­руют ваш собственный защитный механизм, ту его часть, которая поможет вам поправиться, постарайтесь сде­лать их умными, ловкими и сильными. Они должны во всех отношениях превосходить раковые клетки, не оставляя места для сомнений относительно того, кто победит.

6.  Мертвые раковые клетки выводятся из организ­ма естественным способом. Выведение раковых кле­ток из организма является вполне нормальным и ес­тественным процессом, не требующим ни каких-то особых усилий, ни каких-то чудес. Представляя себе этот процесс, вы просто выражаете свою уверенность в нормальном функционировании вашего организма.

7.  В конце работы с воображением вы — здоровы, свободны от рака. Этот образ отражает вашу глав­ную цель. Очень важно ясно представить свое тело здоровым, бодрым, полным жизненной энергии.

8.  Вы видите, как достигаете поставленных целей, выполняете свое жизненное предназначение.  Эта

172

визуализация служит подтверждением того, что у вас есть очень серьезные причины жить Вы еще раз выра­жаете свою убежденность в том, что сможете попра­виться, что готовы к жизни.

Мы обратили внимание на то, что те из наших пациентов, у которых дела шли хорошо, формировали в своем сознании образы, отвечающие перечисленным требованиям, но вместе с тем ни у кого из них визуализации не обладали с самого начала всеми перечисленными свойствами. Поэтому прежде чем у вас сформируются достаточно сильные образы, соот­ветствующие вашим новым положительным ожиданиям, при­дется некоторое время поэкспериментировать. Приведенные выше критерии предназначены для того, чтобы помочь опре­делить, что в ваших образах следует изменить или усилить. Конечно, невозможно «прописать рецепт» правильных обра­зов, но очень валено, чтобы ваш иммунный механизм всегда побеждал болезнь. Сильные образы соответствуют сильной уверенности в выздоровлении.

В вашем воображении самым сильным, приводящим к по­беде над болезнью фактором должны быть лейкоциты, а не, скажем, лекарственные средства. Нередко пациенты расска­зывают, что в их визуализациях лейкоциты нападают на рак, но оставляют после себя некоторое количество недобитых раковых клеток, чтобы их окончательно уничтожили лекар­ства. Это отражает господствующее мнение, что главное сло­во всегда остается за медициной. Мы же, хотя и отдаем дол­жное традиционным способам лечения, все же считаем, что главную роль в победе над раком играет естественная систе­ма защиты организма.

Трудности в работе с образами

Познакомившись с критериями, определяющими степень эффективности мыслительных образов, вы теперь можете подробнее рассмотреть те визуализации, которые вам уда­лось создать, проанализировать скрытые в них представле­ния, остановиться на обычно возникающих при работе с во-

173

ображением трудностях и на некоторых способах их пре­одоления.

Образы раковых клеток

Если вам трудно представить себе рак, это может отражать сильный страх перед болезнью, часто сопровождаемый от­сутствием уверенности в том, что ваш организм способен естественным и нормальным образом от нее защищаться. Если вам трудно увидеть раковые клетки слабыми и вместо этого они предстают в ваших визуализациях сильными (вроде скал или доисторических животных) или если образ рака ярче, чем все остальные символы, это свидетельствует о ва­шей вере, что болезнь сильнее лечения или защитных систем организма.

Пациентам часто бывает трудно представить себе рак. Если с вами происходит то же самое, вообразите его как массу серых клеток, находящуюся в том месте вашего организма, где, как вы знаете или полагаете, расположен ваш рак. Чаще всего люди воображают его черным или красным, но обычно эти цвета несут в себе сильную эмоциональную окраску. Се­рый цвет более нейтрален, а один из важных моментов наше­го подхода состоит в том, чтобы нейтрализовать чувства по отношению к раку. Поэтому мы рекомендуем использовать серый, а не более насыщенный цвет. Можно представить себе рак в виде котлеты, а лейкоциты — в виде большой стаи белых собак, которые, приблизившись к котлете, поглощают ее, вылизывают все вокруг до последней крошки и отправля­ются дальше, обходя караулом все остальные уголки вашего организма. Самое главное, чтобы образ раковых клеток был нейтральным, слабым, дезорганизованным.

Образы лечебных средств

Важно представлять себе терапевтическое лечение как дру­га и союзника. Наши пациенты нередко сообщают, что, когда они изменяют свое отношение к лечению и начинают вос­принимать его как нечто положительное, дружественное, они

174

гораздо легче переносят его побочные эффекты. Один боль­ной, например, очень боявшийся проводимой радиотерапии, дал облучавшему его аппарату имя «Джордж» и стал с ним мысленно разговаривать о всем том хорошем, что «Джордж» для него делал. Кроме этого, он постарался вести друже­ские беседы с врачами и сестрами, выражая свою благодар­ность за все их усилия. Через некоторое время после этого изменения в своем отношении к лечению он почувствовал, что переносит радиотерапию с гораздо меньшим количеством побочных эффектов. Постарайтесь наградить лечебные сред­ства какими-то конкретными чертами, сделайте их помощни­ком и другом, который помогает вам справиться с болезнью.

Образы лейкоцитов

Этот образ мы считаем наиболее важным, основным в рабо­те с воображением, поскольку он отражает вашу веру в защитные системы самого организма. Главным здесь явля­ется отношение между раковыми клетками и лейкоцитами. Приводящие к выздоровлению образы предполагают, что лей­коциты как числом, так и мощью превосходят раковые клетки.

Вот один из возможных способов создания визуализа­ции: представьте себе, что ваши лейкоциты — это рыбы. Они подплывают к сероватым раковым клеткам и их поеда­ют. Представьте, что вы видите эту картину на экране. Как только вам удастся увидеть ее достаточно ясно, станьте одной из рыб и ведите остальных в атаку на рак. Почувствуй­те себя рыбой, поедающей раковые клетки, уничтожающей их, подчищающей все, что после них осталось. Постарайтесь услы­шать все сопутствующие звуки, ощутить соответствующие эмоции.

Опять же здесь очень важно, насколько живо вы все это себе представляете. Видите ли вы лейкоциты с той же ясно­стью, что и раковые клетки? Или яснее? Может, вы видите раковые клетки более отчетливо? Если вы видите раковые клетки яснее, это, как мы уже говорили, означает, что вы больше верите в силу рака, чем в способности своего орга-

175

низма противостоять ему, и тогда вам необходимо созна­тельно усилить образы, символизирующие лейкоциты.

Нередко свойства, которыми вы наделяете лейкоциты, от­ражают стоящие перед вами психологические трудности. Так, например, пациентам, которые не могут представить себе, как их лейкоциты нападают на рак и уничтожают его, обыч­но бывает трудно выразить гнев и враждебность. Для них важнее всего произвести на окружающих хорошее впечат­ление. Весьма вероятно, что как раз эти проблемы и повлия­ли на возникновение заболевания, а теперь мешают выздо­ровлению.

Помня обо всем сказанном, представляйте себе, что ваши лейкоциты обладают качествами, которые вы в себе считаете наиболее сильными и достойными восхищения.

Образы выведения мертвых клеток из организма

Мы уже говорили, что способ представления процесса выве­дения мертвых и умирающих клеток из организма отражает то, насколько вы доверяете естественному функционирова­нию своего тела. Некоторые из наших пациентов включают в визуализации что-то вроде волшебства или чуда, благодаря которому мертвые раковые клетки выводятся из организма. Это тоже одна из форм проявления веры в могущество рака, поскольку даже когда раковые клетки мертвы, они все-таки продолжают обладать силой, требующей вмешательства поту­сторонних сил.

Представить себя здоровым

Ваша главная задача — выздороветь, и поэтому очень важно то, как вы представляете себе возвращение здоровья, жизнен­ной силы и энергии. Если вам удается увидеть, что лейкоциты и проводимое лечение побеждают рак, но трудно вообразить себя здоровым, вполне вероятно, что вы не очень верите в возможность выздоровления. Попробуйте представить себе, как вы занимаетесь чем-то, что сейчас не можете сделать из-за

176

болезни, или постарайтесь почувствовать себя так, как если бы вы были здоровы. Выберите какой-то момент своей жиз­ни, когда вы чувствовали себя максимально здоровым. По­старайтесь вспомнить это ощущение и перенесите его на на­стоящее.

Достижение поставленных целей

Постановка целей — очень существенный этап работы с во­ображением (мы подробнее обсудим его в главе 14). Если вам трудно представить себя здоровым и занятым какими-то интересными и приятными делами, это может свидетель­ствовать о ваших сомнениях в возможности поправиться. Постарайтесь вообразить, что вы достигаете поставленных целей и это доставляет вам удовольствие.

Рисунки и их интерпретации

Мы попросили вас изобразить увиденные во время визуали­зации образы по одной простой причине. Рисунок фиксиру­ет представления, свойственные вам в определенный момент времени, поэтому позже вы сможете проследить за тем, как они развиваются. Мы обычно просим своих пациентов де­лать такой рисунок раз в три месяца, а потом о нем расска­зывать. Сравнивая символы, изображенные во время перво­го сеанса, с теми, что были нарисованы позже, мы можем судить о том, как развивается отношение наших пациентов к раку, как изменяются их представления. Ниже мы приводим три истории болезни, показывающие, как со временем меня­лись визуализации и представления отдельных пациентов.

Бетти

Впервые у Бетти обнаружили рак молочной железы в 1973 г., когда ей было 35 лет. Ей сразу же сделали операцию и удалили одну молочную железу. Через некоторое время у нее был обнаружен рак второй молочной железы, и ее тоже удалили. Когда мы стали работать с Бетти в Форт-Уорте, ее лечили с помощью химиотерапии.

177

Глядя на первый рисунок Бетти, сделанный в начале на­шей работы (рис. 2), можно было не сомневаться, что лейко­циты победят. Вид у них был весьма свирепый, с острыми страшными зубами. Бетти сделала пометку «как пираньи» — знаменитые своей прожорливостью рыбы южноамериканских рек. Как подсказывал наш опыт, такие острые зубы обычно свидетельствуют о сильной злобе и враждебности, и действи-

Рис. 2. Первая визуализация Бетти. Хорошо видны ее гнев и враждебность.

178

тельно, во время первого сеанса в поведении Бетти очевидно присутствовали эти качества. На протяжении некоторого вре­мени эти чувства работали в ее пользу: сила, символически выраженная в ее рыбах, не оставляла сомнений в победе лей­коцитов.

Но в ее рисунке есть два элемента, которые вызвали у нас некоторое сомнение. Во-первых, раковые клетки нарисо­ваны довольно большими. Или это рак изображен как одно­родная масса? Лучше, когда пациенты могут различать от­дельные раковые клетки. Тем, кто не выделяет отдельных клеток, часто трудно увидеть, что проблема или трудность, с которой они столкнулись, состоит из нескольких моментов. Они воспринимают ее как единое целое, и это целое дей­ствует на них подавляюще.

Второе, что смутило нас в визуализации Бетти, — это изображение химиотерапии в виде заостренных стрел. Этот символ часто встречается в визуализациях пациентов и не­редко отражает страх перед лечением и представление паци­ента, что лечение пагубно влияет не только на раковые, но и на здоровые клетки. И хотя многие больные действительно испытывают побочное действие химиотерапии, оно может быть значительно уменьшено, если представлять его себе в несколько другом виде, скажем, в виде «лекарственной мази», которая целенаправленно втирается в каждую раковую клет-

КУ-

На втором рисунке Бетти, сделанном шесть месяцев спус­тя (рис. 3), пираньи (лейкоциты) все еще присутствовали, но их зубы стали несколько меньше, хотя и продолжали оста­ваться достаточно опасными для рака. Зато теперь у рыб появились явно выраженные глаза, что свидетельствует об их бдительности и целенаправленности действий. В ходе этой встречи в Бетти было значительно меньше злобы, и она рас­сказала группе, как все последнее время работала с этой про­блемой.

Теперь раковые клетки выглядели маленькими и были похожи на виноград, обвивавший нормальные клетки. Бетти связывала этот образ с сильным страхом, который последнее

179

Puc. 3. Визуализация Бетти шесть месяцев спустя

время испытывала (мы обратили внимание, что вьющиеся, пе­реплетенные символы и проекции в форме пальцев обычно отражают страх). Во время работы с Бетти нам стало ясно, что кроме осознаваемого страха смерти, причем смерти в оди­ночестве, в ней жил страх от ее выздоровления и того, что ей снова придется решать проблемы, временно отодвинутые бо­лезнью на второй план.

Бетти где-то усвоила неверные представления о предра­ковых клетках и на этом рисунке изобразила их в виде што­поров. Кое-где даже кажется, что они нападают на лейкоци­ты. Она решила, что предраковые клетки способны внедряться в нормальные клетки, что с медицинской точки зрения — неверно.

Сейчас Бетти вполне здорова и физически, и душевно, и занимается с психологом-консультантом в своем родном го­роде

180

Дженифер

У 30-летней Дженифер был обнаружен рак яичников. Глядя на нее, можно было сразу понять, что это — застенчивая

Рис. 4. Мысленные образы Дженифер после нашей первой встречи, первый рисунок.

181

женщина, которой трудно настоять на своем и удовлетворить свои эмоциональные потребности.

Когда ее попросили нарисовать то, что она представляла себе во время визуализации, Дженифер сделала два рисунка. На первом (рис. 4) рак был изображен в виде ледяной глы­бы, а лейкоциты — в виде солнца, лучи которого растаплива­ют этот лед. Химиотерапия выглядела как белый порошок, который засыпал рак, рядом с которым Дженифер сделала пометку «раковое чудовище». Очевидно, слово «чудовище» отражало ее страх перед раком и одновременно его силу и свирепость. Образ химиотерапии был весьма слаб: порошок едва ли может что-то поделать с чудовищем. И хотя солнце (лейкоциты) способно растопить глыбу льда, оно все же яв­ляется слабым образом, которому не хватает определенной направленности — оно как бы светит вообще и заодно рас­тапливает рак.

Ее второй рисунок (рис. 5) свидетельствовал об ощуще­нии еще большей беспомощности. Рак был изображен в виде бревен, застрявших в ходе лесосплава, а один-единственный человечек, символизировавший лейкоциты, пытался устранить этот завал. Бревна удастся спустить только в том случае, если этот человечек сможет разобрать завал, но даже и тог­да они останутся не измененными, то есть раковыми клетка­ми, плавающими в ее организме. Имея в арсенале всего один такой лейкоцит, Дженифер вряд ли справится с образовав­шимся завалом.

Рисунок говорил и об отсутствии твердости и силы — то есть той энергии, которая могла бы устранить завал накопив­шихся в ее жизни проблем (люди, изображающие всего один лейкоцит, обычно ощущают, что если им предстоит что-то со­вершить, то делать это им придется в одиночестве, без посто­ронней помощи, и это еще больше усиливает чувство беспо­мощности и безнадежности).

Образ химиотерапии на этом рисунке тоже не отличался силой — это был яд, который потихоньку капал на рак, опять-таки обозначенный «раковое чудовище», и, по всей видимости, не наносил ему серьезного вреда. Само чудовище выглядело

182

достаточно человекообразно — у него были глаза и рот, что предполагало ум и бдительность, с помощью которых оно могло защитить себя.

Судя по обоим рисункам, Дженифер находилась в состо­янии полного замешательства, ее образы постоянно меня­лись, и она не верила в то, что химиотерапия или ее соб-

Рис. 5. Мысленные образы Дженифер после нашей первой встречи, второй рисунок.

183

Рис. 6. Мысленные образы Дженифер полгода спустя.

ственная естественная защита смогут существенно повлиять на рак.

Через шесть месяцев в визуализации Дженифер (рис. 6) произошли значительные положительные изменения. Ее лей­коциты теперь выглядели как злые акулы с острыми зуба­ми. Для Дженифер проявление каких-то признаков злобы и агрессии — а акулы, бесспорно, агрессивны — было боль­шим шагом вперед. Раковые клетки тоже были гораздо мень­ше и менее зловредны. К сожалению, между акулами и ра­ковыми клетками не происходило никакого взаимодействия,

184

более того, судя по рисунку, акулы, казалось, направляют свою агрессивность на химиотерапию (которая удивитель­ным образом напоминала «раковые бревна» с первого ри­сунка).

Эти образы соответствовали тому, что происходило в ее реальной жизни: Дженифер была явно враждебно настрое­на против химиотерапии. Хотя акулы символизировали ту ее часть, которая могла бы помочь ей поправиться, эту агрессивную силу следовало бы обратить не на лечение, а на действительный источник ее неприятностей. Несмотря на злость, которую она испытывала к химиотерапии, образ лечения был не очень сильным — она ассоциировала его с таблетками «Алка-зельцер», которые никак нельзя на­звать сильным лекарственным препаратом, что свидетель­ствовало о слабой вере в результаты лечения. Хотя таб­летки и растворялись у нее в крови, здесь снова не было показано никакого взаимодействия между химиотерапией и раком.

По сравнению с первым рисунком Дженифер очевидно делала некоторые успехи, но вновь обретенная твердость и энергия в тот момент все еще не были направлены на глав­ный источник проблем. Однако за последние два года она значительно продвинулась вперед.

Гленн

Гленну было 50 лет, и он работал психологом в клинике. У него был рак почки с метастазами в легкие, но уже в течение четырех лет болезнь не прогрессировала. Поскольку при этом виде рака химиотерапию не назначали, он не полу­чал никакого лечения.

На своем первом рисунке Гленн изобразил рак, окружен­ный лейкоцитами. Под их воздействием рак постепенно умень­шался, пока от него не оставалась одна-единственная клетка (рис. 7). Во время релаксации и работы с воображением Гленн никак не мог уничтожить эту последнюю клетку, но во время бега трусцой ему удавалось представить себе, как

185

Рис 7 Первоначальная визуализация Глепна

эту последнюю раковую клетку поглощает гигантский лей­коцит

Хотя на рисунке и было показано, что в конце концов ему удавалось уничтожить рак, образы Гленна все таки вы­глядели недостаточно сильными Казалось, что лейкоциты располагались лишь по периметру рака, между ними и раком не видно было активного взаимодействия, лишь поверхност ное соприкосновение (такое стремление быть на поверхно­сти часто свидетельствует о нежелании пациента подробно проанализировать причины возникновения рака) Кроме того,

186

Рис 8 Визуализация Гленна спустя полгода

уничтожение последней раковой клетки требовало от Глен­на неимоверных усилий — для того, чтобы это произошло, ему непременно надо было бегать В последней раковой клетке было что то почти магическое, почти что нежелание расста­ваться с болезнью и указание на то, что для избавления от болезни потребуется невероятно большой лейкоцит и какое-то сверхзначимое событие

Шесть месяцев спустя его рисунок (рис 8) говорил уже о наличии большего взаимодействия между лейкоцитами и раком, но относительные размеры опухоли и этих лейкоци­тов не предполагали абсолютного перевеса в силе со сторо­ны защитной системы организма Внезапно, откуда ни возьмись, появлялся огромный лейкоцит, который разбивал опухоль, и ее осколки подбирали обычные лейкоциты Рисунок снова показывал, что должно произойти что то экстраординарное, что, пока не произойдет чуда, рак будет оставаться цел и

187

невредим. Мы в этом видели нежелание Гленна разбираться в составляющих главную проблему мелких обстоятельствах. Он, скорее, предпочитал выжидать, пока не произойдет нечто, что все объяснит и все решит.

Как это происходило и в визуализациях Гленна, его опу­холь не уменьшается, хотя общее самочувствие остается не­плохим, он продолжает преподавать в университете и бегать трусцой.

Чарльз

Чарльз был успешным предпринимателем, у которого в 62 го­да, после выхода на пенсию, развилась множественная миело-ма. Поскольку заболевание было выявлено лишь на основа­нии лабораторных анализов, а у самого Чарльза не наблюдалось никаких болезненных симптомов, его лечащий врач решил подождать с химиотерапией. С тех пор прошло три года, и обследование показывает, что болезнь значительно отступила, хотя он так и не получал никакой химиотерапии Еще до участия в нашей программе Чарльз в течение нескольких лет посещал частного психотерапевта, и одна из проблем, над ко­торой они работали, состояла в том, что он испытывал труд­ности в выражении гнева.

Рисунки, которые Чарльз выполнил с промежутком в год, очень похожи друг на друга (рис. 9 и 10). На обоих лейко­циты (акулы или крупные рыбы) очевидно сильнее рака, что отражает положительные ожидания пациента. Самое глав­ное отличие рисунков заключалось в их размере: первый занимал почти весь лист, а второй — небольшую его часть. Это говорит о том, насколько меньше места занимает теперь рак в жизни Чарльза — анализы крови свидетельствуют, что рак уменьшается, физическое состояние пациента про­должает оставаться отличным, и в свои 62 года он регуляр­но обыгрывает авторов этой книги в теннис.

Еще одним положительным знаком было то, что на первом рисунке рак был в большой степени отгорожен от внешнего мира организованными рядами лейкоцитов, иными словами,

188

 

Рис. 9. Первоначальный мысленный образ Чарльза.

Ot^J ^ ^

Рыс. /0. Мысленный образ Чарльза спустя год.

189

был изолирован, подобно тому, как Чарльз изолировал свои жизненные трудности. На втором рисунке такой ограничен­ности гораздо меньше. Мы связали эти образы с меньшим стремлением Чарльза эмоционально защищаться и его боль­шей готовностью открыто рассматривать встающие перед ним проблемы.

Об одной из таких проблем можно догадаться, глядя на второй рисунок: там у его акул или рыб нет пасти — их основного оружия. В то время, когда был сделан первый рисунок, Чарльз переживал сильную горечь и боль по поводу смерти близкого друга, и его злоба выразилась в острых, агрессивных зубах. Ко времени выполнения второго рисун­ка он стал снова сдерживать свой гнев по поводу жизненных проблем, и нам пришлось еще раз вместе с ним работать над этой трудностью.

Визуализация как способ описания человеческого «я»

Интерпретируя рисунки наших пациентов, мы стремимся при­нимать во внимание все существенные жизненные проблемы, стоящие перед ними в данный момент. Мы стараемся понять рисунок исходя из того, что знаем о личности больного и его жизненной ситуации. Поэтому если для Бетти можно считать достижением, когда ей удается ослабить свой гнев и враждеб­ность, выраженную в рыбах-пираньях, то для Дженифер, на­оборот, прогрессом будет, если она изобразит естественную защиту своего организма в виде акул. В первом случае гнев и враждебность Бетти заставляли ее отвергать одобрение и признание окружающих, которого ей так недоставало и кото­рое она, будем надеяться, все-таки получит. А для такого пассивного человека, как Дженифер, та энергия, которую иногда может нести с собой гнев, была совершенно необходима, хотя ей все еще предстоит научиться пользоваться этой энергией себе во благо.

Иногда работу с воображением можно использовать не только для выяснения представлений пациентов относитель-

190

но рака, но и как способ описания более широкой психологи­ческой ситуации, в которой они находятся. Интерпретируя их визуализации, мы рассматриваем символ рака как ту часть личности человека, которая либо сама ищет смерти, либо хо­чет его убить, а лейкоциты — как ту его часть, которая стре­мится к жизни или поможет ему выжить.

Болезнь становится физическим выражением схватки, ко­торую ведут между собой две части человеческого «я»: та, которая отрицает и разрушает, и та, которая поддерживает и утверждает жизнь. Символическое соотношение сил между раком и естественной защитой организма — это не только показатель живущих в человеке представлений о болезни, оно говорит и о том, хочет ли он жить или умереть.

Наши пациенты выполняют подобные рисунки каждые три месяца, когда в очередной раз приезжают в Форт-Уорт. И хотя они полностью осведомлены о том, для чего эти ри­сунки нужны, это не влияет на их визуализации, которые остаются источником информации о внутренних психологи­ческих процессах.

Мы рекомендуем им использовать работу с воображе­нием (включая свое отношение к самой этой работе и из­менения мыслительных образов в ее процессе) в качестве важного способа познания своего психологического состоя­ния. Когда наши пациенты начинают спрашивать себя: «По­чему ко мне сейчас приходят именно эти образы? Какие изменения в моих представлениях они символизируют? По­чему в данный момент я вижу вещи именно в этом свете?», то это означает, что они принимают участие в процессе фор­мирования своих установок и в немалой степени им управ­ляют.

Попробуйте использовать упражнение на релаксацию и визуализацию для исследования и других жизненных про­блем. Конечно, в первые недели и месяцы главное внимание нужно уделять тому, чтобы поправиться — без этого вам будет трудно сосредоточиться на других проблемах. Но, по мере того как здоровье начнет к вам возвращаться, поста­райтесь найти способ применить данный подход к более ши-

191

рокому спектру жизненных проблем. Как мы уже не раз повторяли, мысленное представление положительного резуль­тата является основным принципом самореализующегося предсказания. Оно поможет вам добиться желаемых резуль­татов во множестве областей.

ПРЕОДОЛЕНИЕ

ЗАТАЕННЫХ

ОБИД

I

й

Психологические процессы, помогающие освободиться от не­приятных чувств, выразить отрицательные эмоции и простить былые обиды (реальные или вымышленные) могут стать важ­ным элементом профилактики заболеваний Онкологические больные нередко носят в душе обиды и другие болезненные переживания, связывающие их с прошлым и не нашедшие своего выхода (как мы видели, часто развитию рака предше­ствует пережитое в детстве чувство одиночества или отвер­женности). Чтобы наши пациенты могли поправиться, им не­редко бывает необходимо научиться освобождаться от своего прошлого

Мы ощущаем стресс не только в тот момент, когда пере­живаем определенное событие, способствующее формирова­нию отрицательных эмоций, но и каждый раз, когда вспомина­ем об этом событии. Как показывают наши собственные исследования и работы других ученых, подобный «отсрочен­ный» стресс и связанное с ним напряжение могут оказывать сильное отрицательное воздействие на естественные защит­ные системы организма.

Затаенная обида — не то же самое, что гнев или злоба. Чувство гнева обычно бывает однократной, хорошо нам зна­комой не слишком продолжительной эмоцией, тогда как зата­енная обида — это продолжительный процесс, оказывающий на человека постоянное стрессовое воздействие.

Предположим, что вы едете по улице, и вдруг, откуда ни возьмись, выскакивает машина, битком набитая подрост­ками, и чуть не врезается в ваш автомобиль Вы переживае­те стресс — возникает сильное сердцебиение, учащенное дыхание, в кровь выбрасывается адреналин и т. д. В конце

7  Зак N> 101

193

концов это событие вызывает у вас две основные эмоции: страх, а затем гнев по поводу неосторожности водителя ма­шины. В этой реакции нет ничего ненормального.

Но вот событие закончилось, и наши действия (реакции) приобретают особое значение. Первое, что приходит в голо­ву, — догнать этих ребят и разобраться, почему они так ез­дят. Если они извинятся или объяснят, в чем дело — воз­можно, у них случилось что-то серьезное или они опаздывали на работу — вероятно, ваш гнев постепенно остынет. Однако чаще всего такое выяснение отношений ни к чему хорошему не приводит.

Если мы не имеем возможности тут же отреагировать на какое-то внешнее событие, наш гнев может обратиться на всех остальных молодых людей в других машинах (или во­обще на всех водителей). Злость, пережитая во время пер­воначального события, сохранится, и если это чувство не найдет выхода, оно может остаться в нас в виде своего рода затаенной обиды и станет источником постоянного стресса.

У многих людей на душе лежат обиды, копившиеся года­ми. Нередко во взрослом человеке живет горечь детских переживаний, и какое-то болезненное событие он помнит всю жизнь в мельчайших подробностях. Это может быть воспо­минание, которое он связывает с нелюбовью родителей, с неприятием его другими детьми или учителями, с каким-то конкретным проявлением жестокости родителей и бесконеч­ным числом других болезненных переживаний. Люди, в ко­торых живет такая обида, часто мысленно воссоздают трав­матичное событие или события, и подчас это происходит в течение многих лет, даже если их обидчика уже нет в жи­вых.

В самом начале такие чувства могут быть абсолютно оправданы, но в дальнейшем, продолжая их носить «в себе», человек обязан будет оплачивать это повышенным физиоло­гическим и эмоциональным напряжением. Если такие чув­ства присутствуют и у вас, то прежде всего вам придется признать, что не кто иной, как вы сами являетесь основным источником стресса.

194

Наш опыт работы

с затаенными обидами

Одно дело — поверить в необходимость освобождаться от обид, прощать их, и совсем другое — научиться это делать. Различные духовные наставники и представители разнооб­разных философских школ во все времена говорили о необ­ходимости прощения. Вряд ли бы они уделяли столько вни­мания этой проблеме, если бы прощать было легко. Но с другой стороны, они бы не предлагали этого, если бы это было невозможно.

В книге Эмметта Фокса «Нагорная проповедь»* предла­гается конкретный практический метод, помогающий челове­ку прощать (он будет подробно описан ниже). На первый взгляд он кажется очень простым. Суть его в том, чтобы представить себе человека, на которого вы держите обиду, и вообразить, что с ним случается что-то хорошее. Сначала у нас возникло сомнение в правомерности такого способа, по­скольку, как нам показалось, здесь есть некоторое пренебре­жение теми чувствами, которые вы к данному человеку испы­тываете. Мы же считаем, что, для того чтобы человек мог удовлетворить свои эмоциональные потребности, ему совер­шенно необходимо признать важность собственных чувств. Однако, несмотря на эти сомнения, мы решили попробовать этот метод на себе.

Прежде всего оказалось, что очень трудно представить себе, что с человеком, к которому ты испытываешь враждеб­ность и неприязнь, происходит что-то хорошее. Но постепен­но мы начинали по-новому видеть свои отношения с «обидчи­ком» и по-иному оценивать его поведение. Мы, например, продолжали критически относиться к тому, как этот человек повел себя в определенной ситуации, но использование пред­ложенного метода помогало нам лучше оценить всю ситуа­цию и то, что часть ответственности за нее лежала и на нас тоже.

* Fox E. Sermon on the Mount. NewYork: Harper& Row, 1938

195

По мере того как мы снова и снова мысленно повторяли этот процесс, особенно когда стали воссоздавать стрессовую ситуацию, нам стало легче представлять себе, что с этим человеком происходит что-то хорошее, и в результате мы начали лучше к нему относиться. Кроме того, в ситуациях, когда нам приходилось вступать с этим человеком в непо­средственное общение, мы не чувствовали прежнего напря­жения и неприязни. Работая с затаенной обидой этим мето­дом, мы смогли освободиться от стресса, который иначе еще долго продолжал бы жить в нашей душе. Оказалось, что не отрицая своей первоначальной реакции гнева и боли, можно по-иному понять и оценить ситуацию, и это во многом облег­чает жизнь. У нас не осталось сомнений в преимуществах такого метода.

Формирование мысленных образов для преодоления обиды

Используемый нами метод для преодоления обид описан ниже. Однако, прежде чем вы начнете его использовать, необходи­мо наметить подходящую цель. Определить ее не так уж сложно — если вы до сих пор переживаете какую-то ста­рую боль, вновь и вновь возвращаетесь к вызвавшему ее эпизоду, повторяете в уме, что вам следовало тогда сказать или сделать, вспоминаете возмутительное поведение своего «обидчика», значит, в вас живут не нашедшие выхода чув­ства, и вы можете поработать с ними с помощью метода Эмметта Фокса. Вот как это делается:

1.  Сядьте поудобнее. Закройте глаза. Стопы поставьте на пол.

2.  Если вы чувствуете, что напряжены или вам трудно сосредоточиться, воспользуйтесь методикой расслабле­ния, описанной в главе 11.

3.  Мысленно представьте себе человека, к которому вы испытываете неприязнь.

196

4.  Представьте, что с этим человеком происходит что-то хорошее, например он добивается внимания, любви или получает много денег. Пусть с ним случится что-то, что он сам рассматривал бы как благо.

5.  Постарайтесь осознать свою реакцию на это. Если вам трудно представить, что с этим человеком проис­ходит что-то хорошее — это вполне естественно. По­степенно, по мере того, как вы будете повторять дан­ное упражнение, вам будет все легче и легче это сделать.

6. Подумайте о роли, которую, возможно, вы сыграли в той стрессовой ситуации. Попробуйте по-иному уви­деть событие и поведение того человека. Представьте себе, как ситуация может выглядеть с его точки зре­ния.

7.  Обратите внимание — чем больше вы расслаблены, тем меньше чувство обиды. Обещайте себе, что вы по­стараетесь сохранить в себе новое понимание той ситу­ации.

8. Теперь вы можете открыть глаза и вернуться к обыч­ным делам.

Это упражнение обычно занимает менее пяти минут. По­старайтесь выполнять его каждый раз, когда чувствуете, что ваши мысли снова вернулись к неприятному, вызвавшему гнев эпизоду. Возможно, иногда вам месяцами не придется выпол­нять это упражнение, а иногда вы будете делать его по не­скольку раз в день.

Можно попробовать применять этот метод и сразу же после неприятного события. Так, например, в той ситуации с молодыми ребятами, можно представить себе, как они доби­раются до места, куда так спешат, хорошо там проводят вре­мя, как добиваются успехов в учебе, в спорте и т. д. Воз­можно, вы даже вспомните свою молодость и те необдуманные поступки, которые сами совершали, и, может быть, проникни­тесь пониманием того напряжения, в котором живут моло­дые люди.

197

Опыт наших пациентов

В течение последних нескольких лет мы часто замечали, что, после того как наши пациенты освобождаются от обид на других людей, последним человеком, которого они прощают, являются они сами. Они прощают себе собственное участие в каком-то событии и те неприятности и стресс, которые за этим последовали. Это может оказаться особенно важным для онкологических больных, поскольку им часто бывает трудно вырваться из замкнутого круга, в котором они счи­тают себя то жертвой, то виновником болезни и причиной страданий для своей семьи. Чтобы вам стало понятнее, как это происходит, ниже мы приводим три примера из нашей практики.

Эдит

У 53-летней Эдит был рак молочной железы, который рас­пространился в костную ткань и кишечник. В детстве, буду­чи единственным ребенком в семье, обожавшим своего отца, Эдит всегда казалось, что мать требует от него слишком большого внимания к себе и поэтому у отца не остается времени на нее. Она злилась, ревновала, боролась за отцов­скую любовь.

Когда Эдит было уже за 40 лет, отец умер от рака. Она очень глубоко переживала потерю отца, а кроме того, оказа­лась в положении, когда вся забота о матери легла на нее. Мать к этому времени была уже в весьма преклонном возра­сте и жила в доме для престарелых. Она сердилась на Эдит, если та ежедневно ее не навещала, но даже когда дочь прихо­дила к ней каждый день, мать вызывала у нее чувство вины и собственной неполноценности. Эдит пришлось столкнуться не только с неудобствами и эмоциональными переживаниями, связанными с необходимостью опекать мать, но и с более ранним, не нашедшим своего выхода чувством затаенной оби­ды. Вскоре после смерти отца у нее развился рак молочной железы.

Когда Эдит осознала свои негативные эмоции по отноше­нию к матери, мы предложили ей представить себе, что с той

198

происходит что-то хорошее. Через несколько недель, в тече­ние которых Эдит выполняла это упражнение, ей удалось глубоко понять одиночество своей матери, особенно усилив­шееся с тех пор, как та овдовела, и увидеть, что материнские жалобы и требования не были направлены против нее лично, а отражали общий страх и отчаяние. Эдит осознала также, что со смертью отца она сама потеряла ощущение безопасно­сти и уверенности.

Поняв все это, Эдит смогла сознательно выбирать, ехать или не ехать сегодня к матери, не чувствуя при этом вины, когда решала ее не навещать. Одновременно она обнаружила, что если не принимать в штыки все замечания матери, она начинала себя вести гораздо мягче. К своему удивлению Эдит увидела, что решение проблем, связанных с матерью, совер­шенно неожиданным образом существенно улучшило ее от­ношения с собственными детьми.

В итоге физическое состояние Эдит улучшилось, метаста­зы исчезли, и последние три года она продолжает вести ак­тивный образ жизни.

Бетти

Тридцатипятилетняя Бетти, о которой мы уже рассказывали в главе 12, испытывала злость и враждебность по отношению ко всему, что ее окружало. Она болезненно реагировала прак­тически на все — на температуру в комнате, на еду, на всех, кто спрашивал ее, почему она курит, и т. д. После очень не­приятного конфликта с одним из работников нашего центра Бетти попробовала выполнять упражнение на преодоление обиды и обнаружила, что испытывала резко негативные чув­ства к огромному количеству самых разных вещей. Более того, оказалось, что у нее был обостренный интерес к обидам других людей, и она вынашивала в себе обиды за них. Напри­мер, находясь в нашем стационаре, Бетти узнала, что повариха и ее муж были в напряженных отношениях с администрато­ром центра и хотели из-за этого бросить работу. Бетти умуд­рилась вынести обсуждение их обиды на наш групповой тера­певтический сеанс.

199

Постепенно осознавая значение, которое эти чувства игра­ли в ее жизни, она поняла, что заимствовала такое отношение к миру у матери, которая считала, что «весь свет против нее» (кстати говоря, мать Бетти умерла от рака молочной желе­зы).

Когда через шесть месяцев, в течение которых Бетти ра­ботала над своими затаенными негативными чувствами, мы вновь встретились, нам сразу стали заметны произошедшие перемены. Она постепенно научилась останавливать себя, как только замечала, что опять начинает вынашивать злобу, и поняла, что даже при наличии явной несправедливости стрем­ление во что бы то ни стало эту несправедливость вскрыть наносит непоправимый вред ее здоровью. Выражение лица Бетти стало намного мягче, она стала гораздо более открыта в выражении своих чувств, менее тревожна и подавлена. Психологическое тестирование подтвердило, что Бетти те­перь значительно меньше подавляла и отрицала свои чувства, стала более жизнерадостной и начала лучше относиться к себе.

Эллен

Когда Эллен было 32 года, у нее развился рак молочной железы с метастазами в костную ткань. В начале нашей со­вместной работы она пришла к пониманию того, что большую часть жизни посвятила обвинению родителей, особенно мате­ри, в том, что те в раннем детстве нанесли ей непоправимый психологический вред. Все свои несчастья она объясняла этой, как она считала, детской травмой.

Мы предложили ей прибегнуть к методу преодоления обид с помощью воображения. Первое время она сообщала, что ей трудно представить свою мать. Затем, заставив себя все-таки нарисовать ее мысленный образ и вообразить, как с ней про­исходит что-то хорошее, Эллен обнаружила, что на самом деле все это время она злилась на саму себя за то, что так умудри­лась испортить собственную жизнь. Она поняла, что исполь­зовала обиду на мать как способ скрыть ненависть к самой себе. В действительности же оказалось, что прежде всего ей было необходимо простить саму себя.

200

Эллен стала представлять, как обнимает себя, мысленно хвалит, как в ее жизни происходит что-то хорошее. Она за­метно изменилась. Если раньше она практически не проявля­ла никаких чувств и часто находилась в подавленном состоя­нии, то теперь в ней стали заметны признаки жизненной силы и энергии.

Очень важным для Эллен было то, что она научилась использовать свои чувства к матери как своего рода обрат­ную связь. Как только она замечала, что вновь возвращается к старым обидам на мать, ей сразу становилось ясно, что этим она прикрывает злость на саму себя. И тогда она обычно представляла себе, что больше себя уважает и берет на себя большую ответственность за решение своих проблем. С тех пор прошел год, и, судя по психологическим тестам, произош­ло значительное изменение к лучшему. Физическое состоя­ние Эллен тоже заметно улучшилось. Она ведет активный образ жизни, и в настоящей момент признаков заболевания у нее нет.

Понимание глубинных причин обиды

Процесс освобождения от затаенных обид с помощью вооб­ражения — отнюдь не средство, помогающее избежать выра­жения истинных чувств, превращая их в неестественные по­ложительные образы. Скорее, это способ, позволяющий увидеть глубинную природу ваших старых ран и освободиться от их разрушительного воздействия. Судя по субъективным впе­чатлениям самих пациентов и по результатам объективных психологических тестов, после длительного применения этого метода у больных снижается стремление подавлять и отри­цать свои эмоции. Они приобретают способность более адек­ватно выражать чувства и в результате испытывают меньшее напряжение и стресс.

Поскольку невозможно просто превращать негативные эмоции в положительные, то, для того чтобы начать представ­лять, как что-то хорошее происходит с человеком, к которому вы испытываете неприязнь, требуются серьезные усилия. Но когда вы их предпринимаете, вам становится яснее та роль,

201

которую вы сами играете, выбрав тот или иной способ реаги­рования на болезненную ситуацию.Вполне возможно, что вы, как и кое-кто из наших пациентов, обнаружите, что в некото­рой степени ваша неприязнь к определенному человеку объяс­няется вашим собственным стыдом за поведение в той ситуа­ции, и вам хотелось бы видеть себя в другом свете.

Может случиться, что, работая над преодолением обид, вы обнаружите — как бы вы ни старались, вам не удается про­стить какого-то человека. Обычно это означает, что в нега­тивном чувстве к нему для вас скрыта какая-то выгода и вы имеете от этого какую-то пользу. Может быть, обида позво­ляет вам оставаться жертвой, то есть играть определенную роль, которая дает основание жалеть себя и при этом не брать на себя ответственность за изменение жизни Возможно, ваша долгая обида объясняется тем, что вам было трудно при­знаться себе в той боли и злобе, которую вызвала у вас первоначальная ситуация, и у вас сохраняется неприязнь к людям за то, что они «заставили» вас испытать эти чувства.

Таким образом, для того чтобы примириться с поведением кого-то другого, вам приходится очень внимательно рассмот­реть свое собственное. Если вам удастся простить себя, вам удастся простить и других. Если же вы не можете простить других, то это чаще всего происходит из-за того, что вам трудно распространить прощение на себя.

Преодоление затаенных негативных чувств не только освобождает ваше тело от стресса. Одновременно с этим, по мере того, как изменяются ваши чувства относительно про­шедших событий, у вас появляется ощущение завершенности чего-то важного. Перестав быть жертвой собственных обид, вы обретаете новое чувство свободы и способности управ­лять своей жизнью. Направив связанную с обидой энергию на конструктивные решения, вы делаете шаг к тому, чтобы вести такую жизнь, какую сами хотите. А это в свою очередь укрепляет способность вашего организма бороться с раком и коренным образом улучшает качество жизни.

ПОСТАНОВКА ЦЕЛЕЙ

Еще во время учебы в медицинском институте Карл обратил внимание на то, что есть пациенты, которые гораздо лучше, чем другие, поддаются лечению. Пытаясь найти объяснение такой хорошей реакции на лечение, он решил опросить этих больных и обнаружил, что в их ответах была одна общая черта: у всех были очень серьезные причины, чтобы жить, они могли эти причины подробно изложить и считали, что именно стремление добиться выполнения какой-то опреде­ленной цели лежало в основе их успешного лечения.

Эти задачи или причины были самыми разными — от сильного желания выполнить какое-то важное деловое обя­зательство или проконтролировать сбор урожая текущего года до необходимости передать какие-то знания своим де­тям, чтобы облегчить им вступление во взрослую жизнь. Какими бы ни были эти цели, все они имели для пациентов особое значение — по-видимому, достаточно существенное, чтобы утвердить их желание жить. Беседы с больными и наблюдения других врачей привели Карла к мысли, что твер­дое желание достичь важных для данного человека целей может стать источником внутренней силы, особенно необхо­димой онкологическим больным для восстановления здоро­вья.

Вряд ли приходится сомневаться, что человек, у которого обнаружили рак, должен обладать большим мужеством, что­бы продолжать вести полнокровную жизнь. Ему необходи­мо мужество, поскольку если существование имеет смысл, то это только подтверждает, что человеку есть что терять. Боль­шинству из нас кажется — узнав о том, что заболевание может оказаться смертельным, мы сразу стали бы делать все, отложенное «на потом», и посвятили последние месяцы жиз­ни удовольствиям и развлечениям. В действительности все

203

происходит совсем иначе — большинство людей поступают наоборот: они просто «прекращают жить». Их существова­ние становится бесцветным, они начинают жить словно с оговорками. Частично это может объясняться бессознатель­ной подготовкой к смерти — ведь если жизнь течет еле-еле, тогда потеря ее не кажется таким уж большим несчастьем. Как только онкологические пациенты узнают, что могут скоро умереть, они нередко начинают думать, что накоплен­ные семьей средства для улучшения качества жизни должны быть потрачены на кого-то «более стоящего», кто проживет дольше. Как выяснил Карл у своих пациентов в институте, «более стоящими» оказываются как раз те, ради кого имеет смысл жить, с кем больные связывают свои жиз­ненные цели.

Зачем нужно ставить перед собой цели

В этой книге мы снова и снова повторяем, что люди, посто­янно пренебрегающие своими эмоциональными потребнос­тями, платят за это ухудшением физического состояния. И наоборот, хорошее здоровье — это результат того, что вы прислушиваетесь к своим потребностям — интеллектуаль­ным, эмоциональным и физическим — и предпринимаете со­ответствующие действия. Мы обнаружили, что лучший спо­соб заставить больных начать что-то делать, чтобы удовлетворить свои потребности — это попросить их поста­вить перед собой задачи на будущее. Для некоторых из них это становится первой попыткой сознательно сформулиро­вать причины, по которым следует жить.

Предлагая нашим пациентам поставить перед собой опре­деленные цели, тем самым мы помогаем им определить и сформулировать то, ради чего они хотят жить, восстано­вить свою связь с жизнью. Этим они как бы подтверждают, что еще хотят что-то от нее получить и постараются этого добиться. Преобразуя свои эмоциональные, интеллекту­альные и физические потребности в жизнеутверждающее поведение, они снова возвращаются к жизни. Воля к жиз-

204

ни становится сильнее, когда у человека есть, ради чего жить.

Постановка целей имеет для онкологических пациентов и ряд других положительных моментов, а именно:

1. Этот процесс служит эмоциональной и интеллек­туальной подготовкой к действиям, в которых долж­но воплотиться решение человека выздороветь. Вы

как бы признаете, что это входит в ваши намерения.

2.  Постановка целей укрепляет уверенность в том, что человек способен удовлетворить свои потреб­ности. Вы еще раз подтверждаете, что сами отвечаете за свою жизнь и можете добиться исполнения своих желаний. Вы становитесь хозяином своей жизни, а не находитесь во власти не поддающихся вашему конт­ролю сил. Важность такой самоутверждающей пози­ции состоит в том, что она противостоит беспомощно­сти и безнадежности, которые сами по себе являлись благоприятными условиями для развития рака.

3. Когда человек принимает на себя ответственность за собственную жизнь, у него повышается само­оценка. Постановка целей и действия, направленные на их выполнение, подтверждают важность вас самого и ваших потребностей. Признавая свои потребности и предпринимая усилия к их достижению, вы как бы заявляете, что стоите того, считаетесь с собой.

4. Постановка целей концентрирует энергию, задает приоритеты. Когда человек живет «с оговорками», когда у него нет уверенности в завтрашнем дне, подобные цели задают направление и смысл жизни.

Иногда пациенты сопротивляются тому, чтобы попробо­вать планировать будущее. Причины для этого могут быть самыми разными. Одни сомневаются в своей способности добиться их выполнения, боятся потерпеть неудачу. Другие не хотят быть похожими на слишком «целенаправленных» людей, которых они встречали в жизни и которые казались им очень холодными и расчетливыми. Третьи не видят смыс-

205

ла в том, чтобы ставить перед собой какие-то цели, поскольку не верят, что доживут до их выполнения.

Всем этим больным мы стараемся показать, что главное значение постановки целей состоит в том, чтобы человек по­чувствовал себя вовлеченным в жизнь и стремился к чему-то, имеющему для него смысл. Не так уж важно, добьется он этого или нет — ведь жизнь приобретает смысл благодаря стремлению к цели, а не благодаря ее конечному достижению. Что же касается второго возражения, то человек, нацеленный на достижение чего-то, может быть холоден и чрезмерно рас­четлив не потому, что у него есть цель, а потому, что он выбрал цели, не оставляющие места для других человеческих ценнос­тей. И, наконец, последнее: представление о том, что вы можете не дожить до выполнения поставленных задач. Как мы уже упоминали, такая установка может стать серьезной помехой ва­шему выздоровлению (ниже в этой главе мы предложим неко­торые конкретные способы, помогающие поддержать уверен­ность в том, что вы можете дожить до выполнения поставленных перед собой целей).

Постановка целей — это не что иное, как способ направить свою энергию в нужном направлении. Цели могут меняться по мере того, как меняется ваше восприятие жизненных ценно­стей. Что-то может добавиться, от чего-то, наоборот, можно отказаться. Цель имеет смысл только как утверждение вашего понимания своих насущных потребностей. Вы сами ответ­ственны за то, чтобы осознать эти потребности и для их удов­летворения поставить перед собой разумную цель. Предприни­мая шаги для достижения чего-то, что имеет для вас значение, вы тем самым наполняете свою жизнь смыслом. Это и есть самый главный шаг к здоровью.

Выбор целей: общие рекомендации

Есть люди с изначально очень четким представлением о своих целях. Другие же, пытаясь ответить на вопрос: «Что нужно в жизни лично мне?», сталкиваются в буквальном смысле с неведомыми им ранее переживаниями. Тратя огромные уси­лия на то, чтобы соответствовать требованиям родителей,

206

жены или мужа, детей, друзей и начальства, многие из нас давно потеряли ощущение собственных желаний. А кто-то, кто в прошлом очень ясно представлял свои желания и потребности, при смене жизненных обстоятельств часто те­ряется и не знает, что ответить на этот вопрос. Приведен­ные ниже способы помогут вам определить цели, соответ­ствующие вашим насущным потребностям вне зависимости от состояния, в котором вы находитесь в настоящий момент. Попробуйте каждый из предлагаемых подходов, пока не выберете для себя тот, который покажется вам наиболее подходящим.

1.  Еще раз проанализируйте «преимущества» бо­лезни. В главе 10 мы говорили об этих «преимуще­ствах», той «пользе», которую человек иногда извле­кает из своей болезни. Он, например, может снять с себя какую-то часть ответственности или не делать того, чего от него ждут другие. Эмоциональные по­требности, удовлетворяемые благодаря болезни, абсо­лютно законны, но в данном случае задача пациента состоит в том, чтобы разработать способы того, как их удовлетворить иным способом, без помощи заболе­вания.

Если, скажем, один из «плюсов» болезни заключается в том, что вы получили возможность проводить некоторое время наедине со своими мыслями и при этом вас никто не отвлекает — ни дети, ни работа, можно было бы поставить перед собой задачу выделить несколько часов в неделю толь­ко для себя. Если болезнь позволила вам получать больше любви и внимания со стороны друзей и близких, вы могли бы организовать регулярные встречи с другом за обедом, ужином или за партией в теннис и попросить мужа, жену или детей проводить с вами побольше времени. Попробуйте использовать «преимущества» болезни как отправную точ­ку и понять, чего бы вам действительно хотелось для себя лично.

2.  Спросите себя, что вам необходимо для «выжи­вания». Для определения того, что для вас на самом

207

деле важно, можно попробовать взглянуть на возмож­ные цели или задачи как на что-то, ради чего действи­тельно стоит жить. Что придаст смысл вашей жизни и при выборе между жизнью и смертью перетянет чашу весов на сторону жизни? Задайте себе, например, воп­росы: «Если бы я висел на краю пропасти, что заста­вило бы меня продолжать цепляться за жизнь и не разжимать пальцев?» или: «Что бы я хотел сделать сегодня, ради чего стоит встать с постели?» Выяснив то важное, что заставило бы бороться за существова­ние, можно положить это в основу постановки целей. Не стоит унывать, если вы не сразу получите ответ на поставленные вопросы. Продолжайте их задавать, и в конце концов они помогут вам решить, в чем именно состоят ваши цели.

3. Задавайте себе вопросы, связанные с личност­ным ростом. Доктор Арт Улен в своей книге «Все от­лично» предлагает приступать к постановке целей с вопроса: «Каким я хочу быть, когда вырасту?» И здесь не имеет значения, сколько вам лет. Люди постоянно развиваются, с ними происходят естественные измене­ния, и если они при этом продолжают играть старые роли, не подвергая их сомнению, эти роли становятся для них слишком тесны и неплодотворны. Поэтому смысл вопроса состоит в том, чтобы задуматься, чего бы вы хотели от жизни сейчас, вне зависимости от ста­рых ролей, прежних надежд и т. д.

Несколько конкретных предложений по постановке целей

Прежде чем вы приступите к выбору целей, мы бы хотели предложить вам познакомиться с несколькими конкретными рекомендациями, которые мы обычно даем нашим пациентам для облегчения выбора подходящих для них и осуществи­мых целей.

……………………………

1. Выбранные вами цели должны быть «сбаланси­рованы» и, соответствуя вашим истинным желани-

208

ям, включать деятельность, которая не только при­носит удовольствие, но и наполнена внутренним смыслом. Безусловно, прежде всего они должны от­ражать то, что является важным для вас лично, но одновременно удовлетворять и одному общему требо­ванию: в них должны найти отражение различные по­требности человека — физические, интеллектуальные и эмоциональные.

Мы рекомендуем, чтобы в них учитывались потребности, направленные 1) на осуществление вашего жизненного пред­назначения — развитие личности, отношения с окружающими, работа, достижение финансового благополучия; 2) на дея­тельность, связанную с отдыхом в чистом виде (при этом недорого); 3) на физические упражнения.

Мы обнаружили, что многие слишком связывают свои цели с работой, превращаясь таким образом в «трудоголи­ков». Часто подспудный смысл такого поведения примерно следующий: «Я должен оправдать свое существование вы­полненной работой. Если я ничего не создам, то грош мне цена». Иногда люди ставят перед собой задачи, которые полностью противоречат их привычному образу жизни. Один из наших пациентов, успешный адвокат, последние годы был совершенно поглощен своей работой. Он работал шесть дней в неделю, часто по 18 часов. Пытаясь определить цели, он обнаружил, что ему необходимо уравновесить работу каки­ми-то удовольствиями. Но когда он сформулировал задачи, которые решил наметить к выполнению, то его список выг­лядел следующим образом: 1) два раза в неделю плавать на яхте, 2) заниматься рыбной ловлей — один раз в неделю, 3) научиться ездить на мотоцикле. Его новые интересы были так же неуравновешенны, как и старые.

Если из-за работы вы полностью пренебрегали удоволь­ствиями, то одна из ваших целей действительно должна быть направлена на отдых и развлечения. Если вы многие годы посвятили детям и домашним делам, вам будет полезно за­няться чем-то вне дома, например работой в политических или благотворительных организациях. Определите, на что

209

было направлено ваше основное внимание в прошлом, и по­ставьте перед собой цели, выполнение которых восполняло бы пробелы в тех областях жизни, которыми вы раньше пре­небрегали.

2.  Цели должны быть конкретными и определенны­ми. Когда человек совершает первый мужественный шаг и, несмотря на грозное заболевание, снова делает ставку на жизнь, очень важно, чтобы ему удалось осу­ществить задуманное. Это даст ощущение удовлетво­ренности и послужит подтверждением того, что он сам распоряжается своей жизнью. В связи с этим цели дол­жны быть конкретными, чтобы человеку было ясно, ког­да он с ними справится. Избегайте таких неопределен­ных формулировок, как: «Хочу, чтобы у меня было больше денег!» Ваша цель должна быть выражена в четких и конкретных терминах.

Если она состоит в том, чтобы у вас было «больше де­нег», добавьте указание конкретной деятельности, которая, на ваш взгляд, соответствует достижению поставленной цели, скажем «просьба о повышении жалования» или «работа по совместительству», или «разослать документы в 25 фирм, где я хотел бы работать». Если ваша цель — «научиться лучше осознавать свои чувства», задача может включать в себя чтение книг по психологии, разговоры о своих чувствах с другом или визиты к психологу-консультанту. Вместо того чтобы ставить перед собой общую задачу «постараться относиться к людям с большей любовью», лучше принять решение проводить 15 минут в день с каждым из детей. Постарайтесь свести абстрактные цели к чему-то конкретно­му, так, чтобы получить удовлетворение от их осуществле­ния.

3. Постарайтесь сделать свои цели -«измеряемыми».

Определив, что конкретно вам нужно делать для дости­жения поставленной цели, решите, как много вам следу­ет сделать для того, чтобы почувствовать, что вы доби­лись своего — например, заработать дополнительно

210

2000 долларов, бегать трусцой три раза в неделю, про­слушать курс какой-либо дисциплины в рамках систе­мы образования для взрослых.

Для начала вы даже можете составить себе расписание или график работы, но помните, что в жизни почти на все требуется больше времени, чем мы обычно планируем, и по­этому не скупитесь на время.

4.   Ваши цели должны быть реалистичными.  Вы

можете обречь себя на провал, поставив цели, невы­полнимые с точки зрения сроков, или же стремясь осуществить слишком много задач одновременно. Не­обходимо учитывать и ваши способности, и вашу под­готовку. Понятно, что представления людей о том, что возможно и что невозможно — различны, но важно, чтобы вы смогли добиться успеха в достижении ре­альных целей.

5.  Достижение поставленных целей должно зави­сеть только от вас. Одна из наших пациенток поста­вила перед собой цель стать бабушкой. Какого бы уважения ни была достойна данная цель, она никоим образом не зависит от нашей пациентки, поскольку целиком и полностью является результатом действий ее дочери и зятя. Поэтому, поставив перед собой по­добную цель, вы предопределяете свой провал. Дости­жение ваших целей должно являться следствием ва­ших действий, а не желательных действий окружающих.

6. Не бойтесь помечтать. Далекая от действительно­сти идея может в конце концов привести к чему-то вполне реальному. Постарайтесь вспомнить, что рань­ше доставляло вам радость и удовольствие? Нет ли чего-то, чему вы когда-то радовались, но о чем теперь забыли? Не совершали ли вы раньше ошибок, кото­рые могли бы оказаться полезными для постановки целей на будущее? Попробуйте поговорить с друзья­ми, однако будьте осторожны и не дайте им навязать вам свои задачи. Не изменяйте свои цели в угоду их представлениям.

211

Постановка целей и разработка конкретных планов для их достижения

Теперь, когда вы в общих чертах представляете себе, как оп­ределить цели и сделать так, чтобы они действительно соот­ветствовали вашим потребностям, возьмите лист бумаги и постарайтесь набросать несколько таких целей для себя. Мы обычно просим, чтобы наши пациенты поставили перед собой три цели на три месяца, три — на полгода и три — на год вперед Краткосрочные цели должны быть направлены на то, что принесет вам немедленную радость и удовлетворение. Долгосрочные же должны отражать цели, на достижение ко­торых потребуется больше времени. Они подтверждают вашу веру в то, что вы проживете достаточно долго и сможете их осуществить. Все это необходимо для того, чтобы взять на себя ответственность вначале за удовлетворение своих не­больших, очень конкретных потребностей, а затем, добившись успеха в малом, расширить область своей личной ответствен­ности.

Иногда определение долгосрочных целей может вызывать досаду и тревогу, поскольку человек видит огромную про­пасть, разделяющую то, к чему он стремится, с тем, что есть на самом деле. Но поэтапное планирование подведет вас к кон­кретным действиям, необходимым для достижения заданной цели. Если процесс достижения даже самой отдаленной цели разбить на последовательные этапы, каждый из них воспри­нимается как нечто вполне достижимое, и сама цель становит­ся ближе.

Ни один из этапов такого процесса не должен предпола­гать каких-то грандиозных решений или действий, это долж­на быть серия достаточно скромных, достижимых шагов. Если, скажем, одной из ваших долгосрочных целей стал трех­недельный отдых на Гавайях, то в поэтапном плане вы може­те отметить такие действия, как: запросить туристическое агентство об информации о турах на Гавайи; открыть счет, чтобы откладывать деньги на путешествие; поговорить со знакомыми, которые там побывали; разузнать все о группо­вых чартерных рейсах; договориться на работе об отпуске

212

и т. д. Каждый отдельный шаг способствует формированию положительного ожидания, приближает поставленную цель и в конце концов приводит к ней. Если же вам трудно сразу представить себе все необходимые действия, первым шагом может стать выяснение возможных способов ее достиже­ния

Подтверждение поставленных целей с помощью мысленных образов

Как свидетельствует наш опыт, релаксация и работа с мыс­ленными образами помогают пациентам укрепить веру в то, что они способны добиться поставленных задач. Начинать следует с процесса, описанного в главе 11, только в этом случае во время сеанса визуализации следует зрительно пред­ставлять себе цель таким образом, как будто вы ее уже дос­тигли, и с этой позиции рассматривать шаги, которые были предприняты для ее осуществления.

Представляя цель достигнутой, вы укрепляете в себе уве­ренность в том, что желаемое событие действительно про­изойдет, а ретроспективный взгляд на приведшие к этому шаги дает возможность увидеть альтернативные способы его достижения. Открыв для себя эти новые способы, вы можете пересмотреть свой план действий. Это поможет ускорить до­стижение поставленной цели.

Ниже приводится инструкция по визуализации, направ­ленной на подтверждение поставленных целей. Выберите время и прямо сейчас, наметив определенную цель, прочтите инструкцию Первые несколько раз выполнять упражнение будет легче, если вы сделаете магнитофонную запись этой инструкции или попросите кого-нибудь прочесть ее вслух.

1. Воспользуйтесь указаниями к процессу релаксации, приведенному в главе 11.

2. Выберите цель, над достижением которой вы хотели бы поработать.

3.  Мысленно представьте себе, что вы уже добились ее выполнения.

213

4.  Постарайтесь испытать те чувства, которые будут сопутствовать достижению поставленной цели. Что вам скажут окружающие? Что вы будете делать? Как бу­дете выглядеть? Представьте, что вас окружает. Поста­райтесь добавить к этой картине как можно больше подробностей.

5.  Представьте себе, как на достижение данной цели отреагируют значимые для вас люди.

6.  Мысленно постарайтесь увидеть шаги, которые вы предприняли, чтобы добиться этого. Каков был первый шаг? Решите, в чем состояли ваши действия, чтобы вы­полнить этот шаг. Постарайтесь пережить чувство за­вершения каждого следующего шага. Добавьте макси­мальное количество деталей к каждому из шагов и к вашим чувствам по поводу их завершения.

7.  Почувствуйте радость и благодарность за то, что вы добились поставленной цели.

8. Постепенно перенеситесь в настоящий момент време­ни.

9. Теперь откройте глаза и приступайте к выполнению первого шага.

Возможные трудности

Иногда работа с воображением позволяет более точно опре­делить поставленную цель. Одна из наших пациенток, пред­ставив себя на знаменитом курорте, поняла, насколько непри­ятны ей были все окружавшие ее там люди. Это помогло ей понять, что на самом деле ей было необходимо провести ка­кое-то время одной, без окружающих.

Однако иногда случается, что во время визуализаций че­ловек замечает препятствия на пути достижения поставлен­ных целей. Одна из наших пациенток, например, представив себе, как она добивается цели, обнаружила, что ее муж и дети будут очень недовольны этим. Она поняла, что боится реакции семьи на те личностные изменения, к которым она стремилась, и решила с ними об этом открыто поговорить.

214

Даже если у вас обычно не бывает трудностей в работе с воображением, может оказаться, что вам никак не предста­вить себе, каким образом добиться поставленной задачи. Чаще всего это означает, что у вас нет веры в свою способность ее осуществить. Если дело именно в этом, то, продолжая работать с мысленными образами, вы постепенно усилите свою веру. Это упражнение будет способствовать усилению вашей веры в собственные возможности даже в том случае, если вам трудно представить конечную цель, но вы в состо­янии мысленно увидеть достижение всех промежуточных этапов.

Во время визуализации вы можете обнаружить, что сомне­ваетесь в своей способности дожить до осуществления по­ставленной задачи. Если, скажем, мысленно представляя, как через год вы отправляетесь с семьей в отпуск, вы вдруг лови­те себя на мысли: «Возможно, я до этого не доживу», прежде всего мы советуем прервать работу с воображением. Затем признайтесь себе, что только что проявилась ваша отрица­тельная установка, и постарайтесь уравновесить ее какими-то положительными представлениями. Можно напомнить себе, что вы получаете надлежащее лечение, что вы взяли на себя ответственность за собственное здоровье и что теперь в ва­шем арсенале гораздо больше средств, способствующих вы­здоровлению, чем раньше Поэтому у вас есть все шансы до­жить до этого отпуска, оставаясь в хорошем физическом состоянии.

Для того чтобы изменить негативную установку, нужно не отрицать свои чувства, а полностью их осознать и уравнове­сить с помощью положительных эмоций. Вначале вы можете даже не особенно верить в те положительные представления, которыми хотите заменить отрицательные — не это главное. Напоминая себе о возможности положительного исхода, вы со временем измените свою позицию на более конструктив­ную.

Каждый раз, когда, работая в воображении с поставленной целью, вы сталкиваетесь с негативной установкой, прервитесь и спокойно постарайтесь уравновесить ее положительными

215

представлениями Затем вернитесь к визуализации и пред­ставьте себе, как добиваетесь поставленной задачи

Хорошенько освоив описанную в этой главе методику, вклю­чите ее в свою регулярную (три раза в день) работу с вооб­ражением

Ваше положительное ожидание будет укрепляться по мере того, как какие то из поставленных задач будут осуществ­ляться Кроме того, вы увидите, что начинаете действовать соответственно поставленным целям Представляя себе, что ваш организм побеждает рак и выздоравливает, вы способ­ствуете тому, чтобы ваши реакции и поведение содействовали этому, а регулярно представляя осуществление намеченных целей, вы начинаете двигаться в нужном направлении

ВСТРЕЧА

С ВНУТРЕННИМ

НАСТАВНИКОМ

В бессознательной сфере у человека скрываются бесценные источники энергии и мудрости, которые можно мобилизо­вать для исцеления и развития личности На протяжении всей истории психологии теоретики предполагали существо­вание некоторого «центра» психики, который влияет на жизнь человека, направляет и регулирует ее течение

Этот центр называли по-разному Фрейд первый назвал его бессознательное и считал источником инстинктов и по­буждений, которые, влияя на поведение человека, по боль­шей части остаются неосознанными Юнг полагал, что суть бессознательного в ином — оно не только побуждает чело­века к определенному виду поведения, но и ведет его по этапам личностного развития, определяет его стремление к достижению психического благополучия Кроме того, Юнг предполагал, что центр человеческой психики (он называл его самостью) имеет компенсаторную функцию Когда, на­пример, человеку страшно, самость, его внутреннее «я», будет стараться дать ему ощущение силы и мужества, необходимое, чтобы справиться с данной ситуацией Юнг считал, что сиг­налы, которые бессознательное, или самость, передает созна­нию человека, всегда направлены на то, чтобы человек дос­тиг благополучия

В качестве средств, которые выбирает бессознательное для передачи своих посланий сознанию, выступают чувства, интуиция и сны К сожалению, наша культура склонна недо­оценивать эти послания Нас учат придавать значение пред­метам и событиям внешнего мира — поведению, телу, мате­риальным вещам, логическим выводам нашего разума, — но не внутренним факторам Поэтому мы обычно пренебрегаем чувствами, снами, интуитивными посланиями нашего внут-

217

реннего «я», которые стремятся предложить нам средства, необходимые для удовлетворения потребностей внешнего мира.

Некоторые ученые высказывают предположение, что у онкологических больных произошло нарушение связи с ре­сурсами бессознательного. Как подсказывает наш опыт, мно­гие из выздоровевших пациентов в конце концов приходят к выводу, что их болезнь частично являлась сигналом того, что им необходимо уделять больше внимания своему бессозна­тельному «я», а не тому, чего от них ждут окружающие. Мно­гие из наших пациентов рассказывали об особых озарениях, чувствах, снах или образах, благодаря которым они приобре­тали очень важные знания, необходимые на пути к восстанов­лению здоровья.

Чтобы наши пациенты смогли установить связь со своим глубинным источником исцеления и силы, мы обучаем их работе с Внутренним Наставником. Мысленно вызывая об­раз Внутреннего Наставника, вы получаете доступ к своему бессознательному. Этот символ отражает те стороны личности, которые человек обычно в себе не осознает. Ког­да вам удается установить контакт с этим внутренним ис­точником мудрости, вы воссоединяетесь с важными процес­сами своей психики, от которых обычно человек бывает отрезан

Впервые работа с Внутренним Наставником была приме­нена в психотерапии психоаналитической школой Юнга (Юнг называл его Мудрым Существом. — Примеч. перев.}. Юнг говорил, что иногда во время медитации или состояния за­думчивости возникают образы, существующие как бы само­стоятельно, независимо. Психотерапия Юнга уделяет огром­ное внимание установлению связи с этими положительными источниками бессознательного.

Один из способов, позволяющих соприкоснуться с Внут­ренним Наставником, называется «направляемый сон на­яву» — особая форма работы с воображением. На важность установления контакта с Внутренним Наставником как на одно из непременных условий личностного роста и самопо-

218

знания указывает психосинтез — сравнительно новое пси­хотерапевтическое направление, в основе которого лежат тру­ды доктора Роберто Ассаджиоли.

У многих людей Внутренний Наставник принимает облик какой-то уважаемой авторитетной личности (старой мудрой женщины или мудреца, доктора, религиозного деятеля), с кем можно вести внутренний диалог, задавать вопросы и выслу­шивать ответы, выходящие, казалось бы, за рамки сознатель­ных способностей человека.

Более того, пациенты часто лучше реагируют на озарения, которые приходят к ним во время разговора с Внутренним Наставником, чем на наблюдения терапевта. Поскольку Внут­ренний Наставник является не кем иным, как частью их собственной личности, доверие к такому руководителю — здоровый шаг на пути к принятию на себя ответственности за собственное физическое и психическое здоровье.

Примеры из нашей практики

Джон

Мы убедились в целительном влиянии Внутреннего Настав­ника на примере 18-летнего пациента, страдавшего острым лейкозом. Джон был скрытным и чересчур интеллектуаль­ным молодым человеком, считавшим, что если он не может разрешить проблему с помощью рационального мышления, значит, она неразрешима. Но однажды ночью ему присни­лось, что перед ним возник «целитель», который сообщил, что пришел помочь ему справиться с болезнью.

Когда Джон рассказал об этом нам, мы предположили, что приснившийся ему доктор мог быть «внутренним целителем», символизирующим его собственную способность поправить­ся. Мы посоветовали ему представлять себе этого доктора во время сеансов визуализаций и говорить с ним о своих трудностях.

Джону без особых усилий удалось вновь вызвать у себя в мыслях образ этого «целителя» и обсудить с ним основ-

219

ные из волновавших его проблем то, что на больничной диете он потерял вес, что из за отсутствия физических уп ражнений в больнице у него ослабели мышцы, о его страхе перед девушками и сексуальности В результате этих бесед Джон решил попросить больничного диетолога добавить к его ежедневному рациону специальную высококалорийную смесь, и с тех пор стал быстро прибавлять в весе Кроме того, он понял, что, пока сам не настоит на физических уп­ражнениях, никто ему их не предложит Поскольку у него была тяжелая, не поддававшаяся лечению форма лейкоза, врачи решили, что он скоро умрет, и не предпринимали по­пыток привлечь его к занятиям физкультурой После кон­сультации с терапевтом Джон вызвал к себе специалиста по лечебной физкультуре и настоял, чтобы она разработала для него специальный комплекс упражнений

Что же до девушек и сексуальных проблем, то внутренний целитель посоветовал не беспокоиться об этом сейчас, а луч ше попытаться быть более открытым ко всем людям вооб­ще Джон стал разъезжать в своей коляске по отделению и разговаривать с окружающими Он был поражен тем, с каким расположением все к нему отнеслись, и постепенно его страх перед людьми начал проходить

Дэвид

Второй случай, о котором мы бы хотели рассказать, подтвер­ждает эффективность использования работы с Внутренним Наставником для установления связи с бессознательным Дэвид, которому сейчас около 60 лет, поступил к нам почти сразу после того, как у него обнаружили множественную миелому На групповых занятиях он рассказал нам свой повторяющийся с самого детства сон Ему снилось, что он просыпается среди ночи парализованным, не может двинуть ни ногой, ни рукой, как будто его заколдова­ли Снова и снова он пытается пошевелиться, потому что ему кажется, что стоит ему шевельнуть хоть одним муску­лом и чары пропадут, но ни разу ему это не удалось Дэвида

220

настолько пугал этот сон, что он попросил жену сделать гофрированные простыни, полагая, что если они будут не так прилегать к телу, сон будет повторяться реже Одна­ко, несмотря на все старания, ночной кошмар его не остав­лял

После того как у Дэвида обнаружили рак, мы попросили его постараться запоминать и записывать свои сны, надеясь найти в них что-либо полезное для него в бодрствующем состоянии Мы подумали, что ночные кошмары, в которых была заложена такая энергия, могли содержать важную пси­хологическую информацию, которую бессознательное стре­милось довести до его сознания

Вскоре после того, как он начал записывать сны, Дэвиду приснилось подряд несколько кошмаров, а затем он увидел прекрасный сон, в котором двое детей упоенно играли на лугу Когда начало темнеть, дети стали прощаться, и один из них сказал другому «Теперь, раз ты согласился со мной иг­рать, я не буду больше тебя привязывать»

Проснувшись, Дэвид стал размышлять об этом сне, и ему пришло в голову, что один из детей был его осознаваемым «я», а другой — сказавший, что не будет его больше привязы­вать — бессознательным

Многие годы Дэвид занимал высокое положение в одной фирме и отвечал за ее развитие, благополучие своих подчи­ненных и процветание окружавших его людей В стремлении добиться поставленных целей он полностью пренебрегал соб ственными чувствами и эмоциональными потребностями Те­перь он понял, что с помощью этого повторяющегося сна бессознательное в течение многих лет пыталось привлечь к себе его внимание

Полагая, что приснившийся ему ребенок подсказал, как предотвратить повторяющийся кошмар, Дэвид продолжал за­писывать сны Он много читал о значении символов снови­дений, обращался за помощью в интерпретации снов к колле­гам по групповым занятиям

Кроме того, он решил ввести образ своего бессознатель­ного в регулярные визуализации Теперь он просит ребенка

221

поделиться с ним своими мыслями и обещает его вниматель­но выслушивать, если тот не будет снова привязывать его к кровати. Этот Внутренний Наставник оставался хорошим источником полезных советов, и вот уже два с половиной года, как ночной кошмар к Дэвиду не возвращается.

С тех пор у него появилось еще несколько источников внутренней мудрости, представляющих его бессознательную сферу. Один из них внезапно возник в процессе визуали­зации в образе плачущего восьмилетнего мальчика. Дэвид помнил, что в этом возрасте он пережил психологическую травму, в результате которой принял решение так построить свою жизнь, чтобы другие люди не могли повлиять на него эмоционально. Образ плачущего мальчика символизировал всю боль и страдание, которое привело его тогда к решению избегать близких отношений с людьми. Вскоре Дэвид понял, что плачущий ребенок появлялся в его визуализациях только в тех случаях, когда он переживал депрессию и по­давлял выражение своих чувств. Он научился восприни­мать это как сигнал, что он снова не может выражать свои чувства.

Гвен

Гвен была трудной пациенткой и, несмотря на хорошую физио­логическую реакцию на занятия по нашей программе, часто сопротивлялась любым попыткам помочь ей обратиться к неразрешенным психологическим проблемам. Она не желала задуматься над тем, что с ней происходит, или пересмотреть свои способы отношения с окружающими. Надеясь найти ка­кой-то иной путь, чтобы заставить ее взглянуть на себя со стороны, мы предложили ей воспользоваться работой с Внут­ренним Наставником.

С некоторым смущением она сообщила, что два месяца назад в ее визуализации внезапно появился некий доктор Фриц, о котором она не решалась рассказать раньше. Когда она спросила доктора, что он делает в ее визуализации, тот ответил, что явился, чтобы помочь ей поправиться. Затем

222

она задала ему ряд вопросов, и то, как он на них отвечал, свидетельствовало о его глубоком понимании проблем, об­суждения которых с нами Гвен всеми силами старалась из­бежать.

Она очень доверяла доктору Фрицу. Однажды, например, поговорив с дочерью по телефону о предстоящей поездке к ней, Гвен очень разозлилась, но дочери об этом не сказала ни слова. В тот же день некоторое время спустя у нее начались сильные боли. Гвен рассказала о боли доктору Фрицу, и тот сообщил ей, что это связано с тем, что она ушла от прямого разговора с дочерью. Она чувствовала обиду на дочь за то, что та не хочет считаться с ее временем, и если, сказал доктор Фриц, Гвен хочет отделаться от боли, то лучше позвонить дочери и сказать, что она не приедет к ней на выходные. Когда Гвен позвонила дочери и отменила свой визит, боль стала утихать. За шесть месяцев она сооб­щила о 30 или 40 таких случаях; ее здоровье постоянно улучшалось.

Джанет

Многие пациенты получали важную информацию и глубо­кие откровения в результате воображаемых диалогов с сим­волами, которые возникали у них, когда они мысленно пред­ставляли себе болезнь. У Джанет был рак молочной железы, распространившийся в брюшную полость. Поступив к нам, она стала использовать работу с визуализациями. Несмотря на очень неблагоприятный прогноз, она прекрасно реагиро­вала на лечение, смогла вернуться к работе и в течение двух с половиной лет вела нормальный образ жизни.

Но затем Джанет пережила сильное эмоциональное потря­сение и через несколько месяцев, в течение которых она на­ходилась в постоянной стрессовой ситуации, ее болезнь вспых­нула вновь. Вскоре после этого она вызвала в уме образ своих лейкоцитов и спросила их, не могут ли они некоторое время поработать в две смены, чтобы помочь ей справиться с опухолью. Они ответили, что не станут работать одни и что

223

ей тоже придется поднапрячься. Они сообщили, что если она хочет поправиться, то помимо регулярных визуализаций по три раза в день ей придется докопаться до эмоциональных причин возвращения болезни и что-то предпринять в этом направлении. Затем они заверили ее, что будут старательно бороться с раком и активно размножаться, чтобы обеспечить непрерывный приток новых лейкоцитов для борьбы с опухо­лью.

После этого диалога она снова приехала в наш центр, чтобы пройти курс психотерапии, в течение которого начала работу по преодолению возникших у нее трудностей. За проведенное в центре время ее опухоль стала уменьшаться, и она снова вернулась домой с заметным улучшением.

Фрэнсис

Фрэнсис — еще одна пациентка, которая рассказывала о по­стоянном внутреннем диалоге, который она вела со своим мысленным собеседником. Фрэнсис поступила к нам после рецидива лимфомы — вида опухолей, исходящих из лимфо-идной ткани. Работая с мысленными образами, она представ­ляла себе, как химиотерапия и лейкоциты разрушают рак. Затем она представляла себе, как костный мозг, оставаясь здоровым, продолжал производить все новые и новые лейко­циты для борьбы с раком.

Фрэнсис — поэтесса и ведет дневник, куда записывает все свои идеи, интуитивные озарения и сны. Ниже приводит­ся ее стихотворение в прозе из этого дневника, которое она включила в изданную позже книгу под названием «Теперь всегда». В этом стихотворении она описывает свое первое знакомство с источником внутренней мудрости, который при­нял образ костного мозга.

Запись в дневнике 15 мая 1976 года

4 часа дня. Читала Марку новое. Он кое-что исправил, и получилось лучше, но мне от этого грустно.

224

Зак. N» 103

8 часов вечера. Медитирую, мысленно пред­ставляю картины. Вдруг — не увидеть костный мозг. Совсем не увидеть. Спрашиваю себя — что это? За что я себя наказала?

И сразу ответ: Дала Марку исправить мой стих о змее. Позволила сказать: Вот, что ты имеешь в виду, а совсем не то. Он изменил мой смысл. В моем стихе.

Поняла: мой костный мозг хотел сказать: «Я — Центр всего, что создаю, всего, что несет добро. Всех белых клеток крови — от них исцеление; Я — Центр всего, начало всего в этом теле, всей его жизненной силы».

И обещала: Исправлю. Свой смысл я возвращу в стихи.

Увидела: многие тысячи клеток из костного мозга в кровь потекли. Тысячи белых, влажно блес­тя. Этот поток мы всегда узнаем и называем ЖИЗНЬ. Они, размягчая, несут утоление боли, не­сут утоление жажды. И убивают все раковые клетки.

И мне удалось — я снова увидела костный мозг. Он лежал и блестел, золотом и влагой сияя.

Вдруг вспоминаю: змея под Акрополем (из ■«Морского быка»), Тезей, который старался Афины спасти, и, старая женщина, что змею сторожит, тайный проход сквозь скалу ему показала. Вместе они подошли к темной норе, там — змея. Женщина кормит змею, и она проглотила кусок — значит, будет Тезею удача.

Теперь я знаю: мой костный мозг — это ис­точник во мне, хранилище силы вселенной. И ав­тономность моя, то, что хочу так достичь, исходит из этого знания.

Я с уважением к жизненной силе ВО МНЕ должна отнестись, а ВО МНЕ — эта сила -— тот костный мозг, что источник всей крови, хранитель всех записей генов.

225

В течение следующих недель и месяцев Фрэнсис могла судить о своих эмоциональных реакциях на ежедневные со­бытия по тому, удавалось ли ей увидеть образ своего костно­го мозга во время сеансов визуализации

Еще один путь

к Внутреннему Наставнику

У наших пациентов Внутренний Наставник, как правило, при­нимал образ либо какого-то уважаемого человека, либо ка­кой-то иной фигуры, имеющей большое символическое значе­ние. Но доктор Дэвис Бреслер и Арт Улен сообщают, что очень хороших результатов можно достичь, если представ­лять его в виде какого-то фантастического достаточно лег­комысленного создания.

Доктор Бреслер, работающий в клинике при медицинском колледже Лос-Анджелеского университета и занимающийся проблемами боли, часто просит своих пациентов обратиться к Внутренему Наставнику для облегчения болей. При этом он предлагает им представить его в виде каких-нибудь смешных зверюшек вроде Лягушонка Фредди. Несмотря на всю свою забавность, эти создания часто помогают пациентам опреде­лить те моменты в их жизни, которые могут способствовать возникновению боли.

Улен, ведущий раздел «Наше здоровье» в телевизионной передаче «Сегодня», в своей книге «Все отлично» описыва­ет метод, очень близкий к подходу Бреслера. Улен рекомен­дует придумать для себя «советчика», который помог бы вам обращаться за помощью в решении сложных проблем к правому полушарию головного мозга. Это полушарие управляет в основном абстрактными, интуитивными функ­циями, тогда как логическое, рациональное мышление обыч­но ассоциируется с левым полушарием. Вот как он описы­вает этого «советчика» и вообще весь процесс работы с воображением:

Конечно же, эта зверюшка — не что иное, как ваше внутреннее «я», и обращение к нему в конце

226

концов сводится к обращению к самому себе, но в том диапазоне волн головного мозга, который вы обыч­но не используете.

Недавно я обратился к своему собственно­му советчику — кролику Корки — для того, чтобы разрешить определенные трудности по работе. Несколько дней подряд я пытался найти выход из создавшегося положения. В голову не приходило ни единой мысли. Меня брала досада, не покидало чувство напряжения. И вот я вдруг подумал: «А не сможет ли Корки подкинуть мне какую-нибудь идейку?»

Закрывшись в своем кабинете, я задернул што­ры и уселся в кресло. Стоило мне только пред­ставить свое заветное место — лыжный спуск на горе Маммот, как буквально через секунду показался Корки. Я объяснил ему суть проблемы и спросил: «Что мне делать?»

«Ничего! — не задумываясь, ответил Корки. — Пусть об этом побеспокоится Фрэнк. Это его забота».

Почему мне это не приходило в голову раньше? Это был абсолютно правильный ответ, и все эти дни я не мог до него додуматься.

Тут же позвонив Фрэнку (который в моей телевизионной программе занимается администра­тивными вопросами), я сообщил ему о своем разговоре с кроликом. Фрэнк согласился взять на себя все заботы по этому вопросу, и уже через несколько секунд я почувствовал себя лучше.

Должен признаться, что выход из этой ситуа­ции лежал на поверхности, но в том-то все и дело. Вербальной половине моего мозга он не казался столь очевидным. Только призвав на помощь моего изо­бретательного дружка, я смог сдвинуться с мертвой точки и увидеть решение.

Подход У лена прост и прямолинеен. Он хорош тем, что лишен налета таинственности, не требует от человека веры в какие-то мистические и религиозные силы, а предоставляет

227

ему возможность просто обратиться к внутреннему источни­ку мудрости.

Визуализация Внутреннего Наставника

Мы считаем это упражнение очень хорошим и рекомендуем вам попробовать его выполнить. Описанные ниже этапы на­правлены на то, чтобы вы смогли установить со своим Внут­ренним Наставником первый контакт, в какой бы форме он ни предстал в вашем воображении.

1.  Поудобнее устройтесь в кресле или на стуле, стопы должны касаться пола. Закройте глаза. Чтобы полно­стью расслабиться, выполните упражнение на релакса­цию (глава 11).

2.  Мысленно представьте себя на природе, в каком-то месте, которое дает вам ощущение уюта, тепла, мира и спокойствия. Это место может существовать в дей­ствительности, а может быть выдуманным.  Сосре­доточьтесь на всех окружающих вас подробностях. Постарайтесь воспринимать все, происходящее вокруг вас, всеми органами чувств, как будто вы на самом деле там находитесь.

3. Обратите внимание на тропинку или дорожку, кото­рая начинается рядом с вами и уходит дальше, за гори­зонт. Начинайте по ней двигаться. Идти по этой до­рожке легко и приятно.

4.  Обратите внимание на голубоватое сияние вдале­ке. Оно движется по направлению к вам. Вы спокой­но и с любопытством ждете его приближения.

5.  Сияние становится все ближе, и вы понимаете, что это — какое-то живое существо: человек (с которым вы незнакомы) или симпатичное животное.

6.  По мере того как этот человек или животное при­ближается, постарайтесь внимательнее рассмотреть его.

228

Какого оно пола? Какой формы и размера? Если это существо — человек, обратите внимание на его лицо, волосы, глаза, фигуру.

7.  Если в присутствии этого человека или животного вы чувствуете себя уютно, безопасно и спокойно, зна­чит, это — Внутренний Наставник.

8.  Спросите, как его зовут, а потом попросите его о помощи.

9.  Поговорите с ним. Постарайтесь поближе познако­миться. Обсудите с ним свои проблемы, как бы вы это сделали с близким другом.

10.  Обратите внимание на все, что узнаете от этого Внутреннего Наставника. Он может сообщить вам что-то с помощью слов или символических жестов, указы­вая на что-то или достав какой-то предмет, олицетворя­ющий его совет.

11.  Договоритесь о том, как держать с ним связь, если вам снова понадобится его совет.

12. Как только будете готовы, медленно возвращайтесь в ту комнату, где сейчас находитесь, и откройте глаза.

Не расстраивайтесь, если вам не удастся с первого раза встретиться с Внутренним Наставником или получить от него какую-то информацию. Часто, для того чтобы это произошло, требуется несколько попыток. Ведь это суще­ство — часть вас самих, и, возможно, вы годами не уделяли этой своей части достаточного внимания. Поэтому, для того чтобы снова наладить с ней отношения, вам понадобится время и терпение.

Если, общаясь с Внутренним Наставником, вы испытывае­те неловкость и смущение, помните, что это лишь символ вашего внутреннего «я», интуитивная, мудрая, чувствитель­ная часть вашей личности, с которой вы обычно не поддер­живаете связи. Если вам удастся наладить с ней близкие отношения, вы сможете получить колоссальное количество

229

 

информации и советов по поводу ваших чувств, мотивов и поведения. Наставник может указывать вам, когда вы вре­дите своему здоровью, и предлагать что-то, что приведет вас к выздоровлению. Это еще одна возможность, которую мож­но использовать на благо своего здоровья

ПРЕОДОЛЕНИЕ БОЛИ

Ученые до сих пор точно не знают, что вызывает боль и как она связывает тело и психику. Это явление труд­но объяснимо на физиологическом уровне, но еще менее оно понятно, если рассматривать сложную взаимозависи­мую систему, в которую входят разум, тело и эмоции — ведь помимо того, что боль могут вызывать чисто физиоло­гические причины, она иногда возникает просто в результа­те стресса. Поэтому, имея дело с болью, мы должны учиты­вать не только физическое, но и эмоциональное состояние больного.

Для онкологических пациентов боль часто является са­мой страшной стороной болезни. Если у человека затекает от напряжения спина или после сна на неудобной подушке тянет шею, он чаще всего не станет придавать этому особого значения, но если вам поставлен онкологический диагноз, то любая боль, каждое напряжение приобретают особое значе­ние. Человек начинает беспокоиться по поводу малейшего неприятного ощущения, боясь, что оно может означать либо рецидив заболевания, либо новые метастазы.

В дополнение к этому совершенно невозможно сказать, что в данный момент вызывает боль, какая ее часть опреде­ляется физическими, а какая — психологическими причина­ми. Мы встречались со случаями, когда у двух пациентов были практически идентичные опухоли и по размеру, и по месту их расположения, и все же один из них испытывал сильную боль, а другой — вообще никакой. Причины такого различия могут объясняться какими-то физиологическими фак­торами, недоступными современному уровню научных иссле­дований. Но они, бесспорно, могут носить и психологический характер.

231

Эмоциональные компоненты боли

Боль связана с эмоциональным состоянием человека. В на­шей практике был случай, который это убедительно доказал. Когда Фредерик, врач по специальности, которому в то вре­мя было немногим за 40, поступил в наш центр, все говорило о том, что он скоро умрет. Он страдал раком мочевого пузы­ря с метастазами в печень. После удаления первичной опухо­ли его лечили химиотерапевтическими методами, но врачи ре­шили прервать это лечение, поскольку сочли, что оно не оказывает никакого воздействия на метастазы в почках. Не­смотря на тяжесть болезни и сильные боли, Фредерик был очень дисциплинирован, верил, что поправится, и всеми сила­ми боролся за жизнь.

Во время нашей совместной работы он понял, что источни­ком многих трудностей и стрессов в его жизни была та часть его личности, которая отличалась критическим отношением ко всему, требовала от него соответствия практически недо­сягаемым профессиональным стандартам и делала его непри­ятным для коллег. Одним из «преимуществ» болезни было то, что, обеспечивая получение страховки по нетрудоспособ­ности, она освобождала его от необходимости постоянного профессионального самоутверждения.

Несмотря на то что Фредерик был на грани смерти, он постепенно начал поправляться. Три раза в день он неукосни­тельно выполнял упражнение по расслаблению и визуализа­ции, и размеры его увеличенной печени стали уменьшаться, а вместе с этим стала ослабевать и боль. Вскоре он смог вер­нуться к некоторым прежним занятиям, а через пять месяцев после нашей первой встречи возобновил врачебную практику. Некоторое время спустя страховая компания сообщила ему, что прекращает выплачивать деньги по инвалидности. Во вре­мя этого телефонного разговора у Фредерика вновь появи­лись боли в печени, и с того момента его состояние стало ухудшаться. Через три месяца он умер. Тот факт, что боль возобновилась во время неприятного разговора со страховой компанией, дает нам право предположить, что между болью Фредерика — настоящей, реальной, физической болью и его эмоциональным состоянием существовала тесная связь.

232

Боль и сны

Еще одним подтверждением того, что у боли есть эмоцио­нальные компоненты, служат многочисленные сообщения па­циентов о том, что они часто просыпаются из-за острой боли. Нередко во время сна человек в своем бессознательном об­ращается к проблемам, которые никогда не решился бы рас­смотреть в состоянии бодрствования, поскольку они пред­ставляют для него слишком большую опасность. Содержание этих бессознательных мыслей может быть настолько непри­ятным, что вызывает физическую боль. Иногда по снам, оставшимся в памяти пациентов, можно догадаться об этом содержании. В таких случаях мы рекомендуем попытаться проанализировать страшный сон с помощью мысленного диа­лога с его персонажами. Попробуйте отнестись к этим фигу­рам как к Внутреннему Наставнику, пытающемуся дать вам какой-то важный совет.

«Награда» за боль. Как научиться не превращать боль в оправдание

Физическая боль выполняет иногда сразу несколько психо­логических функций. Онкологический пациент может пола­гать, что «преимущества» болезни — в виде возросшей люб­ви и внимания окружающих, возможности уйти от неприятной ситуации и т. д. — в большей степени вызваны его страдани­ями от боли, нежели просто самим фактом злокачественного заболевания — ведь боль напоминает о болезни с такой оче­видностью. Мы называем это «внешними вознаграждениями за боль», поскольку они служат для того, чтобы влиять на внешние условия — на окружающих людей и их отношение к больному.

Боль, как и рак, может служить человеку оправданием, позволяющим признать собственное значение и собствен­ные потребности. Если вам удастся разрешить себе попро­сить любви и внимания окружающих и освободиться от стрес­са, не прибегая к помощи боли, вы сможете ее уменьшить.

У боли есть и «внутреннее вознаграждение». Некоторые из наших пациентов, например, прибегают к физической боли

233

как к предлогу, позволяющему им не обращаться к эмоцио­нально болезненным жизненным ситуациям. В этом случае физическая боль может служить бессознательной заменой эмоциональной боли, поскольку физическую боль нередко легче перенести, особенно если человек боится, что у него не хватит сил справиться с болью эмоциональной или он давно потерял надежду разрешить психологический конфликт.

Поэтому при выяснении причин физической боли мы ре­комендуем вам рассмотреть возможную «выгоду», которую эта боль могла бы вам предоставить. В результате такого самоанализа вы сможете пересмотреть некоторые из своих представлений и поведение, способствующее возникновению боли. \

Спросите себя:

«Для чего мне нужна эта боль?

Какую цель она преследует?

Что она разрешает мне делать или не делать?

Какую выгоду я от нее получаю?»

Нередко бывает, что на эти вопросы трудно найти ответ. Сознание попытает­ся заверить вас: «Эта боль мне не нужна. Она вовсе не служит никаким целям. Она мешает мне сделать то, что я хочу». Очень важно перешагнуть через эти заверения. Для того чтобы ответить на все поставленные вопросы, бывает полезно обратиться за помощью к тем из близких людей, кто не станет скрывать от вас правду, или же к профессионально­му психологу-консультанту.

Способы преодоления боли

Поскольку боль нередко бывает связана со страхом и напря­жением, многие из наших пациентов замечают, что когда они начинают регулярно выполнять упражнения на релаксацию и визуализацию, боль уменьшается. Мы объясняем это двумя причинами. Во-первых, расслабление снижает мышечное на­пряжение, которое в свою очередь уменьшает боль. Во-вто­рых, благодаря работе с мысленными образами у пациента постепенно формируется установка на выздоровление, его страх исчезает, а это в свою очередь снижает мышечное напряже­ние и таким образом влияет на уменьшение боли.

В этой главе описаны наши способы работы с болью. Обыч­но мы начинаем с того, что помогаем пациентам понять роль

234

эмоциональных моментов, просим обратить внимание на то, когда и почему возникает боль, от чего зависит ее интенсив­ность, при каких условиях пациент совсем, либо почти совсем ее не испытывает.

Затем мы описываем методики, которые можкно использовать для уменьшения боли.

Осознайте, как вы сами содействуете боли                                                            

Боль никогда не бывает постоянной, хотя пациенты нередко описывают ее именно так. Если бы вы стали вести регистра­цию своей боли, вы бы обнаружили, что бывают моменты, когда она полностью оставляет вас, когда боль минимальна и когда она имеет разную интенсивность. Хорошо было бы проследить, о чем вы думаете и что происходит в вашей жиз­ни в каждый из этих моментов.

Например, пациент может рассказывать, что когда он про­сыпается, то не чувствует боли, но стоит ему подумать о том, что нужно встать, как боль тут же возвращается. Анализируя мысли, которые ему пришли в голову в тот момент, он может вспомнить, что тогда вдруг подумал о своей болезни, о том, что не может вести себя, как раньше. Когда же он все-таки встал, то какое-то время испытывал боль не слишком силь­ную, но стоило ему услышать телефонный звонок, как боль резко усилилась.

Для нас такой рассказ означал бы, что в данном случае боли способствует общая негативная установка пациента. Вместо того чтобы представлять себя сильным и способным справиться с бытовыми трудностями, он напоминает себе о болезни, заранее думает о том, как нелегко ему будет что-то сделать. В довершение всего он ждет неприятностей от теле­фонного разговора. В этом случае мы бы спросили его, от кого он ждал звонка, как представлял себе возможный разго­вор и почему считал, что не сможет справиться с возникшей ситуацией.

Если больному удастся осознать те установки, которые влияют на боль, он получит возможность как-то изменять свои мысли. Для того чтобы усилить положительные ожида­ния, больной мог бы чаще выполнять упражнение на релакса-

235

цию и визуализацию. Изменив способ реагирования на неиз­бежные ситуации, он стал бы менее уязвим для возможных стрессов. Понимание того, как человек сам способствует воз­никновению боли, является первым важным шагом к тому, чтобы она стала меньше.

Работа с мысленными образами для уменьшения боли

Рассматривая вместе с нашими пациентами способствующие возникновению боли эмоциональные компоненты, мы одно­временно применяем три способа непосредственной борьбы с болью с помощью мысленных образов. К ним относятся

зри­тельное 1.представление целительных силсамого организма,

установление

2.связи с болью и

3.зрительное представление боли (все эти способы основаны на работах доктора Шили из Цен­тра боли и реабилитации в Лакроссе, штат Висконсин, и док­тора Бреслера из клиники терапии боли Медицинского кол­леджа при Калифорнийском университете). Пробуйте все три способа, пока не выберете наиболее подходящий для вас. Об­ращайтесь к каждому из них по мере необходимости. Не бойтесь, что из-за слишком частого применения упражнения станут помогать хуже. Мы хотели бы надеяться, что, отталки­ваясь от наших методик, вы сможете найти свои собственные способы преодоления боли.

Зрительное представление целительных сил своего организма

Цель данного упражнения — помочь человеку мобилизо­вать целительные силы организма и направить их к больно­му месту, чтобы устранить существующие нарушения и та­ким образом уменьшить боль. Выполняя данное упражнение, вы усиливаете веру в свою способность управлять болью и происходящими в вашем организме процессами, уменьшая страх, который часто является одним из компонентов боли.

1. Начните с упражнения на расслабление, приведенно­го в главе 11.

236

2. Представьте себе, что ваши лейкоциты (или какой-то иной символ целительных сил вашего организма) от­правляются на разведку, чтобы выяснить, в чем причи­на испытываемой боли. Постарайтесь увидеть этих «раз­ведчиков» как можно отчетливее. Пошлите их к тому месту, где вы ощущаете боль.

3.  Если лейкоциты (или какой-то другой выбранный вами образ) обнаруживают раковые клетки, представь­те себе, как лейкоциты нападают на них и уничтожают, оставляя после себя чистую и здоровую ткань, совер­шенно свободную от боли.

4.  Если эти лейкоциты (или ваш собственный мыслен­ный образ) находят не рак, а напряженные болезнен­ные мышцы или связки, то представьте себе, что эти мышцы или связки расслабляются. Постарайтесь по­чувствовать расслабление в этой области, мысленно вообразите, как они расслабляются, подобно натянутой и отпущенной резинке.

5. Обратите внимание, что, по мере того как вы удержи­ваете в воображении образ расслабляющихся мышц и связок, боль постепенно уменьшается и может даже полностью отступить.

6.  Мысленно похвалите себя за то, что принимаете уча­стие в преодолении боли, а затем вернитесь к своей обычной деятельности.

Налаживание связи с болью

С болью, как и с Внутренним Наставником, можно устано­вить связь и вести мысленный разговор. И в том, и в другом случае вы можете многое узнать об эмоциональных слагае­мых вашей боли и заболевания. Например, Гвен, о которой мы уже рассказывали в главе 15, почувствовав боль, обрати­лась за советом к своему источнику мудрости — «доктору Фрицу». Он объяснил ей, что причиной боли являлось не­желание выполнять данное обещание. Когда, последовав его совету (на самом деле — своему собственному пониманию ситуации), она отказалась от обещания (речь шла о поездке

237

к дочери), боль прошла. Никто не сможет назвать причину ваших неприятностей лучше, чем вы сами.

1. Начните с упражнения на расслабление, приведенно­го в главе 11.

2.  Представьте свою боль в образе какого-нибудь су­щества   Постарайтесь как можно подробнее его рас­смотреть.

3 Попытайтесь завести разговор с этим существом. Спросите его, почему оно здесь, каковы его цели. Вни­мательно выслушайте ответы.

4. Теперь спросите это существо, эту боль, что вы мо­жете сделать, чтобы от нее избавиться. Внимательно выслушайте, что оно вам сообщит.

5.  Откройте глаза и начните выполнять его советы. Обратите внимание, уменьшается ли ваша боль.

6 Поздравьте себя с тем, что вам удалось уменьшить боль, и возвращайтесь к обычной деятельности.

Зрительное представление боли

Еще один способ уменьшения боли состоит в том, чтобы пред­ставить себе, как она выглядит. Как и первое упражнение, этот метод направлен на усиление веры в собственную спо­собность управлять процессами, происходящими в организме

1.  Начните с упражнения на расслабление, приведенно­го в главе 11.

2.  Сосредоточьтесь на боли. Какого она цвета? Поста­райтесь поточнее увидеть ее цвет, размер и форму. Это может быть ярко-красный шар, размером с теннисный мяч или грейпфрут.

3.  Мысленно удалите этот шар из своего тела и поме­стите его на расстоянии, скажем, метров трех от вас.

4.  Мысленно увеличьте этот шар до размера баскет­больного мяча. Затем уменьшите его до размеров го­рошины. Теперь пусть он станет такого размера, как

238

ему хочется. Обычно он возвращается к тому размеру, с которого началась визуализация.

5.  Начните изменять цвет шара. Сделайте его сперва розовым, затем бледно-зеленым.

6.  Теперь возьмите зеленый шар и поместите его об­ратно, в первоначальное место Обратите внимание, не удалось ли вам уменьшить боль.

7   Откройте глаза и возвращайтесь к каждодневным занятиям.

Удовольствие вместо боли

Некоторые из наших пациентов открыли для себя, возможно, наиболее продуктивный способ: они стараются заменить боль какими-нибудь удовольствиями. Они заметили, что если при появлении боли заняться чем-то приятным, приносящим ра­дость, боль ослабевает или даже вовсе исчезает.

Один из наших больных — Тим, хирург по профессии, страдавший болезнью Ходжкина, иногда испытывал настоль­ко сильные боли, что ему было трудно передвигаться. Од­нажды во время групповых терапевтических занятий мы пред­ложили ему попробовать порыбачить. Несмотря на то что место клева было в полумиле от нашего центра и Тим не был уверен, что сможет туда добраться, он все-таки решил попро­бовать и отправился на речку в сопровождении еще одного пациента

Когда они добрались до места, второму пациенту пришлось помочь Тиму приготовить удочку, но стоило Тиму ее забросить, как он тут же поймал форель. Боль моменталь­но покинула его. В течение примерно 45 мин они удили рыбу, и все это время Тим совершенно не испытывал боли. Более того, ему так хотелось вернуться и продемонстрировать всем свой улов, что он без труда дошел обратно.

Тим как врач знал, что такие вещи бывают, но не представ­лял, что они могут произойти с ним самим. На следующий день мы предложили ему партию в теннис, так как знали, что ког­да-то он был замечательным игроком, но уже два года — с

239

того момента, как ему был поставлен диагноз — не брал в руки ракетку. Мы подавали мяч так, чтобы он мог его отби­вать без особых усилий и чтобы ему не приходилось много двигаться по площадке. Через 30 мин мы прекратили игру, поскольку Тим несколько устал. Он сказал, что все это время не чувствовал боли. К его большому удивлению, следующие два дня она тоже практически не возвращалась.

То, что во время и после приятных физических упражне­ний боль отпускала Тима, может объясняться не только испы­тываемым удовольствием, но и тем, что он занимался физи­ческой деятельностью, которой лишал себя все это время из-за боли. Взаимосвязь разума, тела и эмоций построена на том, что улучшение физического состояния приводит к улучше­нию душевного состояния, и наоборот.

Мы ни в коей мере не можем обещать, что если вы прямо сейчас начнете заниматься активными физическими упраж­нениями, то у вас боль исчезнет, но мы много раз замечали, что, когда пациенты начинают испытывать боль, они прекра­щают заниматься тем, что доставляет им удовольствие. Иногда создается такое впечатление, что они просто наказывают себя за то, что испытывают боль, лишая себя даже тех удо­вольствий, которые остаются для них вполне доступными. Мы заметили, что участие в чем-то, что приносит человеку радость, одновременно приносит ему и уменьшение боли.

Однако если, несмотря ни на что, боль не утихает, попро­буйте обращаться с ней так же, как вы обращаетесь с раком в целом. Постарайтесь понять эмоциональные составляющие боли, исследуйте ее возможные причины, а затем разрешите себе удовлетворять свои эмоциональные потребности, не прибегая к боли, как оправданию. Тогда после того, как вы вновь утвердитесь в своей способности управлять происходящими в организме процессами и усилите свою установку на выздо­ровление, весьма вероятно, что боль исчезнет.

ФИЗИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ

Мы всерьез задумались о том, чтобы включить физические iупражнения в свою программу лечения, в 1976 г. — после встречи с доктором Джеком Скаффом, выдающимся кардио­логом, использующим физкультуру в качестве основного эле­мента лечения больных с заболеваниями сердца. Еще 10 лет назад врачи полагали, что предложенная Скаффом довольно энергичная программа физических упражнений таких боль­ных скорее убьет, чем вылечит. Обсуждая возможности, ко­торые подобная программа открывает для онкологических больных, мы обратили внимание, что те из наших пациентов, у кого дела обстоят наиболее успешно, продолжали весьма энер­гично заниматься спортом даже после того, как у них обнару­жили рак, и все они отличались худощавостью и подвижно­стью.

Основываясь на этих предварительных наблюдениях, мы стали изучать медицинскую литературу, чтобы выяснить, по­чему энергичные физические упражнения оказывают такое хорошее воздействие на кардиологических и онкологических больных. Один из первых фактов, бросившийся нам в глаза, заключался в том, что уровни кардиологических и онкологи­ческих заболеваний росли параллельно друг другу вместе с индустриализацией общества. Степень заболеваемости раком и болезнями сердца резко возрастала по мере того, как жизнь становилась все более изобильной (люди получили возмож­ность переедать), более сидячей (уменьшилось количество не­обходимых физических усилий) и гораздо более напряжен­ной.

В 1911 г. один из первых известных исследователей онкологических заболеваний Джеймс Юинг обратил внима-

241

ние, что зажиточные и мало работающие люди болеют раком чаще, чем бедные и много работающие. Юинг объяснял это недостатком физической нагрузки у принадлежащих к выс­шим классам людей. В 1921 г., анализируя истории болезни 86 000 скончавшихся пациентов, И. Сильвертсен и А. У. Даль-стром обнаружили, что наиболее высокая смертность от рака была среди тех, кто по роду своих занятий тратил мало мышечных усилий, и наоборот, среди тех, чей труд был связан с максимальными мышечными нагрузками, уровень смертности от рака был минимальным. Говоря о том, что рак, по всей видимости, является продуктом «эпохи машин», названные авторы указывают, что в странах, находящихся на относительно невысоком уровне промышленного развития, уровень онкологических заболеваний тоже сравнительно низок.

Эту мысль подтверждают и исследования, проведенные на животных. В 1938 г. Сильверстен обнаружил, что у груп­пы мышей с неограниченным питанием и низкой физической активностью заболеваемость раком достигала 88 %, тогда как у того же особо подверженного раку вида мышей ее можно снизить до 16 %, уменьшив калорийность пищи и повысив ежедневную физическую нагрузку. Значительное замедление роста опухолей у лабораторных животных, под­вергавшихся повышенной физической нагрузке, показали и другие исследования, в частности опыты, проведенные Ру-шем и Клайном.

О потрясающих результатах своих исследований сооб­щили в 1960 г. С. Хофман и К. Пашикис. Мышам, которым были пересажены раковые клетки, они вводили вытяжку из мышечной ткани от мыши, только что подвергнувшейся силь­ной физической нагрузке. Введение такой вытяжки приво­дило к уменьшению роста опухоли, а в некоторых случаях даже к ее исчезновению. Введение вытяжки из мышечной ткани от мыши, не подвергавшейся специальным физичес­ким нагрузкам, не оказывало на рост опухоли никакого вли­яния.

242

В работах Ганса Селье и других исследователей стресса высказывается предположение, что связь между физически­ми упражнениями и снижением заболеваемости раком может быть объяснено тем, что в этом случае наблюдается адек­ватный способ разрядки стресса. Ряд опытов показал, что когда животных снова и снова подвергают стрессу и при этом не предоставляют организму возможности для физи­ческой реакции на него, их состояние начинает постоянно ухудшаться. Если же подвергающимся стрессу животным дать возможность отреагировать на него с помощью увели­чения физической нагрузки на организм, нанесенный вред оказывается минимальным.

Эти факты и результаты других экспериментов, сви­детельствующих о том, что энергичные физические действия стимулируют работу иммунной системы, доказывают, что фи­зические упражнения — один из лучших способов адекват­ной разрядки психологического стресса, который одновременно стимулирует естественные защитные механизмы человека на борьбу со злокачественными опухолями.

Физические упражнения влияют не только на тело чело­века, они способны приводить к значительным психологи­ческим изменениям. Как показал ряд исследований, для лю­дей, регулярно занимающихся физкультурой (особенно сочетанием ходьбы и бега трусцой), свойственны большая гибкость взглядов и представлений, ощущение самодоста­точности, твердое представление о себе, высокий уровень самооценки. Они менее склонны обвинять в своих бедах окружающих и реже впадают в депрессивные состояния. Создается впечатление, что такие люди в целом обладают более здоровым психологическим складом, что часто связы­вают с благоприятным прогнозом на развитие онкологиче­ских заболеваний.

Для нас эти сведения особенно важны, поскольку, как мы видели, депрессия является одним из важнейших, способ­ствующих как возникновению рака, так и его неблагопри­ятному течению,  эмоциональных факторов.  Поскольку

243

недавние исследования свидетельствуют о влиянии де­прессии на иммунную систему, физические упражнения как еще один способ борьбы с депрессивными состояния­ми становятся мощным средством для возвращения здоро­вья.

Кроме того, психологические изменения у людей, начав­ших регулярно заниматься физическими упражнениями, очень похожи на те изменения, которые мы считаем признаком благоприятного прогноза. Для нас это означает, что онколо­гические больные, у которых эти изменения произошли, про­живут дольше, чем предполагается. Собственно говоря, те из участвовавших в нашей лечебной программе пациентов, которым удалось добиться именно этих личностных измене­ний, намного пережили отведенный им врачами срок.

Регулярные физические упражнения способствуют подоб­ным личностным изменениям и другими способами Для того чтобы найти время для занятий физкультурой, необходимо составить четкое расписание, распределить ежедневные обя­занности, а это в свою очередь создает у человека ощущение, что он распоряжается своей жизнью.Такая положительная установка помогает создать способствующий выздоровлению эмоциональный климат.

И, наконец, физические упражнения приучают человека с вниманием относиться к физическим потребностям своего телаОщущение бодрости и здоровья, которое вы приобретаете в результате регулярных занятий, помогает вам увидеть в сво­ем теле друга, источник удовольствий, нечто достойное ваше­го внимания и заботы. Разрабатывая программу регулярных физических упражнений, вы как бы подтверждаете важность самого себя и своего тела.

Если физкультура повлияет на физиологические измене­ния вашей иммунной системы и, изменив психологическую установку, будет содействовать улучшению качества жизни и выздоровлению, то за это стоит взяться, не жалея времени и усилий

Насколько нам известно, никто до сих пор не включал физические упражнения в программу терапии онкологиче-

244

ских больных. Возможно, специалисты будут возражать про­тив введения таких занятий для больных с метастазами в костной ткани, для тех, у кого понижено содержание тромбо­цитов в крови (то есть нарушен процесс свертываемости крови) и у некоторых других больных, но мы считаем, что большинство пациентов даже с этими противопоказаниями могут заниматься какими-то физическими упражнениями. Главное, чтобы они делали это не спеша, не слишком энер­гично, внимательно следя за любыми признаками напряже­ния, появления боли и не забывая о том, что могут навре­дить себе.

По часу три раза в неделю

Предлагаемая программа основана на схеме, разработанной для кардиологических больных. Всех своих пациентов мы просим начинать заниматься по одному часу три раза в не­делю. Обратите внимание на то, что занятия должны продол­жаться в течение одного часа. Исследования показали, что если посвящать упражнениям менее одного часа в день, они не принесут столь значительных положительных результа­тов.

Если вы прикованы к постели и не можете шевелиться, мы бы посоветовали начать с визуализаций' мысленно пред­ставляйте себе, как вы занимаетесь физическими упражнени­ями. Это послужит толчком для формирования установки на большую физическую подвижность и одновременно под­твердит ваше внимание к потребностям своего тела. Если вы можете шевелить руками и ногами — выполняйте уп­ражнения в постели, а если вы в состоянии передвигаться по комнате или по дому, мы рекомендуем начать побольше хо­дить.

В качестве конкретного примера приведем страдающего лейкозом человека, который в данный момент проходит в больнице курс химиотерапии. Он получает снимающие силь­ные боли наркотики и парентеральное питание. Обычно в таких случаях подвижность человека ограничена, и един-

245

ственное, что он может сделать, — это с посторонней помо­щью добраться до туалета и обратно. Сначала он должен решить, в какое время он будет заниматься физическими упражнениями. Важно, чтобы этот час приходился на время, когда его меньше всего будут отвлекать — ну, скажем, с трех до четырех часов дня, когда у медсестер в больнице пересменка.

В его состоянии — лежа в постели — можно начать уп­ражнения с круговых движений руками и ногами. Постарай­тесь вращать ими как можно дольше, не вызывая, однако, сильной боли (даже если одна рука связана с капельницей, можно попробовать шевелить пальцами или даже кистью). После этого попробуйте приподнимать голову с подушки и опускать ее обратно. Все эти движения следует выпол­нять 4—5 мин. Затем можно мысленно представить, что вы занимаетесь любимым спортом — играете в теннис, плаваете, или просто идете по лесу в приятном для себя темпе. Какие бы занятия вы не представляли, важно, чтобы они были свя­заны с физической нагрузкой и доставляли вам удоволь­ствие. После 5-10 мин такой мысленной работы снова в течение 4—5 мин повторите физические упражнения — дви­жения ногами, руками, головой и т. д. Затем снова в течение 5-10 мин представляйте, как занимаетесь любимым видом спорта.

Повторив четыре раза сочетание этих двух видов дея­тельности — физических упражнений (в течение 5 мин) и работы с воображением (10 мин), позовите сестру и сходите в туалет (исключительно ради движения). Таким образом вы выполните часовую норму физических упражнений, которые следует повторять три раза в неделю, пока вы получаете па­рентеральное питание. Когда капельницы будут отменены, можно увеличить количество собственно физических движе­ний.

После выписки из больницы у такого пациента уже вой­дет в привычку три раза в неделю посвящать по одному часу физическим упражнениям. Этот час следует заполнять деятельностью, соответствующей физическому состоянию

246

человека. Надо стремиться к тому, чтобы весь час посвя­щать ходьбе, а затем сочетанию ходьбы и бега. Изменения в программе такого часового занятия должны произво­диться с учетом изменения физического состояния паци­ента.

Если же вы ходите и находитесь на амбулаторном ле­чении, но не привыкли заниматься физкультурой и не знаете, с чего начать, то в соответствии с исследованиями, на ко­торые мы уже ссылались, самым лучшим универсальным упражнением является сочетание ходьбы и бега трусцой, которому также следует посвящать три раза в неделю по часу. Однако не забывайте, что не так важна форма уп­ражнения, как его регулярность, а чтобы легче было делать что-то регулярно, необходимо подобрать такие занятия, которые были бы вам по душе. Поэтому, если вам больше нравится теннис или плавание и вы в состоянии ими за­ниматься, мы можем только поддержать ваш выбор. Помни­те, однако, что эта деятельность не должна наносить вам вред.

Для того чтобы проверить, не вреден ли вам выбранный вид физических упражнений, можно применить критерий, ис­пользуемый для кардиологических больных: верхняя грани­ца частоты пульса при физической нагрузке не должна пре­вышать 24-26 ударов за 10 с, то есть 144-156 в мин. Поскольку бывает не всегда просто во время упражнения измерить пульс, мы разработали нечто вроде «правила буравчика». Оно гла­сит: упражнение не причиняет вам вреда, если, выполняя его, вы можете говорить, пусть даже ваше дыхание будет при этом прерывистым.

Каждый раз, когда, делая упражнение в постели или во время ходьбы или бега, вы чувствуете, что задыхаетесь и не можете из-за этого говорить, необходимо снизить уровень активности. Если вы бежите — перейдите на ходьбу, если идете — остановитесь или посидите. Поскольку способность вести разговор обычно нарушается до того, как частота пульса достигает 26 ударов в 10 с, то наше правило будет удержи­вать вас в безопасных пределах.

247

Мы совершенно уверены, что физкультура будет содей­ствовать не только вашему физическому, но и душевному здоровью При этом не следует забывать, что только вы сами можете защитить себя от травм и перенапряжения. Помните о правиле безопасности физических упражнений, и вы не при­чините вреда своему здоровью Мы настоятельно напомина­ем, что вы сами несете ответственность за свои действия, по­этому постарайтесь не слишком увлекаться. Мы обращаемся с этой просьбой ко всем своим пациентам, и они очень редко наносят себе какой-то вред.

Наш опыт показал, что онкологические больные способ­ны на гораздо большую физическую активность, чем это обычно считается. Вспомним, например, случай Тима. Физи­ческие упражнения, которых он лишал себя в течение двух предыдущих лет, улучшили его здоровье и помогли спра­виться с болью. Один из наших пациентов со множествен­ными метастазами в костной ткани пробежал дистанцию ма­лого марафона (6,4 мили), а другой, с неоперабельным раком почки — половину большого марафона (13 миль). Еще один пациент, одновременно работающий у нас в центре психоло­гом-консультантом, недавно пробежал вместе с нами 26-миль­ную марафонскую дистанцию. После рака почки у него в течение четырех лет были метастазы в легком, но несмотря на это он не испытывал никаких трудностей с дыханием. Более того, вечером после пробега, когда мы легли спать, он отправился ужинать в ресторан. Насколько нам известно, это первый случай, когда человек с далеко зашедшим рако­вым заболеванием пробежал марафонскую дистанцию.

Возможно, наиболее убедительным из всего сказанного является то, что более половины наших больных, все из ко­торых с медицинской точки зрения были признаны неизле­чимыми, сохраняют стопроцентную активность по сравне­нию с их состоянием до обнаружения заболевания. Когда улучшается качество жизни человека, это сильно поддержи­вает его решимость жить и веру в возможность поправить­ся. И хотя ни один элемент нашей программы нельзя выде­лить в качестве главной причины улучшения качества жизни,

248

регулярные физические упражнения, без всякого сомнения, в большой степени этому содействуют.

Несмотря на нашу абсолютную уверенность в пользе ре­гулярных физических упражнений, мы бы воздержались да­вать советы относительно режима питания онкологических больных Результаты исследований взаимосвязи ракового заболевания с питанием достаточно противоречивы и не­однозначны, хотя в них и просматривается некоторая связь между уменьшением потребления калорий лабораторными животными и уменьшением заболеваемости раком, а так же замедлением роста опухоли. Но эти исследования прово­дились не на людях, а на животных в лабораторных усло­виях.

Поэтому мы можем посоветовать онкологическим боль­ным, страдающим от избытка веса, лишь уменьшить потребле­ние высококалорийной пищи, пока их вес не достигнет нор­мы Кроме того, мы бы рекомендовали избегать чрезмерного употребления алкоголя.

Опыт показывает, что регулярные физические упражне­ния способны принести большую пользу, поэтому мы настой­чиво советуем, вне зависимости от вашего физического со­стояния, немедленно разработать для себя программу таких упражнений. Их физические и психологические результаты могут сказаться незамедлительно.

СТРАХ РЕЦИДИВА БОЛЕЗНИ И СМЕРТИ

Все пациенты, участвовавшие в нашей исследовательской про­грамме в Форт-Уорте, поступали к нам в центр после того, как врачи определяли, что их болезнь неизлечима и что им осталось жить не более года. Несмотря на то что большин­ство этих больных пережили отведенный им срок, а у многих и до сих пор не выявлены никакие признаки болезни, у них постоянно существует вероятность рецидива заболевания с летальным исходом

Все онкологические больные боятся возвращения болез­ни, и для этого есть основания: нередко после курса лечения состояние пациента значительно улучшается, а затем заболе­вание возобновляется Больные, применяющие наш метод ле­чения, переживают это особенно сильно, поскольку рецидив ставит под сомнение и сам метод, и их способность добивать­ся необходимых для поддержания здоровья изменений. Мы поняли, что справиться с этими страхами можно лишь в том случае, если мы будем открыто обсуждать с ними возмож­ность рецидива болезни и смерти, продолжая поддерживать в своих пациентах веру в выздоровление. Очень важно объяс­нять больным, что психологические изменения, ведущие к вы­здоровлению, почти никогда не происходят гладко Могут быть ухудшения и улучшения.

Кроме этого, для любых изменений необходимо время, у нас нет точных научных данных о том, сколько времени нуж­но, чтобы изменения на психологическом уровне преврати­лись в физиологические сдвиги, ведущие к выздоровлению. Поэтому пациенты должны понимать, что любые изменения, которые будут происходить в их организме в ближайшие месяцы — и положительные, и отрицательные — представля­ют собой важную информацию для выбора пути к здоровью.

250

Рецидив болезни

Если человек заранее готов к возможности возвращения бо­лезни, это помогает значительно снизить страх рецидива. С самого начала нашей работы с пациентами мы вместе ис­следуем их самые худшие ожидания относительно возвра­щения болезни и разрабатываем план действий на тот слу­чай, если это случится. Мы рассказываем им о том, что обычно происходит, когда пациенту сообщают, что его болезнь вер­нулась. В таких случаях человек обычно переживает расте­рянность и смятение, ему начинает казаться, что «все конче­но». Многие говорят, что в этот момент «почва уходит из-под ног», и это ощущение может держаться в течение недели, а то и месяца, в зависимости от той эмоциональной поддержки, которую больной получает от окружающих. За это время пациент может пересмотреть свое отношение к данному ме­тоду лечения и даже вовсе от него отказаться. Мы настоя­тельно рекомендуем нашим больным в этот период не ждать от себя слишком многого. Им нужны силы, чтобы просто это пережить.

Мы просим, чтобы они постарались запомнить две вещи. Во-первых, в этот период надо непременно обратиться к ко­му-нибудь из окружающих — к домашним, друзьям или вра­чам, — чтобы те поддержали их своей любовью, своим пони­манием, даже в тяжелые моменты перепадов их настроения. Эта поддержка даст пациенту силы справиться с охватив­шим его отчаянием. Во-вторых, мы просим не делать серьез­ных выводов относительно того, чем в конце концов закон­чится их заболевание Если пациент придет к выводу, что в будущем его ждут такие же страдания, как сейчас, он может на эмоциональном уровне отказаться от борьбы, а это будет способствовать ухудшению физического состояния. Во вре­мя рецидива мы убеждаем рассматривать этот болезненный и страшный период как временное явление. Потрясение и растерянность непременно пройдут, и, когда это произойдет, они смогут начать спокойно и взвешенно оценивать проис­ходящее и думать о будущем.

251

Как только пациенты сообщают, что этот наиболее тяжелый период позади и они полны сил и решимости взглянуть на то, что происходит, мы начинаем вместе анализировать ситуацию. Мы рассматриваем рецидив не как поражение, а как имеющий важное психологическое значение сигнал организма. Он мо­жет означать следующее:

1.  Пациент не смог справиться со стоящими перед ним эмоциональными проблемами и бессознательно принял решение сдаться. Рецидив служит сигналом того, что ему необходимо обратиться за помощью к психотерапевту, для того чтобы разрешить эти про­блемы.

2.  Пациент еще не научился удовлетворять свои эмо­циональные потребности иначе, чем с помощью болез­ни. В данном случае важно пересмотреть «преимуще­ства» заболевания и постараться найти новые способы удовлетворения потребностей.

3.  Возможно, пациент пытается произвести слишком много изменений в своей жизни одновременно. Это само по себе может стать источником сильного физиологи­ческого стресса, и организм хочет показать ему, что необходимо снизить темп и предъявляемые к себе тре­бования.

4. Пациент сделал какие-то важные изменения, но за­тем расслабился и впал в состояние благодушия. Мно­гие из наших больных рассказывали, что, как только непосредственная угроза миновала, им становилось трудно продолжать следовать по пути изменений. И это легко понять: человеку свойственно быстро реагировать на непосредственную опасность, но труд­но поддерживать новый тип поведения, если он не во­шел в привычку. Привычка приобретается только в результате регулярной практики и самодисциплины.

5. Пациенты не прислушались к своим эмоциональным потребностям. Их поведение продолжает быть направ­лено на саморазрушение, и организм напоминает им о

252

необходимости обратить внимание в первую очередь на эмоциональные потребности и здоровье.

Этот список, безусловно, далеко не исчерпывает всех воз­можных вариантов, и, для того чтобы выяснить значение каж­дого конкретного рецидива, может быть очень полезна по­мощь психотерапевта. Однако без активного участия самого пациента вряд ли удастся полностью разобраться в процес­сах, происходящих у него в душе.

Очень большую пользу в этом может оказать беседа с Внутренним Наставником (этот метод был подробно описан в главе 15). Мы рекомендуем пациентам хотя бы раз в день во время сеанса визуализации обращаться к своему внутрен­нему источнику мудрости и спрашивать его: «Какое значение имеет этот рецидив? Что он хочет мне сказать?»

Еще одно полезное упражнение в этой ситуации — поста­раться исследовать период, предшествовавший возвращению болезни. Какие события или изменения произошли у вас за это время? Что нового было в вашем поведении или дея­тельности? В ответе на эти вопросы большую помощь может оказать объективное мнение друзей или родственников, рабо­та с психотерапевтом. При анализе значения рецидива неред­ко выясняются очень важные вещи, полезные с точки зрения борьбы человека за свое здоровье. Это самое время для того, чтобы попробовать оценить свои усилия, направленные на возвращение здоровья, и подумать о том, не стоит ли в них кое-что изменить.

Смерть

Вероятно, из всех жизненных проблем самой эмоционально тяжелой и пугающей является проблема смерти. Смерть вы­зывает у человека такой страх, что в нашем обществе эта тема, по существу, является запретной. Не имея возможнос­ти открыто обсуждать — или даже просто признавать — смерть, мы тем самым способствуем усилению ее власти над нами, подкрепляем неопределенность своего отношения к ней. Как мы уже отмечали, большинство онкологических боль-

253

ных не столько боятся самой смерти, сколько того, что с этим связано. Их пугает перспектива медленного умира­ния, которое истощит родных и друзей как эмоционально, так и материально. Они с ужасом думают о предстоящих месяцах в больнице, вдалеке от близких, о бессмысленном, одиноком и полном страданий существовании. В их семьях нередко стараются избегать даже упоминаний о смерти. Когда больной только пытается заговорить о ней, он чаще всего слышит: «Не говори так! Ты не умрешь!» И поскольку человек не может обсудить проблему смерти даже с самыми близкими людьми, его страхи, не находя выхода, продолжают копиться и расти (в следующей главе мы подробнее оста­новимся на том, насколько важно открыто говорить о смер­ти).

По словам одного из ведущих специалистов по вопросам смерти и умирания Элизабет Кублер-Росс, несмотря на все­общее стремление избежать разговоров о смерти и дети, и взрослые всегда инстинктивно чувствуют, когда смерть не­минуема. Кроме того, Кублер-Росс заметила (и мы, исходя из собственного опыта, можем это подтвердить), что доволь­но часто люди не дают себе разрешения умереть. Они про­должают держаться за жизнь, потому что кто-то из близких или даже борющихся за их жизнь медиков не может сми­риться с их смертью. Эти люди испытывают двойную на­грузку — с одной стороны, они знают, что умирают, а с другой - чувствуют, что нельзя показывать вида окружаю­щим.

В самом начале своей работы нам пришлось пережить не­сколько тяжелых ситуаций, болезненных как для нас самих, так и для наших пациентов. Это заставило нас пересмотреть свое отношение к смерти и показало необходимость открыто говорить с пациентами об их праве отвечать не только за свою жизнь, но и за смерть.

У некоторых из наших первых пациентов возникло ощу­щение, что мы дали им ключ к стопроцентному выздоровле­нию. Они думали: «Конечно! Я готов с этим справиться!», а затем, как выяснилось позже, чувствовали себя виноватыми

254

в том, что им этого не удалось. Эти пациенты приезжали в Форт-Уорт примерно 3-4 раза в год, проходили недельные курсы психотерапии, а затем возвращались домой. Мы под­держивали с ними связь и иногда во время своих поездок по стране навещали их. В какой-то момент они вдруг пере­ставали нам звонить, а через некоторое время приходило сообщение от кого-нибудь из их близких, что они сконча­лись.

Поскольку мы принимали в этих людях большое участие, нас удивляло и обижало то, что их последние дни проходи­ли без нас. В конце концов нам передавали их слова: «Ска­жите Карлу и Стефани, что, несмотря ни на что, их метод работает» или: «Передайте им, что это не их вина». И тогда нам стало ясно: наши пациенты чувствовали, что, поскольку мы стремились помочь им выздороветь, они были обязаны оставаться жить, чтобы доказать правильность нашего мето­да. Смерть таким образом для них означала, что они подве­ли и себя, и нас. Со временем мы поняли, что раз пациенты могут влиять на течение своей болезни, направляя его к здоровью и жизни, то следует признать, что они могут — и имеют полное право — если захотят, направлять его в сто­рону смерти.

Как начать говорить о смерти

Теперь в рамках нашей программы мы стараемся освободить своих пациентов от этого чувства вины и помочь им разо­браться со своими страхами и представлениями о смерти. Когда люди могут открыто взглянуть на возможность смер­тельного исхода, это не только снижает уровень их тревоги, но, по-видимому, и уменьшает физическую боль, связанную со смертью. Более того, теперь редко кто из наших пациентов умирает мучительной и болезненной смертью. У очень мно­гих из них активность снижается только за неделю или две до смерти, и многие из них умирают в окружении близких дома или в больнице, куда поступают буквально за несколько дней до конца. Мы объясняем это изменение «качества» смерти

255

возможностью честно и открыто взглянуть на связанные с ней страхи и признать ее приближение, когда человек чув­ствует, что смерть уже недалеко.

Мы начинаем разговор о смерти и возможности рецидива болезни на групповых занятиях в течение первой недели курса лечения. Мы говорим о том, что, возможно, в будущем кто-то из больных решит, что пришло его время умирать, и просим их сообщать нам о таком решении, заверяя, что будем поддер­живать и заботиться о них в период умирания не меньше, чем поддерживали и заботились во время их борьбы за жизнь. Они имеют полное право перестать бороться и отказаться от жизни.

Мы обращаем внимание наших пациентов и еще на одну очень важную вещь: вне зависимости от того, умрут они от рака или нет, им уже удалось улучшить качество своей жиз­ни — или качество своего умирания — и проявить неверо­ятную силу и мужество.

Из историй пациентов

Приведенные ниже факты показывают весь спектр пережи­ваний, которые испытывали наши пациенты в связи с пробле­мой смерти.

Фредерик

В главе 16 мы уже рассказывали о Фредерике, который начал работать с нами, когда летальный исход казался неминуем. В начале он принялся за работу с большим энтузиазмом и за первую неделю, проведенную в нашем центре, достиг больших успехов в изменении своего эмоционального состояния. Но к концу недели стало ясно, что многие его трудности так и остались неразрешенными, и мы ожидали, что, когда он вер­нется домой, ему будет тяжело и психологически, и физи­чески.

Он позвонил нам через два дня после приезда домой и продолжал звонить каждые два дня. Фредерик находился в

256

подавленном и тревожном состоянии, его здоровье постоян­но ухудшалось. Четвертый разговор состоялся у нас при­мерно на десятый день после его возвращения домой. Фре­дерик был очень слаб и близок к смерти. Он ничего не ел и переживал эмоциональное истощение и подавленность. По­стоянно требуя от себя каких-то значительных психологи­ческих свершений, он еще больше способствовал ухудше­нию своего состояния. Мы предложили ему на некоторое время прекратить борьбу, попробовать просто плыть по те­чению и посмотреть, что будет. Мы, конечно, понимали, что если он ослабит борьбу, это может ускорить приближение смерти, но он и без того уже ускоренно двигался в этом направлении.

В течение следующих трех дней Фредерик находился в полубессознательном состоянии и почти все время спал. Поз­же он рассказывал, что понимал тогда, что смерть очень близ­ка, но несмотря на это был спокойнее, чем раньше. В этом состоянии Фредерик пережил нечто, похожее на сон, когда он должен был сделать сознательный выбор между жизнью и смертью

. Он выбрал жизнь и тут же пришел в себя, повер­нулся к жене и впервые за три дня заговорил с ней нормаль­ным голосом.Он попросил ее включить магнитофонную за­пись упражнения на расслабление и визуализацию и сразу же начал его выполнять. На следующий день он чувствовал себя немного лучше и начал есть Мы продолжали поддерживать с ним постоянную связь по телефону. Фредерик стал намно­го активнее, начал ходить в церковь, плавать в домашнем бассейне.

Через четыре месяца после того, как он побывал на гра­ни смерти, Фредерик возобновил свою медицинскую прак­тику. Но несколько недель спустя, когда ему позвонили из страховой компании и сообщили, что перестают выплачи­вать страховку по инвалидности, он очень расстроился. Этот телефонный разговор и связанные с ним переживания, по-видимому, послужили толчком для рецидива. Здоровье Фредерика быстро ухудшалось, злокачественные новообра-

9  Зле № 103

257

зования появились вновь, и очень скоро после этого он скончался.

Ким

Этой женщине было чуть меньше 40 лет, и у нее был рак молочной железы с множественными метастазами. Она с большим энтузиазмом отнеслась к нашей совместной работе и добилась хороших результатов в разрешении важных для нее эмоциональных проблем. В течение года состояние ее здоровья улучшалось, но вдруг болезнь вспыхнула с новой силой. Во время очередного посещения нашего центра она вновь обратилась к решению имевших отношение к ее бо­лезни психологических проблем.

Вернувшись после этого домой, она почувствовала, что не в состоянии мобилизовать необходимую для борьбы с заболеванием энергию. Дни стояли ветреные и холодные, и ей было трудно заставить себя выйти на улицу и заняться физическими упражнениями. Она перестала общаться с боль­шей частью своих друзей. Болезнь прогрессировала, и вмес­те с ней росло ее отчаянье. Однажды Ким позвонила нам и сказала, что у нее не осталось ни капли веры. Она забыла, что значит «быть здоровой», как же она может представ­лять себе, что она «становится здоровой»? Так же как и Фредерику, мы посоветовали Ким попробовать перестать бороться и посмотреть, что будет, если просто плыть по те­чению. Ким сказала тогда, что после наших слов почувство­вала большое облегчение.

Во время того же телефонного разговора мы открыто обсудили вероятность смерти в том случае, если она пе­рестанет бороться. На следующий день у нее было много дел — она сделала все, что полагалось по хозяйству, сварила обед и пообедала в кругу семьи. После обеда, сказав, что у нее болит голова, она поднялась к себе в комнату и легла отдохнуть. Через некоторое время кто-то из родственников заглянул к ней и увидел, что она тихо умерла во время сна.

258

Селеста

Во время нашей работы с 32-летней Селестой мы, пожалуй, ближе всего смогли соприкоснуться с процессом умирания. Наша совместная работа длилась два с половиной года, с того самого момента, как у Селесты была обнаружена запу­щенная лейомиосаркома. За это время Селеста пережила несколько периодов эмоциональных подъемов и спадов, ре­миссий и рецидивов болезни.

Примерно год тому назад у нее обнаружили метастазы в легких. Селеста позвонила нам и сообщила, что у нее сильные боли и скоро она умрет. Оставив все попытки повлиять на течение болезни, она стала готовиться к смер­ти. Несколько дней Селеста пролежала в постели, прини­мая обезболивающие, а ее друзья приходили к ней про­щаться.

Но через некоторое время Селеста вдруг увидела, что происходящее не совсем совпадает с той величественной кар­тиной смерти, которую она себе рисовала. Она лежит в по­лусознательном состоянии, принимает наркотики, которые не снимают боли, но из-за которых ей трудно соображать, ее мучает запор. Внезапно она поняла, что ей очень не хотелось бы, чтобы ее четырехлетний сын стал свидетелем такой смерти. Селеста вспоминает, что сказала себе тогда: «Нет, черт возьми, так умирать я не хочу!», прекратила принимать все лекар­ства, встала с постелии, вернулась к своим делам и начала подумывать о том, чтобы слетать на неделю в Мексику. Через несколько дней она уже сидела в самолете, практиче­ски не испытывая боли.

После возвращения домой на протяжении четырех меся­цев Селеста была в достаточно хорошем физическом состо­янии. Затем болезнь вспыхнула вновь. За некоторое время до этого скоропостижно скончался ее отец. Она тяжело переживала эту потерю и все выпавшие на ее долю хлопоты по поводу наследства. Почти сразу вслед за этим пришло сообщение, что у ее матери тоже обнаружили рак.

259

Недавно Селеста снова позвонила нам, чтобы сообщить, что опять готова умереть. Она добавила, что все еще верит в то, что могла бы выздороветь, но у нее просто не осталось на это сил. Она поблагодарила нас за совместную работу и сказала, что те эмоциональные изменения, которые произо­шли в ней за это время, позволяют ей теперь умереть спо­койно. После того как мы поделились своими чувствами и попрощались, она закончила разговор словами: «Но я хочу, чтобы вы знали, что если произойдет какое-нибудь чудо, я все-таки буду ему рада и с удовольствием снова поправ­люсь» .

Увидеть свою жизнь и смерть

Все три человека, о которых мы только что рассказали, на­учились пониманию того, что могут бороться за жизнь или оставить эту борьбу и начать двигаться по направлению к смерти. Очень важно, что каждый из них открыто рассмат­ривал возможность своей смерти и, по-видимому, сам решал, когда был готов умереть.

Чтобы вам было легче сформулировать свои представле­ния о смерти и умирании, мы приводим ниже упражнение по визуализации (можно было бы назвать его «направляемой фантазией» ), которое даст возможность более широко взгля­нуть на жизнь и ее закономерное завершение. Это упражне­ние — не «репетиция» смерти, оно скорее направлено на то, чтобы провести «общий обзор жизни» и человек мог уви­деть то важное, что он еще может осуществить. Оно помо­жет вам отказаться от старых предрассудков, представлений и поведения

 

 

 и будет способствовать формированию новых установок и чувств, новых способов отношения к жизни.

Это упражнение используется в психотерапии не только в связи с угрожающими жизни человека болезнями, и поэто­му мы приглашаем вас выполнить его, даже если вы не боль­ны раком. Оно поможет вам выяснить, является ли для вас рецидив заболевания синонимом смерти, есть ли у вас опре-

260

I

деленное представление о том, как вы умрете, как, по-вашему, будут реагировать на вашу смерть друзья и близкие и что произойдет после смерти с вашим сознанием.

Поскольку понятие смерти для многих людей связано с определенными религиозными представлениями, мы ста­рались составить инструкции таким образом, чтобы они не предполагали и не навязывали никаких конкретных религиозных установок. Постарайтесь перевести наши ука­зания на язык своей веры. Как и всегда при визуализа­ции, можно попросить кого-нибудь медленно прочитать эти инструкции вслух или заранее записать текст на магнито­фон.

1. Выберите тихую комнату, сядьте поудобнее и начни­те с упражнения на расслабление.

2.  Когда вы почувствуете, что полностью расслаби­лись, представьте себе, что врач сообщает вам, что у вас рецидив ракового заболевания (если у вас нет рака, представьте себе, что вам говорят, что вы умира­ете). Представьте все чувства и мысли, которые это сообщение у вас вызовет. Куда вы пойдете? С кем будете говорить? Что скажете? Не торопитесь, поста­райтесь представить себе все это в мельчайших под­робностях.

3. Теперь представьте себе, что вы постепенно умирае­те. Мысленно нарисуйте подробную картину ухудше­ния вашего здоровья. Постарайтесь сосредоточиться на всех подробностях процесса умирания. Осознайте, что вы потеряете, когда умрете. Дайте себе возмож­ность в течение нескольких минут пережить все эти

чувства и тщательно в них разобраться. i

4. Представьте людей, окружающих ваше смертное ложе.

Постарайтесь увидеть, как они будут реагировать на то, что теряют вас. Что они говорят, что чувствуют? Не спешите, подробно представьте себе все, что происхо­дит, включая момент вашей смерти.

261

5. Теперь вообразите, что присутствуете на своих похо­ронах или на церемонии прощания. Кого вы там види­те? Что чувствуют пришедшие люди? И снова не спе­шите,   дайте   себе   возможность   пережить   все   в подробностях.

6.  Представьте себя мертвым. Что происходит с ва­шим сознанием? Пусть оно попадет туда, где, по вашей вере, находится сознание после смерти. Оставайтесь там какое-то время и все прочувствуйте.

7.  Дайте возможность вашему сознанию отправиться во вселенную и встретить там то, что, как вы считаете, является источником или первопричиной вселенной. В присутствии этого источника оглянитесь на прожи­тую жизнь и вспомните ее во всех подробностях. Не спешите. Чем, из того, что было сделано, вы остались довольны? Что сделали не так? Какие обиды носили в себе в течение жизни? Какие из них живы в вас до сих пор? (Попытайтесь провести такой обзор своей жизни и задать себе эти вопросы вне зависимости от того, что, по вашим представлением, происходит с сознанием пос­ле смерти.)

8.  У вас теперь есть возможность вернуться на землю в новом теле и начать жизнь заново. Выберите ли вы тех же родителей или найдете новых? Какими каче­ствами они будут обладать? Будут ли у вас братья и сестры? Это те же самые братья и сестры или другие? Какую профессию вы выберете? Что самое главное из того, чего вы хотите добиться в этой новой жизни? Что будет для вас важно? Тщательно обдумайте все новые возможности.

9.  Осознайте, что этот процесс смерти и перерожде­ния в вашей жизни непрерывен. Каждый раз, когда вы меняете что-то в своих представлениях и чувствах, вы умираете и вновь рождаетесь. Теперь, пережив смерть и новое рождение в своем воображении, вы можете

262

увидеть, жизни.

как это происходит и в вашей реальной

10. Спокойно и не торопясь возвращайтесь обратно в настоящий момент времени. Будьте готовы снова вер­нуться к обычной жизни.

Последствия мысленного переживания процесса умирания и перерождения

Вряд ли стоит говорить о том, что люди реагируют на приве­денное выше упражнение по-разному, но есть в их реакциях и кое-что общее. Часто пациенты сообщают, что их пережива­ния собственной смерти оказались не столь болезненными и тяжелыми, как они предполагали раньше. Нередко во время этого упражнения им в голову приходят очень важные и глубокие мысли относительно того, что бы они могли сказать своим близким для облегчения им неизбежной боли и горечи утраты. Мысленно представляя свои похороны, человек обыч­но с облегчением убеждается, что жизнь его друзей и близ­ких продолжается, несмотря ни на что. К тому же ему неред­ко удается составить представление о том, какими бы он хотел видеть свои похороны.

Обычно и для больных, и для всех других людей, выпол­нявших это упражнение, наиболее полезной оказывается та его часть, в которой они оглядываются на прожитое. Это помогает человеку понять, каких изменений в своей жизни он хотел бы добиться. Мы всегда стараемся обратить внима­ние наших пациентов на то, что у них еще есть время, чтобы, воспользовавшись полученными во время подобной визуа­лизации знаниями, кое-что изменить в своей жизни. Тогда им не придется жалеть о том, о чем они сожалели во время воображаемой смерти. Представляя себе человека, которым бы они хотели стать, если бы получили возможность родить­ся заново, люди на самом деле решают, что бы им хотелось в себе изменить. Мы стараемся, чтобы наши пациенты попыта-

263

лись найти способ, чтобы стать таким человеком сейчас, в этой жизни.

С помощью этого упражнения мы надеемся показать, что путь к здоровью на самом деле является процессом пере­рождения. Разбираясь в том, что в вас происходит, исследуя возможности воздействия на состояние своего организма, вы тем самым способствуете отмиранию старых, неконструк­тивных представлений и создаете условия для рождения новых, положительных установок, новой жизни, даете себе возможность стать тем человеком, которым действительно хотели бы быть

ПОДДЕРЖКА СЕМЬИ

В нашем центре в Форт-Уорте существует правило: все паци­енты, которые собираются принимать участие в нашей про­грамме, должны приезжать вместе с мужем или женой, а если их нет — то с самым близким членом своей семьи. Иногда мы работаем с детьми пациентов или их братьями и сестрами. Это правило продиктовано двумя очень важными обстоя­тельствами. Во-первых, когда мы просим пациентов изменить свое отношение к болезни, начать регулярные сеансы визуа­лизации, заниматься физическими упражнениями и т. д., под­держка мужа, жены и всей семьи часто определяет, насколько пациент сможет со всем этим справиться

Другая, не менее существенная, причина состоит в том, что супруги и семьи больных часто нуждаются в поддержке не меньше, чем сами больные. Трудно придумать ситуацию, в которой бы человек чувствовал себя менее растерянным, обес­кураженным и так же не находил в себе достаточно понима­ния и сострадания, как когда он видит, что кто-то, кого он любит, болеет угрожающей жизни болезнью. И в то же время этот опыт, как ничто другое, способен обогатить ваши чув­ства, дать возможность глубоко пережить ощущение человеч­ности. В какие-то дни вы можете испытывать радость чистой любви и близости, а в другие — чувствовать невыразимую досаду и злость.

Понимание чувств больного и своих собственных

Главное, о чем мы бы хотели сказать в этой главе, — это необходимость понимать и принимать весь калейдоскоп воз­никающих чувств. Как для вас, так и для близкого вам чело-

265

века это будет время, заряженное эмоциями, и не все из них будут казаться вам «достойными» и «приемлемыми». Вы мо­жете почувствовать в себе злость, поймать себя на мысли, что «уж лучше бы он умер!» или испытать острое желание убе­жать куда-нибудь подальше. Очень важно и очень трудно научиться не осуждать себя за эти чувства. Попробуйте вме­сто этого принять то, что вы их переживаете, как факт и постараться не обвинять себя за это.

Когда люди сталкиваются с такой грозной болезнью, как рак, их чувства не могут быть «приличными» или «неприлич­ными», «зрелыми» или «незрелыми». Это просто чувства. Поэтому совершенно бесполезно говорить себе, что вы «дол­жны» чувствовать. Ваша задача заключается в том, чтобы научиться реагировать на эти чувства так, чтобы это приноси­ло наибольшую пользу вам и любимому вами человеку. Пер­вый шаг в этом направлении — осознавать свои чувства и чувства больного и понимать, что эти эмоции необходимы и уместны в борьбе с возможной смертью.

Все знают, что к больному необходимо относиться с пони­манием, терпением и состраданием. Постарайтесь применить те же принципы и в отношении к самому себе. Так же как вы принимаете страх, отчаянье и боль близкого человека, поста­райтесь принять и свой страх, свое отчаянье и свою боль. Невозможно переживать болезнь и смерть любимого челове­ка и при этом не думать о том, что и вы сами когда-нибудь будете умирать. Примите себя такими, какие вы есть, не суди­те себя строго.

Люди по-разному переживают кризисные ситуации. Ваша реакция на известие, что у близкого человека — рак, скорее всего будет похожа на то, как вы реагировали на тяжелые ситуации в прошлом. В этой главе мы бы хотели поддержать родственников онкологических больных и предложить им способы, которые помогли бы им справиться с некоторыми трудностями. Мы далеки от мысли описывать идеальную картину того, как семья «должна» вести себя в этой ситуа­ции, или намерений вызвать у кого-то чувство вины за то, что в предыдущий раз, когда кто-то болел, им все было

266

сделано «неправильно». С нашей стороны было бы по мень­шей мере неразумно предполагать, что в условиях большого потрясения вы сможете полностью изменить привычные для себя способы реагирования на кризисные ситуации. Мы стре­мимся лишь помочь родным больного понять и оценить труд­ности, с которыми им приходится сталкиваться, и предлагаем некоторые способы их преодоления.

Как достичь отношений искренности и поддержки

Когда люди узнают, что они больны раком или каким-то дру­гим угрожающим их жизни заболеванием, то у них могут возникать сильные колебания настроения. Страх сменяется гневом, жалостью к себе, ощущением, что они не в состоянии повлиять на собственную жизнь, и эти скачки настроения уже сами по себе могут пугать больного. Вначале, видя такую эмоциональную неуравновешенность любимого человека, окружающие тоже начинают испытывать страх, и вы, возмож­но, заметите, что стараетесь избегать общения с больным, по­скольку оно может приносить боль и растерянность.

Несмотря на всю тяжесть этих переживаний, очень важно в первые несколько недель после постановки диагноза зало­жить фундамент искренних и честных отношений. Нужно, чтобы больной ощутил, что ему разрешают выражать свои чувства и даже поощряют это. И вы, и все остальные члены семьи должны быть готовы к тому, чтобы выслушивать эти излияния, даже если что-то в вас этому сопротивляется. Если больной будет лишен возможности обсуждать то, что его так тревожит в настоящий момент — страх, боль, смерть, то у него возникнет ощущение одиночества. Ведь когда человек не может высказать то, что является для него самым главным, тогда он действительно одинок.

Для того чтобы как-то облегчить этот тяжелый период, необходимо поощрять любое открытое выражение чувств, просто выслушивать их, не давая оценки. Принимайте ваши собственные чувства и чувства больного как нечто естествен-

267                  

ное и необходимое. Затем попытайтесь увидеть то, что за ними стоит, и постарайтесь по возможности наиболее полно откликнуться на эту потребность больного, не теряя при этом ощущения своей собственной целостности и не предавая ин­тересов никого из членов семьи. Нет сомнения, что это по­требует от всех необыкновенного терпения, чуткости и пони­мания. Но, заранее зная, чего можно ожидать в подобной ситуации и как с ней лучше справиться, вы сможете легче ее пережить.

Поощряйте выражение чувств

Узнав о своей болезни, больные часто много плачут. Они оплакивают возможность собственной смерти и потерю ощу­щения, что будут жить вечно. Они горюют о потере своего здоровья и о том, что больше не являются сильными и пол­ными энергии людьми. Горе является естественной реакцией на данную ситуацию, и семья должна попытаться это понять и принять. Когда человек перед лицом смерти сдерживает свои чувства и не показывает вида, что ему больно, это не является признаком мужества. Мужество состоит в том, чтобы быть тем человеком, которым вы на самом деле яв­ляетесь, даже если окружающие будут судить вас по суще­ствующим меркам, диктующим то, как вам «надлежит» вести себя.

Единственную, но очень важную помощь, которую в дан­ной ситуации может предложить семья больному — это го­товность пережить все эти трудности вместе с ним. Если больной не говорит, что хочет остаться один, будьте с ним, предоставьте ему как можно больше физического тепла, бли­зости. Почаще обнимайте и дотрагивайтесь до него. Не бой­тесь поделиться своими чувствами.

По мере того как будет расти ваше понимание и изменять­ся восприятие происходящего, будут меняться и так называе­мые «недостойные» или «неправильные» чувства. Но они изменятся гораздо быстрее, если и вы, и больной, вместо того чтобы гнать их, позволите себе их пережить. Отрицание чувств лишает нас возможности узнать то, что они могли бы сказать:

268

ведь чувства — это тот самый опыт, на основе которого воз­никает новое понимание.

Более того, ничто не способствует укоренению «недостой­ных» чувств больше, чем наши попытки избавиться от них. Когда сознание отвергает какое-то чувство, это чувство «уходит в подполье» и продолжает влиять на поведение человека че­рез бессознательное, над которым человек практически не властен. И тогда вы попадаете в зависимость от этого чув­ства. Но если чувства принимаются, человеку гораздо легче освободиться от них или их изменить.

Какими бы ни были ваши чувства или чувства ваших близких, это нормально. Что бы ни чувствовал больной — это тоже нормально. Если вы замечаете, что пытаетесь повли­ять на то, что чувствуют другие люди, — остановите себя. Это может привести только к боли и нарушению связи меж­ду вами. Ничто не наносит такой вред отношениям, как ощу­щение человека, что он не может быть самим собой.

Слушайте и реагируйте, не поступаясь цельностьюсвоей личности

Когда человек, которого вы любите, переживает эмоциональ­ный кризис, вы готовы сделать все что угодно, лишь бы ему помочь. В таком случае лучше всего просто спросить боль­ного: «Могу ли я тебе как-то помочь?», а затем внимательно его выслушать. Помните, что в этот тяжкий период люди часто неправильно понимают друг друга, поэтому поста­райтесь за словами больного расслышать его истинную просьбу.

Если больной в этот момент испытывает к себе жалость, он может сказать что-нибудь вроде: «Ах, оставьте вы меня в покое! Самое плохое, что могло случиться, уже произошло!» Поскольку вам может быть не вполне ясно, что стоит за таким ответом, можно проверить, правильно ли вы его поняли, повторив: «Так ты хочешь, чтобы я оставил тебя в покое?», или: «Я не совсем понял, хочешь ли ты, чтобы я ушел или остался?» Таким образом и больной будет знать, как вы поня­ли его просьбу.

269

Иногда в ответ на вопрос вы услышите невыполнимые требования или просто взрыв накопившихся чувств. Тогда, спросив: «Могу ли я тебе как-то помочь?», вы получите в ответ что-то вроде: «Да, можешь. Можешь взять себе эту чертову болезнь, чтобы я смог жить, как все!» На это вы можете обидеться и рассердиться: вы предлагали человеку свою любовь и понимание и вам же за это досталось. В таких случаях у вас возникает желание ответить ударом на удар или замкнуться в себе.

Из всех возможных реакций такой уход в себя наиболее разрушителен для отношений. Сдерживаемая боль и обида почти неминуемо приводит к эмоциональному отчуждению, а это вызывает еще большую боль и обиду. В конце концов даже резкий ответ, который все-таки оставляет эмоциональ­ную связь между вами, лучше, чем отчуждение. Попробуйте, например, ответить следующим образом: «Я понимаю, тебе очень тяжело, ты злишься, и я не всегда могу сразу предска­зать твое настроение. Но когда я в ответ слышу такое, мне очень обидно». Этот ответ показывает, что вы принимаете чувства близкого вам человека и одновременно не скрываете ваших собственных переживаний.

Очень важно, чтобы вы старались сохранять верность са­мому себе. Если в ответ на предложение помочь вы получае­те заведомо невыполнимую просьбу, необходимо дать боль­ному понять, что ваши возможности ограничены: «Я хотела бы помочь тебе, но этого сделать я не в силах. Может быть, я могу помочь чем-то еще?» Такой ответ не закрывает возмож­ностей для продолжения отношений и показывает, что вы лю­бите и переживаете за близкого человека, но одновременно с этим вы определяете границы, в рамках которых вы можете и хотели бы действовать.

Еще одна трудность возникает в том случае, когда выпол­нение просьбы больного требует, чтобы были принесены в жертву интересы кого-то из членов семьи. Эту трудность нередко можно разрешить, если обе стороны с особой осто­рожностью разберутся в том, что стоит за предъявленной просьбой.        ,

270                   

Давайте в качестве примера возьмем разговор между взрос­лым сыном, которому приходится проехать 300 миль, чтобы навестить в больнице отца:

Сын. Папа, могу я тебе как-то помочь?

Отец. Можешь. Приезжай ко мне почаще. Мне гораз­до лучше, когда ты рядом.

Возможно, сыну очень хотелось бы выполнить просьбу отца, но он прекрасно понимает, какой нагрузки от него это потребует. Дорога очень дальняя, да и дома будут тяжело переносить его частое отсутствие. Кроме того, разобраться в этом вопросе мешает неразрешенное чувство вины или оби­ды, которое почти всегда присутствует в отношениях родите­лей и детей. В данном случае следующий шаг — за сыном. Он должен поделиться с отцом своими трудностями.

Сын. Папа, я очень рад, что для тебя важно, чтобы я приезжал, и мне приятно, что ты чувствуешь себя луч­ше, когда я здесь. Скажи, как часто ты хочешь, чтобы я приезжал? Я с удовольствием буду тебя навещать, но я не могу не думать о своей семье, а им не всегда просто переносить мое отсутствие. Поэтому мне приходится как-то учитывать и то, и другое.

Отец. Я вовсе не хочу быть тебе обузой. У тебя и без меня дел достаточно, так что можешь не беспокоиться. Чего там, я уже старик и, скорее всего, долго не про­тяну.

Здесь сын легко может отвлечься от главного вопроса и либо попытаться успокоить отца и убедить его в своей люб­ви, либо разозлиться на эту очевидную уловку, направленную на то, чтобы вызвать у него чувство вины. Если он поддастся любому из этих искушений, основная проблема так и останет­ся нерешенной. Поэтому сын должен не давать сбить себя с главной темы:

Сын (мягко). Папа, ты попросил меня навещать тебя, и мне бы очень хотелось выполнить твою просьбу. Но

271

ты мне сильно поможешь, если скажешь, как часто ты хочешь, чтобы я приезжал.

Отец. Ну, так часто, как сможешь. Тебе же лучше знать, когда ты сможешь.

На этом беседа может закончиться, и ни один из ее участ­ников не останется довольным. Поэтому очень важно, чтобы сын снова вернулся к своему вопросу.

Сын (спокойно, но достаточно твердо). Папа, как ча­сто ты хочешь, чтобы я тебя навещал? Мне очень нуж­но это знать. Добираться сюда неблизко. Я серьезно отношусь к своим обещаниям, и поэтому мне действи­тельно важно знать, как часто ты хочешь, чтобы я тебя навещал.

Отец. Ну, я бы хотел видеть тебя, когда ты только сможешь... Я бы хотел — каждые выходные... Я знаю, ты очень занят... Ну хотя бы, раз в месяц... Трудно сказать... Думаю, что если бы ты смог приезжать раз в месяц — это лучше, чем ничего.

Сын. Сюда долго ехать, и каждую неделю я, наверное, не смог бы... Но я бы хотел навещать тебя чаще, чем раз в месяц. Давай договоримся на раз в две недели. Мне кажется, что пока ты в таком состоянии — это нормально. А через месяц — посмотрим. Думаю, к тому времени тебе будет намного лучше. Но этот месяц я буду навещать тебя раз в две недели.

Отец. Ну хорошо. Я не хочу быть для тебя обузой. Думаешь, приятно болеть и заставлять всех менять свою жизнь?

Разговор может снова быть здесь закончен, хотя и в этом случае кое-что окажется недосказанным. Однако теперь уже стало понятно, что обидчивость и ворчливость отца отчасти объясняется тем, что ему трудно принять свою слабость и болезнь. Ему все еще нужны заверения, что его любят, и поэтому лучше всего было бы, если бы сын сказал следую­щее:

272

Сын. Папа, я понимаю, что тебе тяжело, но хочу, чтобы ты знал, как я тебя люблю и хочу быть с тобой. Для меня и для всех нас очень важно быть с тобой, пока ты болеешь. Это действительно требует от нас кое-каких дополнительных усилий, но для того-то и существуют родные люди. Я только хочу, чтобы ты знал, что я люблю тебя и всей душой желаю тебе поправиться.

Разговор заканчивается на мажорной ноте. Никто из со­беседников не испытывает обиды или чувства вины. Не ос­талось никаких недомолвок и недопонимания.

Для того чтобы общение было искренним и действитель­но помогало переносить трудности, необходимо проявлять чуткость к тому, что вы слышите и говорите. Ниже мы при­водим некоторые советы, которые могут помочь вашим близ­ким.

Старайтесь избегать фраз, отрицающих или отвергающих чувства больного, вроде: «Не говори глупостей, ты вовсе не умрешь!», «Не надо так думать!» или: «Перестань все время себя жалеть!» Помните, что вы ничего не можете поделать с чувствами больного. Вы можете их только выслушать. От вас даже не требуется их понимания. И уж конечно, не про­буйте их изменить, иначе вы добьетесь только того, что ваше­му близкому человеку станет хуже, ибо он придет к выводу, что его чувства для вас неприемлемы.

Вы не должны искать решения проблем больного за него или «спасать» его от тяжелых переживаний. Дайте ему воз­можность просто выразить свои чувства. Не пытайтесь стать для своего близкого психотерапевтом: из этого он может заключить, что вы не принимаете его таким, как он есть, и что его чувства должны быть другими. Лучшее из того, что вы можете для него сделать,— это принять и признать то, что он чувствует. Если можете — кратко обобщите то, что он переживает, фразой вроде: «Тебя все это очень расстраи­вает» или: «Как это все несправедливо!» Даже простой кивок в знак согласия или что-нибудь вроде «Конечно, я понимаю» могут быть лучше, чем любые слова, из которых больной мог бы понять, что его переживания для вас непри­емлемы.

273

Обратите внимание, не больше ли вы говорите, чем слуша­ете, и не заканчиваете ли вы фразы за больного. Если это так, подумайте, не стоят ли за этим ваши собственные тревоги и не лучше ли будет, если вы дадите возможность вести беседу самому больному.

Если вы будете меньше говорить, в вашем общении могут возникать долгие минуты молчания. В описываемой ситуации у людей обычно происходит серьезная внутренняя работа, поэтому вполне естественно, что и вы, и больной время от времени будете погружаться в себя, причем это не означает, что вы неприятны друг другу. Такое молчание может даже иногда привести к тому, что обычно замкнутый человек нач­нет делиться своими давно копившимися чувствами.

Если вы не привыкли к таким периодам молчания при общении — а большинство из нас стараются как-то запол­нить возникающие в разговоре паузы — молчание может вызвать у вас напряжение. Постарайтесь привыкнуть к нему и не испытывать неловкости. Когда люди не ощущают не­удобства во время подобных пауз, они начинают больше до­рожить беседой, поскольку не считают, что во что бы то ни стало должны разговаривать, и говорят только тогда, когда действительно чувствуют такую необходимость.

Помните, что ваши чувства часто отличаются от пережи­ваний больного. Вы можете быть озабочены практическими проблемами каждодневной жизни, а больной человек рядом с вами в это время весь во власти страха смерти и пытается найти смысл в своем существовании. Иногда у вас появля­ется ощущение, что вы начинаете понимать его чувства, и вдруг оказывается, что его настроение внезапно изменилось, и вы снова оказываетесь в полной растерянности. Все это вполне объяснимо: вы с вашим близким переживаете раз­личные жизненные ситуации и, естественно, по-разному на них реагируете.

В некоторых семьях, когда люди одинаково на все реаги­руют, это считается чем-то вроде доказательства любви и преданности. И если муж воспринимает что-то не так, как жена, она может подумать, что он от нее отдаляется; когда

274

реакция детей сильно отличается от реакции родителей, это может быть расценено как бунт. Требование, чтобы у всех были одинаковые, «приемлемые», чувства, всегда разрушительно влияет на отношения между людьми, но в период сильных эмоциональных потрясений оно становится практически не­преодолимой преградой. Дайте возможность проявиться раз­личиям.

Поддержка самостоятельности и инициативы больного

Каждая семья, в которой есть онкологический больной, хо­чет ему помочь и чувствует свою ответственность за его поддержку. При этом очень важно, чтобы родные больного не забывали о своих собственных потребностях и дали воз­можность больному самому отвечать за свое здоровье. Как вы уже знаете, в основе нашего метода лежит представление, что каждый пациент может активно влиять на свое выздо­ровление. Поэтому очень существенно, чтобы в семье к нему относились как к ответственному человеку, а не как к беспо­мощному ребенку или жертве.

Поддержка не должна превращать больного в ребенка

Насколько далеко должна распространяться ваша поддержка больного раком? Лучше всего, если вам удастся поддержи­вать больного, не превращая его при этом в неразумного ре­бенка. Когда родители считают, что их ребенок еще слишком мал, они не верят в его способность принимать решения и иногда могут его просто дезориентировать. Ниже приведен пример такого варианта отношения к больному.

Больной. Я боюсь этого лечения. Я его не хочу. Не думаю, что оно вообще мне поможет.

Ответ, умаляющий способности больного. Ну ты же

знаешь, что это необходимо! Это совершенно не больно и очень для тебя полезно. И давай больше не будем об этом говорить!

275

Лечение, о котором идет речь, может быть достаточно бо­лезненным, поэтому такой ответ является заведомой неправ­дой, он унижает больного, делает из него неразумного младен­ца и предполагает, что мы не верим, что он в состоянии сам распоряжаться своей жизнью.

Когда больной или кто-то из его близких испытывает страх, очень важно, чтобы они общались между собой как взрослые люди, реалистично и открыто обсуждая вероятность риска и возможную боль.Вот пример такой реакции на страхи паци­ента:

Ответ, поддерживающий больного. Я понимаю, тебе страшно. Я и сама побаиваюсь этого лечения и не очень разбираюсь во всех медицинских тонкостях. Но я — с тобой и буду с тобой все это время. Сделаю все что смогу, чтобы тебе было легче! Мне кажется, тебе стоит пройти этот курс. И еще мне кажется, что очень важно, чтобы ты, как и все мы, верил в то, что оно поможет.

Даже в тех случаях, когда раком болен ребенок, важно предлагать ему свою поддержку и не делать из него нера­зумного младенца. Если ребенок болен, это еще не означает, что он не в состоянии что-то решать. Кроме того, поскольку у детей чувства запрятаны не так глубоко, как у взрослых, и им не так свойственно осуждать себя за них, то дети часто гораздо лучше справляются с тяжелыми переживаниями, чем взрослые. Если вы не будете относиться к ребенку, как к маленькому, то покажете, что верите в него. Поэтому если ребенок боится лечения, можно ему сказать следую­щее:

Ответ, поддерживающий больного. Да, это может быть больно, понятно, что ты боишься. Но это лечение не­обходимо, чтобы поправиться, и я все время буду с тобой.

В этом последнем «Я буду с тобой» и заключается самое главное. Никакие уговоры и добрые слова не идут в сравне­ние с тем, что вы будете вместе с близким человеком, вне зависимости от того, сколько ему лет.

276

Поддерживайте, не стараясь «спасти»

Желание относиться к онкологическому больному, как к ма­ленькому, связано со стремлением стать его «спасителем». О роли «спасителя», которую бессознательно берут на себя люди, говорил основоположник транзактного анализа — Эрик Берн* и его последователь — Клод Стайнер, автор книг «Игры алкоголиков» и «Театр живых». Мы часто принимаем на себя эту роль, когда общаемся со слабыми, беспомощными и безвольными людьми, не способными отвечать за собствен­ную жизнь. На первый взгляд, «спасая» кого-то, вы помогаете этому человеку, но на самом деле вы лишь поощряете его слабость и бессилие.

Часто родственники больного попадаются в эту ловушку, поскольку тот нередко занимает позицию жертвы: «Я беспо­мощен и бессилен, попробуйте мне помочь». Позиция «спаси­теля» заключается в следующем: «Ты беспомощен и бессилен, но я все-таки попытаюсь тебе помочь». Иногда «спаситель» выступает в роли прокурора: «Ты бессилен и беспомощен, и в этом виноват ты сам!»

Стайнер назвал такие взаимодействия между людьми «иг­рой в спасение». Участники этой игры могут практически бесконечно меняться ролями. Тот, кто знает одну из ролей, всегда знает и вторую. Проблема состоит лишь в том, что, как и большинство всех остальных психологических игр, эта игра разрушительна. Тем, кто играет в ней роль жертвы, приходит­ся платить за нее слишком дорогой ценой: они лишаются способности самостоятельно разрешать трудности и привы­кают всегда занимать пассивную позицию.

С нашей точки зрения, ничто не может быть так губи­тельно для пациента, который должен взять на себя ответ­ственность за свое выздоровление, как подобная игра. Она обычно начинается с жалоб больного на боли, опустошен­ность и неспособность жить нормальной жизнью. «Спаси-

*См. Берн Э. Игры, в которые играют люди Люди, которые игра­ют в игры. — М.: Прогресс, 1988.

277

 

тель» пытается помочь, делая что-то за «жертву», «спасая» его от необходимости заботиться о себе. Такой «спаситель» ухаживает за больным, приносит ему еду и питье даже тогда, когда тот в силах сделать это сам. «Спаситель» может по­стоянно давать советы (которые обычно отвергаются) и выполнять неприятные обязанности, даже когда его об этом не просят.

Казалось бы, «спаситель» проявляет любовь и заботу, но на самом деле он лишает больного психологической и физи­ческой самостоятельности. В конце концов все может закон­читься тем, что больной почувствует злость и обиду — за то, что им манипулируют, а у «спасителя», который, опекая боль­ного, приносил в жертву собственные интересы и потребнос­ти, возникнет к нему враждебность, которая в свою очередь может породить чувство вины за это ощущение враждебнос­ти к больному человеку. Понятно, что в результате такого взаимодействия не выигрывает никто.

Скорее наоборот, оно служит изоляции больного. Когда кто-то с позиции силы пытается защитить больного (и ос­тальных членов семьи) от трудностей и особенно от проблем, связанных с вопросом смерти, это приводит к тому, что боль­ной и окружающие лишаются возможности прикоснуться к самым важным для них проблемам. Более того, это способ­ствует тому, что у всех членов семьи нарушается способность искренне выражать свои чувства.

Точно так же опасно стремление защитить больного от других трудностей, например, не говорить ему о том, что у его сына или дочери не все в порядке в школе. Если от больного что-то скрывают, полагая, что «ему и без того не сладко», это отдаляет его от семьи в тот самый момент, когда для него очень важно чувствовать эту связь и принимать участие в общих делах. Близость между людьми возникает тогда, когда они делятся своими чувствами. Как только чувства начина­ют скрывать, близость теряется.

Пациент тоже может принять на себя роль «спасителя». Чаще всего это происходит, когда он «оберегает» окружаю­щих, пряча от них свои страхи и тревоги. В этот момент он

278

начинает чувствовать себя особенно одиноким. Вместо того чтобы защитить семью, больной практически вычеркивает ее из своей жизни, а окружающие воспринимают это как отсут­ствие доверия к ним. Когда людей «спасают» от чувств, они лишаются возможности переживать и реагировать на них. Иногда это приводит к тому, что у родных больного сохраня­ются болезненные переживания уже после того, как он вы­здоровел или умер.

Точно так же, как близкие не должны пытаться уберечь больного от радостей и горестей семейной жизни, больной не должен стараться защитить их от болезненных переживаний. В конце концов, если чувства не скрывают, а выражают от­крыто, это только способствует психическому здоровью всех членов семьи.

Лучше помогайте, чем «спасайте».

Когда в семье, где один из супругов болен раком, начинается подобная «игра в спасение», это всегда легко заметить. Со­гласно представлениям, выработанным нашей культурой, если ты любишь человека, то в случае его болезни ты должен окружить его вниманием, взять на себя все его заботы и до такой степени во всем ему помогать, что ему вообще нечего будет делать. Такое отношение близких не оставляет боль­ным никакой возможности отвечать за свое собственное бла­гополучие, поэтому важно помогать человеку, а не подавлять его. Однако в реальной жизни бывает очень трудно опреде­лить границу между помощью и таким подавлением. Одним из отличительных признаков помощи является то, что, помо­гая человеку, вы делаете это потому, что хотите ему помочь, потому что это дает вам внутреннее удовлетворение, а вовсе не из-за того, что вы ждете от него чего-то в ответ. Каждый раз, когда вы начинаете сердиться или обижаться, можно с уверенностью сказать: вы сделали что-то, рассчитывая на оп­ределенную реакцию со стороны другого. Эта привычка мо­жет корениться в человеке очень глубоко, и, для того чтобы от нее отделаться, необходимо самым внимательным образом прислушиваться к своим чувствам.

279

Стайнер предлагает еще три способа, помогающих опреде­лить поведение «спасителя». Вы «спасаете» кого-то, если:

1.  Вы делаете для человека что-то, чего не хотите де­лать, и при этом не сообщаете ему, что делаете вопреки своему желанию.

2.  Вы начинаете делать что-то вместе с другим челове­ком и обнаруживаете, что он переложил на вас боль­шую часть работы.

3. Вы не всегда даете людям понять, чего бы вы хотели. Конечно, это не значит, что, выражая свои потребности, вы будете всегда получать желаемое. Не говоря о своих желаниях открыто, вы лишаете окружающих воз­можности на них реагировать.

Если вы обнаружите, что, вместо того чтобы помогать, «спа­саете» кого-то, помните: жизнь больного зависит от того, на­сколько он сможет использовать ресурсы своего собственно­го организма.

Поощряйте здоровье, а не болезнь

Если, для того чтобы поправиться, больные должны про­явить силу воли и взять на себя ответственность за свою жизнь, то друзья и близкие больного часто бессознательно мешают этому, потакая болезни. Нередко они проявляют максимум любви и заботы, когда человек слаб и беспомо­щен, а когда он начинает выздоравливать, их любовь и забо­та ослабевают.

Совершенно необходимо, чтобы жены, мужья, другие род­ственники и друзья больного поощряли его попытки влиять на свою судьбу. Их любовь и поддержка должны служить ему наградой за независимость и самостоятельность, а не за слабость. Если родные потакают его слабости, пациент бу­дет заинтересован в болезни, и у него будет меньше стиму­лов поправиться.

Чаще всего семья начинает «поощрять» болезнь, когда ее члены постоянно подчиняют свои собственные интересы по-

280

требностям больного. Если же в доме удается создать атмо­сферу, при которой учитывают нужды всех его обитателей, а не только больного, то это заставляет последнего использо­вать все внутренние ресурсы в борьбе за выздоровление.

Ниже мы приводим некоторые рекомендации, которые по­могут вам создать атмосферу поощрения здоровья:

1.  Не лишайте больного возможности самому забо­титься о себе. Очень часто близкие стремятся все сде­лать за больного, лишая его таким образом какой бы то ни было самостоятельности. Обычно это сопровожда­ется такими фразами, как: «Ты болен, и нечего тебе этим заниматься! Я сам все сделаю». Это может толь­ко усилить проявления болезни. Больным необходимо предоставлять возможность самим заботиться о себе, а окружающие должны хвалить их за проявление иници­ативы: «Какой ты молодец, что сам все это делаешь!» или: «Нам так приятно, что ты принимаешь участие в семейных делах!»

2. Обязательно обращайте внимание на любое улуч­шение состояния больного. Иногда люди бывают так заняты болезнью, что забывают прореагировать на ка­кие-то признаки улучшения. Постарайтесь замечать любые положительные изменения и показывать боль­ному, как они вас радуют.

3. Занимайтесь с больным какой-то деятельностью, не относящейся к болезни. Иногда создается впечат­ление, что кроме посещений врача, поисков лекарств и борьбы с трудностями, вызванными физическими огра­ничениями, в жизни больного и его близких не остает­ся никаких других занятий. Для того чтобы подчерк­нуть значение жизни и здоровья, необходимо уделять какое-то время совместным удовольствиям. Если у че­ловека рак, это отнюдь не означает, что он должен пре­кратить радоваться. Наоборот, чем больше радостей до­ставляет человеку жизнь, тем больше усилий он будет прилагать, чтобы остаться жить.

281

4. Продолжайте проводить время с больным, когда он начнет поправляться. Как уже говорилось, во мно­гих семьях, пока человек болеет, ему уделяют много внимания и заботы, но как только он начинает поправ­ляться, на него перестают обращать внимание. Посколь­ку всем приятно внимание окружающих, такая ситуа­ция будет означать, что человек получает любовь и заботу как бы в награду за болезнь и лишается их, когда выздоравливает. Поэтому необходимо следить за тем, чтобы в период выздоровления больному уде­лялось не меньше заботы и любви, чем во время бо­лезни.

Для того чтобы ваша помощь не превращалась в «спасе­ние» больного, каждый член семьи должен следить за тем, чтобы не забывать о собственных эмоциональных потребно­стях. Это, безусловно, нелегко, особенно если учесть, что в обществе существует представление об обязательности «са­моотверженного» поведения родных. Если вы приносите в жертву свои эмоциональные потребности, это в конце кон­цов вызовет у вас злость и затаенную обиду.

Возможно, вы даже не осознаете и не захотите признаться себе в этих чувствах. Когда, например, муж или жена больного с возму­щением стыдят детей за то, что те жалуются на необходи­мость менять что-то в своей жизни из-за болезни папы или мамы, какая-то часть их возмущения объясняется нежелани­ем признать собственные чувства подавленной обиды и до­сады.

Во многих семьях потребности больного ставят на первое место, поскольку бессознательно родственники считают, что больной умрет. Иногда эту установку можно услышать в следующих словах кого-то из близких: «Возможно, нам оста­лось провести с ней всего несколько последних месяцев, и я хочу, чтобы все было идеально». Такое отношение приводит к двум пагубным последствиям: затаенной обиде и формиро­ванию отрицательного ожидания. Как мы уже говорили, чув­ство обиды растет и у родственников больного, приносящих ненужные жертвы, и у самого пациента, который начинает ощущать, что семья ждет от него благодарности за свою са-

282

моотверженность. Если родным удастся, сохраняя серьезное отношение к больному, в большей или меньшей степени уде­лять внимание собственным эмоциональным потребностям, то это снизит вероятность обид и раздражения как с той, так и с другой стороны.

Кроме того, когда родные ради больного приносят себя в жертву, для него это может означать, что они считают его смертьнеминуемой. Если в семье откладывают обсуждение долгосрочных планов или вообще стараются о них не гово­рить, не упоминают о том, что кто-то из знакомых заболел или умер, для больного это служит знаком, что семья не верит в его выздоровление. Люди обычно избегают того, чего бо­ятся, поэтому подобные недоговоренности отражают их отри­цательную установку. Мы знаем, какую важную роль играет установка в исходе заболевания, и отрицательные ожидания близких могут сильно подорвать надежду больного на вы­здоровление.

Вести себя с больным необходимо так, чтобы было ясно, что вы ожидаете его выздоровления. Не обязательно верить, что он непременно поправится. Вы должны верить, что он может поправиться.

Другие представления, вольно или невольно переходящие от окружающих к больному, касаются их отношения к лече­нию и к лечащим врачам. Здесь тоже необходимо учитывать роль, которую положительные ожидания пациента и доверие к врачам играют в результатах лечения. Возможно, вам при­дется пересмотреть свою оценку и отношение к этим вещам так, чтобы они помогали пациенту поправиться. Вы входите в «группу поддержки» дорогого вам человека, и важно, чтобы вы поддерживали в нем именно стремление к здоровью.

Конечно, лучше всего, когда семья верит и в то, что паци­ент способен поправиться, и в то, что назначенное ему лече­ние — сильный и важный союзник. Мы понимаем, что требу­ем от вас слишком многого, поскольку семья, как и сам больной, находится в большой зависимости от существующего в на­шей культуре представления, что рак и смерть — это синони­мы. И все же постарайтесь помнить, что ваши установки име­ют для больного огромное значение.

283

Проблемы длительной болезни

Говоря о том, что в семье с онкологическим больным необхо­димо установить атмосферу честности, искренности и старать­ся не жертвовать потребностями семьи ради интересов боль­ного, мы исходили из того, что обычно болезнь продолжается многие месяцы, а то и годы. Если вам не удастся поддержи­вать открытость отношений и вы будете постоянно «спасать» больного, вы обречены на ложь. Когда человек пытается иг­рать положительную роль, но при этом не испытывает поло­жительных эмоций, это приводит к колоссальной трате энер­гии. Если вы не сможете честно и открыто обсуждать в семье вероятность рецидива и смерти, это может вызвать отноше­ния отчужденности и неловкости.

Кроме того, нечестность в словах повлияет и на физиче­ское состояние членов семьи. Длительная, возможно, смер­тельная болезнь уже сама по себе создает стрессовую ситуа­цию, и если вам не удастся открыто решать возникающие проблемы, она может пагубно сказаться и на вашем здоровье. Безусловно, честность в данных условиях сопряжена с болью, но наш опыт показывает, что эта боль — ничто по сравнению с тем одиночеством и изоляцией, которые возникают, когда люди не могут быть самими собой.

Напряженность ситуации и собственные эмоциональные потребности родных часто приводят к тому, что им не все­гда удается обеспечить так необходимую больному эмоцио­нальную поддержку. Однако нигде не сказано, что за теп­лом и поддержкой он может обращаться только к самым близким родственникам, и многие больные получают огром­ный эмоциональный заряд за пределами семьи, от друзей и знакомых. Если вы видите попытки больного установить какие-то отношения вне семьи, это отнюдь не означает, что семья не справилась со своей задачей — близким родствен­никам очень трудно удовлетворить абсолютно все эмоцио­нальные потребности больного, не забывая при этом и о своих интересах.

Большую пользу как больным, так и членам семьи может принести периодическое обращение к психологу-консультанту.

284

Он поможет разрешить многие трудности и окажет поддер­жку, часто необходимую в ситуациях, нередко вызывающих чувство вины у всех ее участников. При онкологических клиниках или отделениях часто существуют специальные психологические службы, предоставляющие пациентам и их семьям возможность получить консультацию по тем или иным вопросам. Все большее количество психологов, психотера­певтов и консультантов проходит специальную подготовку для того, чтобы работать именно с онкологическими боль­ными и их семьями, так что в большинстве районов можно найти квалифицированного психотерапевта или священ­ника.

Подобное семейное консультирование часто помогает со­здать атмосферу открытости и безопасности, в которой люди легче справляются с тревожащими их проблемами. Консуль­тирование может также принести пользу больным при рас­смотрении психологических причин, способствовавших воз­никновению онкологического заболевания.

Еще одна проблема, требующая открытости и честности от всех членов семьи — это финансовые трудности, неизбежно связанные с длительной болезнью. Очень часто из-за них родные больного переживают чувство вины, когда тратят какие-то деньги на свои нужды, ведь в нашем обществе принято, что все доступные денежные средства должны быть потрачены на потребности больного. У самого пациента это тоже вызы­вает чувство вины, поскольку он ставит свою семью в такую сложную финансовую ситуацию.

Если и больной, и его родственники считают, что смерть неизбежна, все эти переживания приобретают излишне пре­увеличенный характер. Семья часто настаивает на том, чтобы больной тратил деньги на себя, а больной полагает, что это «напрасная трата средств» и что они должны достаться тем, у кого еще «вся жизнь впереди». Немногие в состоянии легко справиться с этой проблемой и найти равновесие между все­ми финансовыми интересами. Это может получиться только при условии открытости и творческого подхода к разреше­нию трудностей.

285

Возможность для роста и развития

Несмотря на то что тяжелая болезнь близкого человека ста­вит перед вами много серьезных трудностей, если вы готовы попытаться открыто и честно преодолеть их вместе с боль­ным, то этот опыт может оказаться очень важным для ваше­го собственного личностного роста. Многие наши пациенты и их родные рассказывали, что открытость и искренность, возникшие во время болезни, сделали отношения в семье бо­лее глубокими и близкими.

Еще одним следствием такого опыта может быть то, что, столкнувшись с вероятностью смерти дорогого вам человека, вы в какой-то степени приходите к согласию и с собственны­ми чувствами по поводу смерти. Получив возможность кос­венно соприкоснуться со смертью, вы обнаруживаете, что она перестала казаться вам такой страшной.

Мы уже говорили, что иногда чЧеловек, оказавшийся лицом к лицу со своим онкологическим заболеванием и потратив­ший много усилий, чтобы научиться влиять на его течение, в результате становится намного психологически сильнее, чем до болезни. У него возникает ощущение, что он стал «больше, чем просто здоров». То же самое можно сказать и о родных больного. Те семьи, которые смогли открыто и честно отнес­тись к раку, становятся «более, чем просто здоровы». Вне зависимости от того, поправится больной или нет, его семья может обрести психологическую силу, которая пригодится им в дальнейшей жизни.